Раздел Общество
12 апреля 2013, 17:23

Александр Васильев: «Уралмашевская гопота одевается так же, как французская»

Александр Васильев: «Уралмашевская гопота одевается так же, как французская»
Фото: Рустам Шаймуратов для 66.ru
Известный историк моды, искусствовед и ведущий программы «Модный приговор» рассказал о том, что Екатеринбург по архитектуре напоминает ему Детройт, по ценам — Москву, а по моде — сразу все города России.

Хорошо ли я одет, как я выгляжу? Ботинки грязные, черт. Такие мысли одолевали меня, когда я собирался на встречу с историком моды. Главное не ударить в грязь лицом, хотя мои ботинки, казалось, просто потонули в уличной грязи. Разговор наш состоялся в отеле, в номере люкс, который больше напоминал царские хоромы. Сам же историк моды напоминал настоящего барина в расшитом камзоле, этакий радушный хозяин, неторопливый и вальяжный.

Во время интервью он отдавал указания фотографу («Не фотографируйте меня с минералкой, а то подумают, что рекламирую») и постоянно отвлекался на электронную почту, в которую пачками сыпались письма («Вы не подумайте, что я не слушаю вас, я вас очень хорошо слышу»). На общение выделили всего 20 минут, но эти минуты того стоили.

— Я, честно говоря, когда шел к вам на интервью, обратил внимание на свои ботинки. Ничего, что в грязном?
— Нет, у вас все в порядке. Вы изумительно выглядите.

— Александр Александрович, вы не первый раз в Екатеринбурге, у нас тут есть наш, родной стиль, который гремит на всю Россию, «гопота-стайл» называется. Суровые уральские парни, которые у нас живут на Уралмаше и Химмаше…
— А что такое «гопота-стайл»? Поймите, я этих парней ни разу не встречал. Я же по улицам здесь не хожу.

— Давайте я вам обрисую. Кожаная куртка, спортивные штаны, кроссовки, кепка и семечки.
— Я уверен, что такой стиль можно увидеть не только в Екатеринбурге. Этот стиль можно встретить в любом городе России. Ничего особенного для Екатеринбурга в этом не вижу, мужчины везде так ходят.

— То есть такого стиля, как «гопота-стайл», не существует?
— Да, сейчас же глобализация, мой дорогой! С тех пор как пришла глобализация, нет больше районной моды. Это все исчезло. Районная мода — локальная мода, мода Урала, Сибири, Дальнего Востока, Поволжья — этого понятия больше нет. Есть хороший стиль — и плохой стиль. Есть вульгарность — а есть изыск. Но индивидуальность потеряна в XXI веке совершенно. То, что раньше называлось термином «перчинка» или «изюминка», в моде пропало. Век интернета это все убил.

Уральского гопника не существует. Парней, одетых в спортивные брюки, курточку, кроссовки, можно встретить по всей России и даже на окраинах Франции.

— Давайте тогда поговорим о моде века интернета. Что она собой представляет?
— Ну вот смотрите: вы же не сговаривались со своим фотографом, в какой именно одежде придете на встречу ко мне? А пришли в вещах совершенно одинакового цвета — это и есть мода интернета. V-образный вырез у футболок и кофты, обтягивающие джинсы. Это когда разные люди, разные поколения, все одеваются в едином порыве и стиле.

— Это плохо или хорошо?
— Это данность. Данность вообще не разбирается на плохо и хорошо. Плохо ли, что солнце заходит вечером, а луна выходит? Это данность. Интернет убил индивидуализм моды и районные различия. Мало того, если вы приедете в какую-нибудь другую страну, то вы будете удивлены, что во Франции молодые люди одеты точно так же, как ваша «гопота-стайл». Те, кто живет в рабочих пригородах. Только они, может быть, будут не европейцы, а афроамериканцы. А может быть, это будут арабы. И представления о жизни у них — где бы выпить пивка и как бы кого ругнуть — будут точно такие же. Это и есть глобализация.

Александр Васильев говорит, что Екатеринбург напоминает ему Детройт. На фото как раз этот американский городок, не находите сходство? Фото: www.vidpochivay.com.

— В Екатеринбург вы приезжали что-то около года назад…
— Я считаю, что не надо частить с поездками. Вот сейчас я собираю зал на тысячу человек. А я начал в Екатеринбурге с маленьких залов, человек на 20. Представляете? 10 лет назад, а может, и больше. Я судил какую-то моду. Потом я работал здесь с Клубом деловых женщин Южного Урала. Они были первыми, кого я вывозил за границу. Мы ездили в Париж, Венецию и Стамбул.

— За 10 лет как-то изменился стиль уральской деловой женщины?
— Наверное! Могу сказать одно: после того как они со мной позанимались, они стали более элегантные. На них уже не увидишь, как я бы сказал, блесток на теле отчизны. Красивое выражение? Понравилось? Я люблю это выражение.

