Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Репортаж 66.ru: «Здравствуйте, я алкоголик»

14 декабря 2012, 19:40
Репортаж 66.ru: «Здравствуйте, я алкоголик»
Фото: Дмитрий Горчаков, 66.ru
Корреспондент Портала 66.ru пообщался с анонимными алкоголиками и попытался вовремя поставить запятую в пока еще не затертом временем изречении «пить нельзя остановиться».

У этих людей, как они сами говорят, два дня рождения. Первый — это когда они появились на свет, второй — когда они отказались от алкоголя.

У каждого из них за плечами две жизни: жизнь до попадания в группу анонимных алкоголиков — и жизнь после. Они собираются два раза в неделю в католическом приходе имени святой праведной Анны. И называют себя просто: группа А.А. «Аметист». На эту встречу пришли 15 человек. Они все разные: есть и мужчины, познавшие горе и радость в стакане водки, есть и женщины, которые узнали вкус алкоголя в 18 лет. Мужчин, конечно, больше.

Они называют друг друга только по имени, этой информации им достаточно. Никто не произносит здесь фамилий и не рассказывает о том, чем занимается там, за пределами группы. Приходя сюда, свое выступление они начинают с фразы: «Привет, меня зовут Саша (Олег, Ольга, Наташа), я алкоголик». Они очень редко допускают в свой круг средства массовой информации, но для Портала 66.ru все же сделали исключение.

Члены клуба анонимных алкоголиков гостеприимны. Здесь всегда есть горячий чай и сладости.

Группа анонимных алкоголиков «Аметист» появилась в Екатеринбурге в 2007 году. Многие приходят сюда, потому что понимают, что никакие кодировки, торпеды, внушения уже не помогут (все это уже было в их жизни, и не раз). И они знают, что существует сила, более могущественная, чем они сами, которая может вернуть их к здравомыслию. У них есть наставники — люди, которые помогут в трудную минуту словом и делом, помогут совладать с силой, которая имеет свое губительное название — «алкоголь».

История анонимных алкоголиков во всем мире начинается с 1935 года. В американском городке Акрон жил и работал некий Билл Уилсон, он был гулякой и любил выпить. Но однажды он понял, что пора уже что-то решать со своей алкогольной зависимостью. Для этого он решил найти точно такого же алкоголика, чтобы пообщаться и постараться вдвоем решить общую проблему.

Билл отправился в психиатрическую лечебницу, там он обратился к врачу, и тот познакомил его с доктором Бобом Силквортом. Доктор, как и сам Билл Уилсон, страдал от алкоголя и находился в безнадежном состоянии. Они начали общаться, в первый раз Билл провел у кровати доктора несколько часов, просто разговаривая с ним. После пары таких сеансов они приняли решение перестать пить вообще. До самой смерти они оставались трезвыми, помогая друг другу словом. Они встречались, искали других алкоголиков, общались. Так в городе Акроне появилась первая группа анонимных алкоголиков.

Гости всегда могут познакомиться с правилами клуба и программой «12 шагов».

Сегодня группы А.А. зафиксированы в 198 странах мира, всего сейчас их насчитывается свыше 54 тысяч, а это порядка 3–5 млн постоянных членов. У нас в России, по последним данным, зарегистрировано около 300 групп. В Екатеринбурге самой известной считается «Возрождение», в субботу им исполнится 19 лет. Будет праздник, хотя здесь он проходит не так, как отмечают праздники многие екатеринбуржцы. Без алкогольных напитков.

Как говорят сами участники клуба, анонимные алкоголики — это общество, объединяющее мужчин и женщин, которые делятся друг с другом своим опытом, силами, надеждами с целью помочь себе и другим выздороветь от алкоголизма. Единственное условие для членства — это желание бросить пить.

Члены клуба не платят никаких вступительных взносов. Они сами себя содержат благодаря добровольным пожертвованиям. А.А. не связаны ни с какой сектой, вероисповеданием, политическим направлением, организацией или учреждением, не вступают в полемику по каким бы то ни было вопросам, не выступают против чьих бы то ни было интересов. Их основная цель — остаться трезвыми и помочь другим алкоголикам обрести здоровый и трезвый образ жизни.

