Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Интервью с табором: как заставить цыган жить по-человечески

2 марта 2013, 10:00
Интервью с табором: как заставить цыган жить по-человечески
Фото: Дмитрий Горчаков, 66.ru
Современные российские цыгане ждут помощи и всяческих благ от правительства, а взамен обещают перестать торговать наркотиками и обворовывать людей на вокзалах.

Раннее утро. Табор заходит в кафе. Хотя табор — громко сказано. Их всего 4 человека — три девушки и один парень. Артисты цыганского ансамбля «Нэвэ Рома». Помещение тут же наполняется шумом, в котором ощущаются нотки настоящего цыганского театра — говорливого, яркого, разгульного. «Сегодня выходной, а у меня настоящий рыбный день — все с рыбой», — говорит руководитель ансамбля Алексей Богданов. — «А еще мне кофе должны, я уже столько тут денег на чай и кофе оставил», — шутит он.

Они не спали всю ночь. Два концерта — один в Миассе, второй на базе отдыха «Увильды» — друзья пригласили, не могли отказать. Вернулись в Екатеринбург в 6 утра и уже в 12 часов приехали на интервью. Они — современные цыгане, их жизнь все такая же кочевая, только современное общество диктует им другие правила, к которым невольно приходится приспосабливаться.

Алексей Богданов, руководитель цыганского ансамбля «Нэвэ Рома», считает, что цыганам сегодня надо помогать. «Не зря правительство выступило с инициативой помощи нашему народу. Нас обучить легче, чем представителей других государств, потому что мы всегда были связаны с историей России. Сложнее адаптироваться тем, кто приехал сюда из другого государства».

— Алексей, совсем недавно в правительстве России заявили о том, что разработают программу помощи цыганам. Будут вкладывать деньги в обучение, устраивать цыган на работу. Насколько вашей нации это необходимо?
— Современная жизнь цыган отражает состояние государства, и это хорошо, что сегодня затрагиваются такие вопросы помощи. Раньше, в советские времена, государство заботилось о людях. Сейчас принято ругать то время. Все говорят, был режим, была строгость. Но на самом деле за людьми тогда присматривали, им помогали. Люди тогда чувствовали, что они кому-то нужны. Власти следили за тем, как дети учатся, как взрослые получают высшее образование. Сейчас мне 40 лет — на мне и закончилось поколение цыган, которое тогда еще получало образование.

— То есть те времена для вас были хорошими?
— В Советском Союзе цыгане были под присмотром. 70 лет назад власти отменили у нас кочевой образ жизни. Они отменили попрошайничество, изменили основной уклад жизни, таким образом цыганский народ приручили. Отменили — а взамен ничего не дали. Мы стали заниматься коневодством. Тогда в колхозах и совхозах не было денежных отношений — с нами рассчитывались скотом. Помимо этого, в те времена цыгане стали заниматься торговлей. Это сейчас предпринимательство, а раньше это была спекуляция. Весь импорт — итальянские сапоги, курточки, легендарные шарфы мохеровые «Маккензи» — это все привезено было цыганами на Урал. Потом идут андроповские времена. Был дефицит водки. Как водку сделать? Естественно, находили спирт и делали суррогат, продавали. Потом в ход пошла такая мелочь, как помада, жвачка — то, на чем можно было сделать быстрый оборот.

— То есть основным направлением деятельности цыган на Урале была торговля?
— Ну конечно. Потом достаток советских людей начал расти, и цыгане стали заниматься кожей, мехами. Если вы были на «Таганском ряду», видели: там есть целый цыганский ряд, где оптом продают и покупают шубы. Основным занятием нашей нации была торговля. Цыгане всегда работали, как могли: приехали, купили, перепродали. Сейчас торгово-рыночные отношения вышли на другой уровень, для хорошего бизнеса необходимо знание бухгалтерии — и тут мы опять упираемся в образование. И цыгане выпадают из современного типа торговли.

Алексей Богданов: «Цыгане стали нацией, которую россияне почти потеряли. Мы приезжаем куда-то с концертом, выходим на сцену и видим, что молодежь, которым сейчас от 18 до 25, на нас смотрит и не знает, кто мы вообще такие».