— «Блестки на теле отчизны»?
— Это когда с утра одеваются как будто на вечеринку.

— «Блестки» уходят из моды?
— В городах уходят, а в деревнях еще остаются. Там до сих пор чтобы выйти и набрать воды в колодце, одевают все самое лучшее. Для них же это светская жизнь — как же, у колодца и без макияжа.

— Как оцениваете наш город?
— Он очень напоминает мне Детройт. Мне нравится Екатеринбург. Конечно, архитектура немножко эклектичная. Очень много старых и красивых зданий снесено в центре города. Опомнятся ли те, кто их сносил, я не знаю, может быть, никогда не опомнятся. Потому что жажда наживы у них такова, им хочется снести все и построить что-то большое. И сжечь все дома мира! А в принципе, я очень доволен, что я сюда езжу, и мне это страшно все нравится.

Тема весенней городской грязи очень далека от историка моды, но при этом он говорит, что Екатеринбург не одинок в своей проблеме. «Грязно сейчас даже в Париже», — успокаивает Александр Васильев.

— В Екатеринбурге сейчас очень актуальна тема борьбы с грязью на улицах.
— Поймите, грязи я не вижу. Я вышел из аэропорта, летел в бизнес-классе, меня посадили в мерседес, привезли сюда, меня устраивает жизнь с хорошим фасадом. Мне многие говорили: «Не ходите по улицам»…

— Почему вас предостерегали от прогулок по нашим улицам?
— Потому что они, наверное, знали, что у вас грязно. А вы думаете, в Париже чисто? Грязь-то там тоже непролазная. Нас стало очень много на земле. Грязно стало абсолютно везде. Чисто, может быть, только в некоторых скандинавских или в маленьких швейцарских городках.

— А как в условиях грязи сохранить частичку моды? Не выходить на улицу?
— По поводу грязи не стоит переживать. Сейчас становится популярным стиль гранж, мода на дыры, на потертости, на рваные колготки. 2013-й год — это победа гранжа. Стиля, который переводится как «гумно» или «сарай». Он был популярен в 1990 году. Прошло 23 года, и сейчас он возвращается.

— Если девушка выйдет на улицу в драных колготках, мне кажется, ее не поймут.
— Сегодня не поймут. Пройдет год — обязательно поймут. Рваные джинсы уже везде в магазинах продаются. Люди за дыры платят деньги. Я часто езжу в Италию, во Флоренции есть такой магазин, называется «Жалкие вещи». Там продаются носки, съеденные молью, куртки, обгоревшие в костре, оплавленный пластик болоньевых плащей, залитые краской жакеты, причем очень старые. Вещи, которые дико пострадали от чего-то. Они висят на вешалках и стоят очень много денег. И люди их покупают.

Вот так выглядит стиль гранж, который скоро войдет в нашу жизнь. Одним из ярких представителей этого стиля был Курт Кобейн.

— Есть ли в России мода вообще?
— Российской моды как таковой не существует. Существует российский стиль. К моде он не имеет никакого отношения. Мы потребители западной моды. Мы готовы скупить максимум вещей, а дальше уже включается наша фантазия. Подчеркнем одежду украшениями, цветом, количеством, наконец. Россияне ориентируются на западную моду. Даже если она сделана в Китае или Турции, она сделала все равно по западному образцу.

— Вы считаете, китайский рынок все-таки превалирует? У нас есть магазины, в которых вещи, сделанные в том же самом Китае, продают за бешеные деньги.
— У вас очень дорогой город, у вас столичные цены. В Европе вещи в три раза дешевле, чем здесь. Или некоторые уральцы настолько безумно богаты, что им совершенно все равно — заплатить за куртку тысячу евро или три тысячи евро.

— У уральцев есть вкус или стиль в моде? Или с этим у нас проблемы?
— На самом деле нет никаких проблем! У многих вкус очень не развит, потому что он не развит у родителей, а вкус, как и слух, передается по наследству. И если медведь на ухо наступил ребенку, то как ни учи, в какую музыкальную школу ни отдавай, дальше хора — пятый ряд восьмое место с краю — он не попадет. Не получится из них ни Ойстрах, ни Башмет, ни Гергиев. То же самое и в области моды. Если дома у родителей на стене висел ковер, и стояла полированная мебель, и висели календари, и были веселые игрушки из пластика — у ребенка ничего не получится! Вкус развивают родители у ребенка с годовалого возраста. Его надо воспитывать на хорошей музыке, на хорошей литературе, на хорошем театре, на хорошей природе, на хороших животных.

— А что вы считаете хорошей музыкой, хорошей литературой, хорошим театром?
— Хорошая музыка написана хорошими композиторами, а не неизвестно кем для того, чтобы проигрывать ее в супермаркете. Понимаете разницу?

— А хорошие книги?
— Признанные писатели!