Принцип работы группы основан на программе «12 шагов». Ее пункты просты и понятны.

Единственное, что может отпугнуть неподготовленного человека, — это вопрос веры. Каждый из них в свое время понял, что в этом мире существует высшая сила, более могущественная, чем они сами. Они верят в Бога, каждый по-своему. Никто не читает тут нотаций, не заставляет цитировать Библию или другие религии. Они просто знают: если им кто-то свыше не позволил умереть от алкоголя, значит, у них в жизни совершенно другое предназначение.

Когда они начинают рассказывать свои истории, ты понимаешь, что может сделать алкоголь с человеком.

Что толкало их на те безумные поступки, которые они совершали ранее, ответить не может никто. Видимо, им просто суждено было оказаться там, за гранью добра, чтобы потом познать и светлую сторону жизни.

— Здравствуйте, я Рая и я алкоголичка. Сначала в группу анонимных алкоголиков попала моя подруга. Я как-то вечером позвонила ей, пьяная, и она мне говорит: «Хочешь бросить пить?». А мы с ней проходили вместе все кодировки, торпеды, ходили к бабкам разным. «Поехали, — говорит, — посмотришь». Она сама-то толком еще ничего не знала, только месяц проходила на занятия. Я почему-то думала: здесь научат правильно пить. Меня, наверное, только это и зацепило. Ну чтобы не до запоя, а так — три рюмки и больше — ни-ни.

Рая не пьет уже три года, она говорит, что пила с 18 лет, мучилась и пыталась избавиться от этой зависимости.

— Первый раз, когда я с ней приехала, я увидела трезвых людей, бутылки не было на столе, я говорю: «Что-то здесь не то, тут секта». На четвертое собрание меня зацепило, и тогда я удивилась, что я после посещения группы уже две недели трезвая. А такого в своей жизни я с 18 лет не могла припомнить. Максимум — 7 дней от силы была трезвая, а потом — очередной запой либо кодировка. Сейчас я уже не пью 3 года, я бросила курить, 25 лет курила — с легкостью бросила. Стала ходить на танцы живота. Это плюсы. Ну, а минус — развод с мужем, с которым прожили 20 лет. Он продолжает выпивать, а это мне не нужно сейчас. Он не признает себя алкоголиком. Это тяжело, конечно. Сегодня я трезвая, и я благодарна нашей программе и нашему сообществу.

— Рая, насколько я понимаю, все те методики, которые предлагают огромное количество врачей, те же самые кодировки, торпеды и все остальное — это все не играет никакой роли?
— Я пить начала в 18 лет, а в 19 уже была алкоголиком. В то время я уже считала дни, сколько я не пью. И для меня 5 дней уже тогда были большим сроком. А когда едешь кодироваться, надо 10 дней как минимум не пить. Я ехала на пятый день всегда. Потому что была потом пятница, суббота, и я доктора всегда умоляла: закодируйте, иначе будут выходные, и у меня начнется новый запой. Я хотела бросить, я ревела, я очень сильно ревела, я устала от того, что, когда закодируюсь, начинаю считать время: месяц, два не пью, три не пью, а потом начинаю считать: осталось три месяца до конца кодировки, два месяца, а это же мучение такое.

Она считает, что за это время добилась очень многого. Единственный минус — разводится с мужем, он не может признать, что он алкоголик.

— С момента прихода в группу многое изменилось?
— За эти три года я добилась многого. Я уважения добилась, я публичный человек, меня и мэр поздравляет. Мне нравится, что группа анонимных алкоголиков — это не 2–3 года кодировки, это программа на всю жизнь. Я не тороплюсь, я иду по шагам, я иду, и я знаю, что это на всю жизнь. Так же, как с танцами живота — до 70 лет танцуют, поэтому я говорю: я никуда не тороплюсь, научусь профессионально.

— Рая, когда вы бросили пить, круг тех людей, с которыми вы раньше общались, поменялся?
— Сразу же. В первом же месяце. Когда выпиваешь, появляются какие-то сплетни, интриги, разборки, мне стало это просто неинтересно. Если я раньше приходила с работы — шла к соседке, сейчас я вообще не хожу к ней, мне неинтересно сидеть и обсуждать всех и вся. Я стала изучать английский язык, общаюсь с друзьями по скайпу, начала читать русскую литературу.

