Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.
Область
Заразились
47835 +390
Выздоровели
40069 +395
Умерли
1076 +16
Россия
Заразились
2402949 +27403
Выздоровели
1888752 +28901
Умерли
42176 +569

«Программа показывает результаты». У системы поборов в школе №94 нашлись защитники

27 ноября 2015, 12:00
Части родителей учеников не важно, куда уходят деньги, ведь главное — что детей хорошо учат. Другие по-прежнему хотят прозрачности школьных финансовых потоков.

После публикации новости о том, что в школе №94 незаконно собирают деньги с родителей учеников, редакцию Портала 66.ru завалили письмами и звонками. Половина говорила, что всё, что мы написали, — вранье; а вторая половина, наоборот, хотела рассказать подробности «добровольных взносов». Все звонившие просили не называть их имен, боясь спровоцировать скандал и поставить под угрозу своих детей. Мы взяли диаметрально противоположные мнения двух мам. Имена в тексте вымышленные.

Напомним, что накануне в прокуратуру была отправлена коллективная жалоба от родителей учеников школы №94, которые считают, что перечислять деньги за обучение детей в благотворительный фонд, не получая взамен никаких документов, незаконно. Тем более что тех учащихся, чьи родители не смогли заплатить деньги, не допускают к занятиям, а школьникам, чьи родители внесли неполную сумму, не выдают учебники на дом.

Как рассказала журналистам Портала 66.ru мама одной из учениц школы Инна, она считает, что поборы в школе незаконны и на этом наживаются нечистые на руку бизнесмены.

По словам Инны, перед началом каждого учебного года в школе собирают родителей первоклашек. Им объясняют: если они хотят, чтобы дети учились по программе «Английский как второй», то им придется немного раскошелиться: 44 000 рублей — единоразовый взнос плюс сумма на учебники, которая варьируется от 6 до 13 тысяч. Кроме того, есть и ежемесячная плата за само обучение: 2 800 — по официальному договору со школой (за 5 часов языка) и 2 100 — благотворительный взнос еще за 5 часов английского, который уходит в благотворительные фонды «Академия добрых сердец» или «Уральская школа завтрашнего дня».

Инна, мама ученицы школы №94:

— Мы не против того, чтобы платить эти деньги, нас смущает то, что мы их перечисляем непонятному фонду. А в фонд поступают суммы немаленькие, ведь 44 тысячи тоже уходят им без всяких документов и договоров. Просто перечисляются на счет. Когда мы узнали, что в школе №145 идет тот же самый курс и там все деньги проводят официально, возникло много вопросов. У нас в договоре даже часы за «Английский как второй» не указаны. Только то, что курс идет 9 месяцев; то есть они в любой момент могут с десяти часов в месяц сократить до одного — и ничего им за это не будет.

Впрочем, примерно такая ситуация сейчас и получилась. С 1 декабря детям сократили число часов по программе с 10 до 5. Причин никто не объясняет.

Как рассказывает Инна, все говорят, что она пытается развалить программу «Английский как второй». Но по ее словам, она просто пытается избавиться от Тимофея Хоменко. Так как руководитель благотворительного фонда рассказывать родителям, на что уходят их деньги, отказывается. Один раз сообщил, что часть средств пошла на замену ламп в спортзале. Тогда же встал другой вопрос: почему это делается за счет родителей «английского» класса, а остальные четыре класса остаются в стороне?

Инна, мама ученика школы №94:

— Мужик каждый месяц получает по полмиллиона — и откровенно хамит. У него даже нет лицензии на осуществление общеобразовательной деятельности! Договор на программу «Английский как второй» заключен именно с гимназией, а не с фондом, и если мы исключим из посредников Тимофея Хоменко, ничего не изменится.

А вот вторая родительница по имени Антонина, у которой в школе в английских классах учатся двое детей, уверена, что в добровольных взносах нет ничего плохого. «У нас даже скидки есть за второго ребенка или за ребенка-отличника, так что сумма уменьшается», — объясняет Антонина.

Антонина, мама учеников школы №94:

— Программа показывала результаты, ведь выпускники школы учатся в лучших вузах не только страны, но и мира. Она дает учеников с восхитительными результатами. Эти суммы несопоставимы с оплатой любых языковых курсов, которые можно получить в городе. Сейчас ситуация очень грустная, школу замучили проверками, которые идут практически еженедельно.

По словам Антонины, сейчас программа под вопросом закрытия, а аналогов в Екатеринбурге нет. Как объясняет родительница, в английский класс берут только тех, у кого есть предрасположенность к языку. И никого туда не тянут насильно.

Антонина считает, что жалобы на главу благотворительного фонда Тимофея Хоменко пишут лишь несколько человек, которым выгодно убрать его, чтобы перенаправить эти деньги на себя; хотя ее оппонент Инна говорит, что недовольных родителей больше трех десятков.