— Насколько я понимаю, за 20 лет с момента перестройки цыгане просто потерялись для страны. Целая нация буквально испарилась.
— Вы совершенно правы. Например, мы приезжаем куда-то с концертом, выходим на сцену и видим, что молодежь, которым сейчас от 18 до 25, на нас смотрит и не знает, кто мы вообще такие. Они не понимают, что это за культура такая. Сейчас молодые-то цыгане стали забывать народные песни и начали исполнять соул, джаз, потому что это пользуется популярностью, это востребовано на рынке. Нас помнят и любят те, кому уже за 35 лет. И благодаря им наше искусство еще сохраняется. У меня мечта — найти какое-то меценатство и в Екатеринбурге открыть настоящий цыганский ресторан, куда люди могли бы прийти и просто послушать — вечер цыганского романса например. Мы бы приглашали именитых звезд — Валентину Пономареву, Алену Бузылеву, Наталью Бузылеву, Лилию Эрденко. К сожалению, цыганских звезд за границей знают и ценят больше, чем в России. У нас есть трио Эрденко. У них плотный мировой график выступлений. В России они дают всего один-два концерта. Они настолько именитые, что собирают залы-тысячники.

— А кто раньше курировал цыган на Урале?
— Раньше цыганам помогала диаспора, которая называлась «Рома-Урал», сейчас в силу разных причин ее уже не существует. А потребность в воспитании осталась.

— А как цыганский народ пришел к продаже наркотиков?
— Да очень просто. После перестройки многие поняли, что ждать помощи неоткуда. Многие не знали, как жить, и это толкнуло их на торговлю наркотиками. Это самый доступный бизнес, на котором можно быстро сделать деньги. А если бы цыгану тогда (и сейчас) смогли предложить какую-то альтернативу — он запросто бы перестал заниматься этим делом.

Ася Романчей и Оксана Сокол. Они работают в ансамбле «Нэвэ Рома» уже несколько лет. Сейчас готовят номер к концерту Любови Успенской и группы «Штар». В перерыве между репетициями номера прошу их ответить на пару вопросов.

Понимая, что мужчина в таком коллективе, как и в любой цыганской семье, все же глава, обращаемся к двум солисткам ансамбля — Асе Романчей и Оксане Сокол.

— Оксана, Ася, как, по вашему мнению, нужно возрождать цыганскую культуру?
Оксана: В первую очередь надо показывать позитивные моменты цыганской жизни. Что знает современная молодежь о цыганах? Пока один сплошной негатив. Люди уже забыли о том, что цыгане еще со времен великих наших поэтов, царей были всегда в жизни русского народа. Их красивые костюмы, пляски, песни — это всегда брало за душу человека. Сейчас надо цыганской жизни уделять больше внимания — показывать концерты, спектакли, самобытность, это интересное и позитивное направление.

— Мне кажется, нужно вообще начинать с азов. Что такое современная цыганская семья?
Ася: Нельзя однозначно ответить, потому что все зависит от ареала обитания цыганской семьи. Если это Екатеринбург, центр Урала, то это, скорее, уже стиль фьюжн получается. Традиции смешиваются с современностью. Раньше, когда цыгане были кочевыми, они сохраняли свою самобытность в кибитке, в бричке, своим табором, с одного места переезжали на другое, ни от чего и ни от кого не зависели. Сейчас появилось очень много условностей, связанных с современным миром. Это связано с получением образования, с вовлечением в бизнес, в работу, поэтому цыгане стали учиться.

Девушки репетируют почти час, скрупулезно отрабатывая движения. Они одни из немногих, кто продвигает культуру цыганского танца в Екатеринбурге.

— Интересно, а есть ли то, что россиянам стоит перенять у цыган?
Ася: Когда общество воспринимает какую-то нацию осторожно и в штыки, люди этой национальности становятся более сплоченными и держатся друг за друга. Заметьте, что советские времена ругают за то, что Россия прессовала другие нации, это позволило им сохранить свой фольклор. Если народ будет более открыт к нации, меньше будет дискриминации. Но пока есть какие-то границы, которые люди выстраивают вокруг себя, мы будем крепче друг друга поддерживать. Наши традиции — это исконно русские традиции. Просто мы их сохранили и мы их стараемся сохранять.

