Раздел Общество
23 июля 2014, 13:32

Интервью из изолятора. По делу Маленкина допросили главреда «Вечерних ведомостей»

Интервью из изолятора. По делу Маленкина допросили главреда «Вечерних ведомостей»
Фото: Дмитрий Горчаков, архив 66.ru
Денис Токарский подробно пересказал разговор с Игорем Шабалиным, запись которого попала в материалы следствия.

В Свердловском областном суде продолжается рассмотрение дела вице-президента фонда «Город без наркотиков» Евгения Маленкина. Сегодня судья допросил главного редактора газеты «Вечерние ведомости» Дениса Токарского, который взял интервью у старшего женского реабцентра Игоря Шабалина вскоре после смерти реабилитантки Татьяны Казанцевой.

«Я позвонил в пресс-службу ГУ МВД и предложил сделать интервью. Вскоре мы встретились с Шабалиным в ИВС на Фрунзе. Я до последнего боялся, что Шабалин от разговора откажется», — вспоминает Токарский. Он попросил разрешения вести аудиозапись беседы, а позже передал ее правоохранительным органам. Кстати, вот это интервью. Правда, подписано оно именем не Токарского, а другого сотрудника издания и начинается со слов: «В распоряжении «Вечерних ведомостей» оказалось интервью…» (как будто кто-то его записал и предоставил изданию).

По мнению Токарского, давать интервью Шабалина никто не принуждал. «Он рассказал, что в реабцентре девушек заковывали в наручники чуть ли не на месяц, заставляли приседать, крутить педали тренажера… Из разговора я понял, что медицинская помощь не оказывалась. Вопрос о том, знал ли что-то Маленкин о состоянии Казанцевой, мы не затрагивали… Шабалин показался мне уставшим человеком с неустроенной жизнью, который просто выполнял указания. Со слов Шабалина, их давал Маленкин», — вспоминает Токарский.

Евгений Маленкин задал несколько вопросов свидетелю обвинения. Первый — есть ли у «Вечерних ведомостей» договор на информационное обслуживание с областным главком. Токарский ответил, что такого договора нет. Тогда Маленкин уточнил, заключены ли подобные договоры с какими-либо другими организациями. Главный редактор ответил кратко: «Не помню, — а затем пояснил: — Мы объективны настолько, насколько это возможно».

Также суд допросил волонтера фонда «Город без наркотиков» Алексея Федорова по делу о шпионских часах Евгения Маленкина. По словам Федорова, вице-президент фонда сам показал ему часы с функцией аудио- и видеозаписи и даже продемонстрировал их в действии. «По-моему, он сказал, что ему подарили часы полицейские», — вспоминает Федоров. Волонтер предположил, что Маленкин вел видеозапись совместных операций фонда и полиции. «Снимая на камеру, они страховали и себя, и полицейских от возможных ошибок. Полицейские никогда не были против видеосъемки, их это устраивало», — рассказал Федоров.

Сегодня суд должен был допросить бывшую реабилитантку фонда Надежду Козлову, однако девушка не пришла. Мать Нади, Любовь Козлова, объяснила это тем, что девушка недавно родила третьего ребенка и сейчас не может давать показания.

Любовь Козлова рассказала, что в 2011 году Надя познакомилась с парнем и родила от него ребенка. Он оказался наркоманом и посадил ее на «крокодил». Дошло до того, что матери пришлось лишить Надю родительских прав.

Женщина стала искать варианты реабилитации и наткнулась на сайт фонда «Город без наркотиков». «Наркоманов в Сибирь отправляют на год, стоит это 80 тысяч. А тут недалеко от города и намного дешевле», — объяснила свой выбор Любовь. Ранее о фонде она ничего не слышала.

Любовь сказала Наде, что устроила ее в больницу на лечение, а сама привезла дочь в поселок Сарапулка. Девушка умоляла не оставлять ее в реабцентре, плакала и говорила: «Пожалуйста, мама, только не к Ройзману!». Мать стала уверять, что это всего лишь на месяц, хотя до этого подписала договор на год. За содержание дочери в центре она платила по 8 тысяч в месяц. По своей воле согласия на нахождение в реабцентре Надя подписать не могла, уверена ее мать.

За год девушка сбегала из центра дважды и вскоре начинала варить «крокодил». Матери ничего не оставалось, как вернуть Надю в Сарапулку. Помогали ей в этом крепкие ребята из фонда. Надежда сопротивлялась, но сделать ничего не могла.

Один раз Наде удалось передать матери письмо, в котором она вновь умоляла забрать ее из центра. Писала, что ей там плохо, но о наказаниях или плохом обращении ничего не говорила. «Думаю, что Надя боялась: вдруг я приду и устрою там скандал!» — считает Любовь. Она также пояснила, что никаких следов побоев или наручников на теле дочери после ее возвращения не видела.

По словам матери, сейчас Надя наркотики не употребляет. В этом она видит заслугу фонда. «Все же центр ей помог. Она встала на ноги. Родила третьего ребенка. Если бы Надя лежала в больнице, не прошло бы и месяца, как она снова побежала бы к наркоманам. А здесь ее держали в изоляции от общества, и она исправилась», — говорит Любовь Козлова.

Евгения Маленкина Любовь видела только на собраниях. «Он мне нравился. Ничего плохого не могу сказать. Я задавала ему вопросы о Наде, он мне всегда все объяснял. Это неправда, что он лишил мою дочь свободы. Это я во всем виновата. Я все сделала сама», — сказала Козлова.

Фото: 66.ru
Чтобы получать лучшие материалы дня, недели, месяца, подписывайтесь на наш канал. Здесь мы добавляем смысла каждой новости.