— А хорошие…
— Признанные художники! А не те, которых вы на рынке купили. Есть признанные авторы, неоспоримые, которые вам могут нравиться или не нравиться — это другой вопрос. Но их вклад в мировое искусство уже известен. Это классика, и ее надо знать. Без базы классики нет ни одного танцора. Чтобы выучиться танцевать модерн, надо сначала постичь классику.

Интересное наблюдение: многие мои друзья, увидев эти фотографии, почему-то называли его модельером Вячеславом Зайцевым и говорили, что это ведущий программы о моде. Ни один из них не назвал его историком моды. Далек все же наш русский народ от модных дел.

— Нарисуйте портрет современной девушки и современного молодого человека.
— Увы, но сегодняшнее поколение тяготеет к искусственности. Девушки тяготеют к фальшивым волосам, фальшивым ногтям, фальшивым губам, фальшивой груди. Им кажется, что, чем фальшивее она, чем она ближе к карикатуре, тем прекраснее. Юноши ни к чему не тяготеют вообще. Потому что юношей у нас, по статистике, только 40% населения, а женщин 60%. И мужчин не хватает. Нехватка эта составляет где-то 16 млн. Серьезный недобор. Поэтому если в других странах мужчины стараются одеться, причесаться, держат себя в тонусе, то здесь, в России, мужчины считают, что им можно быть любыми. Можно ходить как угодно, одевать что угодно, все равно найдется та, которая его подберет. Девушка готова мужчину помыть, почистить, подушить, погладить, постирать — и он будет ее.

— То есть бедные, бедные наши женщины?
— Наших женщин надо пожалеть из-за того, что их слишком много. Это количество просто зашкаливает. Вот почему столько поездок за границу в целях секс-туризма. Я имею в виду Анталию, Хургаду, Шарм-эль-Шейх. Для чего ездят туда женщины? Почему такое количество русских девушек в браках за границей, за иностранцами? Русские мужчины не котируются за границей, там никому не нужен этот лентяй! У него работает правило «трех Т»: тахта, тапочки, телевизор. Русские юноши донельзя избалованы, причем избалованы нашими девушками. Им все прощается.

Александр Васильев просил его не фотографировать во время интервью. Свое разрешение он дал уже после того, как мы перестали общаться. «Снимайте нас, чтобы хорошо получились», — слегка по-барски попросил он фотографа.

В самом конце интервью превратилось в монолог о судьбе бедной русской женщины. Я не стал перебивать Александра Васильева и дал ему просто высказаться. Накипело, видимо.

— Какая-то грустная картина получается.
— Ну какая грустная, ведь есть такая упрямая вещь, как цифры. Статистика такова: у нас перебор с женщинами и недобор с мужчинами. Вычтем из этих оставшихся 40% мужчин тех, кто страдает запойным алкоголизмом. Ведь русские мужчины пьют только в трех случаях: когда все плохо, когда все хорошо и когда все нормально — от скуки. Поэтому у большинства мужчин «полшестого» круглый год. Значит, девушки их отсеивают. Уберем из этого процент хулиганов и уголовников, снимем со счетов сумасшедших. Плюс отнимем от общего количества молодых людей до 15 лет, которые девушек пока не интересуют. Всех тех, кому за 65 лет, которые уже девушек не интересуют. Плюс отнимем 5% мужчин нетрадиционной ориентации, хотим мы или не хотим — они есть во всех странах. Процент более-менее везде одинаковый. Даже в Чечне, несмотря на то, что ВВП сказал: «В Чечне геев не бывает!».

Не критикуйте российских женщин. Они несчастны. Им приходится работать и за мужа, и за себя, потому что муж пьет и лежит на диване. В лучшем случае, когда он женщину куда-то берет с собой погулять, так это чтобы вынести мусор на улицу. Ну в магазин, может, за продуктами сходить. В театр он вряд ли пойдет. «Чо я там не видал?» На выставку он вряд ли пойдет. «Чо там смотреть?» Может, он пойдет на рыбалку с друзьями. В баню, которая является в России суррогатом публичного дома. Потому что все эти сауны только девушками обслуживаются. Там можно их недорого снять. 500 рублей стоит — и все получится, вместе с букетом болезней.

Поэтому женщин нужно пожалеть. Я не говорю, что все такие. Кто-то прочтет материал, скажет: «Я не такая!». Есть исключения. И счастливые браки, и счастливые семьи, есть общность интересов, и среди мужчин попадаются ученые, интеллектуалы, писатели. Факт остается фактом: русской женщине надо помочь. Ее надо понять. И я призываю мужчин почаще их бесплатно сексуально обслуживать. Я считаю, что надо организовывать мужские субботники по обслуживанию женского населения. Шучу, конечно. Но в каждой шутке есть доля правды.

Рустам Шаймуратов для 66.ru
Чтобы получать лучшие материалы дня, недели, месяца, подписывайтесь на наш канал. Здесь мы добавляем смысла каждой новости.