— Расскажите о ваших традициях.
Оксана: Самое первое — это уважение старших. Это четкая иерархия. Мужчина — это глава семьи, естественно. Несмотря на то, что все держится на женщине, мужчина все же главный в доме. Если этого не потерять, все остальное будет само по себе правильно выстраиваться.
Ася: Цыганская семья — это многоступенчатая семья, где живут бабушка, дедушка, папа, мама, отец, сноха... Нет такого деления — двоюродные или троюродные — все братья и все сестры. До 4–5 колена — очень тесные родственные связи.

Алексей Богданов хочет возродить цыганскую культуру. Для начала — открыть школу, в которой он бы смог обучать детей истории цыган и их традициям, далее — продвигать культуру цыган в массы. Например, открыть на Урале настоящий цыганский ресторан, чтобы русская душа могла там развернуться.

Особое отношение в цыганских семьях к детям. Мужчина, даже если он еще ребенок, всегда глава в доме. Ему поперек слова лишнего никто не скажет. Как говорит Алексей Богданов, из-за того что родственные связи сильны в семьях, детей редко отдают в детский сад, школу. Воспитывают сами и учат всему, что знают взрослые. Основы бизнеса дети познают также внутри семьи.

— Цыгане за своими детьми очень сильно присматривают, дальше своего палисадника не отпускают. Знаете, почему цыгане не учатся? Они считают, что, как только человек начинает учиться, он начинает шире мыслить, и взрослые боятся, что ребенок может просто уйти из семьи. Цыгане рожают много детей, чтобы обеспечить себе старость. В 20 лет парня уже женят, к 40 годам у него растет свой 20-летний сын, который семью кормит. А если ребенок выучился, стал умным, он скажет: «Папа, мне надо дальше, я пойду в Москву». Цыгане боятся остаться в одиночестве, они полагаются на детей и знают, что в старости о них позаботятся. Им же пенсию государство не даст, они никогда не работали. Ни одного цыгана нет среди бомжей.

— Так стоит ли вообще цыган возвращать в социум?
— Нужно начинать с малого. Открыть цыганскую школу, рассказывать о цыганской культуре, истории, говорить о том, что нужно быть открытыми миру и познавать многое. Мы не должны закрываться, мы должны поддерживать в детях жизнь и говорить о наших традициях, чтобы это не забывалось. Цыганам, конечно, немного легче, чем приезжим из ближнего зарубежья — мы тесно связаны с Россией. А людям, которые приехали из другой страны, сложно привыкнуть к другому менталитету. Они другие, у них другие ценности. Хотя в России для них и открывают школы, но молодежь туда не идет. Зачем им это надо, они знают, что в этом социуме они всегда будут чужими. Вот, например, некоторые диаспоры пытались открыть школу для своих. А им молодежь говорит: нам это не надо! Начнете преподавать английский — мы пойдем.

Несомненный атрибут цыганского образа — это яркий костюм и неотразимая улыбка. Иногда кажется, что это не более чем сценическая маска. Но после того как с ними пообщаешься, понимаешь, что они такие и в жизни. «Вася, ты хороший парень, я таких людей очень чувствую», — без лукавства на прощание сказала Оксана. И ведь веришь этому, веришь.

— Алексей, как ты считаешь, есть ли сегодня дискриминация у русских по отношению к другим нациям?
— Я не ощущаю какой-то дискриминации непосредственно к нам. А вообще в России дискриминация есть. Если тебе до 20 лет — тебя никуда на работу не возьмут — опыта нет, после 35 лет — тоже не берут, староват. Вот о какой дискриминации надо сегодня говорить. Сейчас беременных на работу не берут. Замужних не берут. Когда заполняешь резюме, ты не знаешь, что написать: с семьей ты или несемейный, замужем ты или нет? Ведь причины отказа в работе могут быть разные: не взяли, потому что не замужем или потому что ты завтра вдруг выйдешь замуж и тебе в декрет надо будет... Вот это дискриминация.

— Задам тебе вопрос, который задавал ранее Асе и Оксане: что русским, по твоему мнению, необходимо позаимствовать у цыган?
— Уважение к старшим. Я просто в шоке от того, что кто-то в общественном транспорте может не уступить место женщине. Курить и пить очень много народ стал, это тоже нехорошо. Несмотря ни на что, мне кажется, что нашим нациям есть чему поучиться друг у друга.

Фото: Дмитрий Горчаков, 66.ru