— В последнее время часто тема звучит, что Россия спивается. Каково ваше отношение к этой проблеме? Вы сами это видите или нет?
— Когда я пила, я это замечала. Видела: идет пьяный, включаешь телевизор — на каждом канале пьют. Все же пьют! Пришла в группу — и перестала их замечать. Если же смотреть на тему глобально, страна все же спивается. Вот буквально на этой неделе зашла в магазин покупать кофе, говорю: «Что-то у вас выбор какой-то маленький, магазин-то полупустой». А продавец говорит: «Лицензия закончилась на спиртное, и денег на товарооборот нет». Я спрашиваю: «А что, только на спиртном магазин зарабатывает?». Продавщица отвечает: «Во-первых, на спиртное идет очень большая накрутка, а во-вторых, пьют все, с понедельника по воскресенье». Я стою и думаю: да, насколько все это глобально. Действительно, народ спивается.

В этих людях столько энергетики, что диву даешься. Сейчас они направляют ее в нужное русло.

— Я на вас смотрю, и у меня создается ощущение, что вы люди очень сильные, энергичные, но просто та энергетика, которая была тогда, когда вы пили, уходила на алкоголь, потому что, судя по вам, теперь ваша энергетика, ваши желания и возможности уходят в нужное русло.
— Я взяла ипотеку пять лет назад. Непонятно для чего. Взяла тогда, когда еще пила. И вот после очередного запоя, когда денег нет, а платить нужно — было так страшно. Пять лет прошло. Сейчас мне не страшно, я знаю, что позвоню кому-нибудь из своих, перезайму, перехвачу на неделю. Люди мне доверяют.

Мы сейчас видим рассветы, закаты. Погода какая красивая — еду вчера, думаю: надо же, как все сверкает! Еду, любуюсь этой красотой и думаю: надо пойти к племяннице, взять фотоаппарат и заснять все это. Раньше я не веселилась. Мы, пьяные, плакали, дрались, ревели, а сейчас мы каждые выходные летом ездим на челябинские озера, устраиваем эстафеты, дискотеку, поем под гитару, то есть мы веселимся. Точно так же, как когда-то веселились, когда были детьми, когда еще не злоупотребяли.

Они не показывают своих лиц, понятно, что алкоголь не та тема, чтобы рассказывать о своем прошлом в открытую.

— Здравствуйте, я Олег и я алкоголик. Папа у меня геолог, а мама — медик. Меня с детства всегда привлекала романтика свободы. В семье царила строгая дисциплина и контроль, а мне всегда хотелось романтики. Геологи — вот где настоящая романтика. Всегда было весело с самыми безбашенными работниками. Обычно это водители и сезонные рабочие. Помню одно самое веселое приключение, которое отложилось в моей детской голове. Поехали с рабочими вечером на «рыбалку», пили какую-то мутную жидкость из бидона. Ощутив дикую веселость во всем теле, поехал под конец со всеми за добавкой к какому-то там леснику. Наглухо застряли в болоте, в попытках вытащить, употребляли какой-то самодельный алкоголь. Безумная энергия. Утром вытащили нас трактором.

Первые серьезные проблемы начались после моей мобилизации из армии. Сначала отключение головы и неадекватное поведение настораживало. Потом начались методичные поединки с алкоголем дня на два-три. Ой, что это, где это я? Опять вытрезвитель! Почему какой-то крик рядом? Кого-то режут хирурги? А я-то здесь как оказался после бани? Зимой — в окровавленной рубахе и босиком.

На стене висят картинки, которые напоминают о том, кто же на самом деле враг этих людей.

— Олег, как вы думаете, сам человек может нащупать ту грань, когда уже надо сказать себе стоп, или кто-то должен ему помочь?
— Стоп говоришь, только когда уже доходишь до стенки. Страх смерти однозначно помогает, больше ничего. Я бы сюда не пришел, пока я не уперся в стену и у меня не начали кровоточить ноги, не начало останавливаться сердце. Я бы не стал задумываться даже.

— Вы вообще цените жизнь, такую, как она есть?
— Сейчас — да. Очень.

— А до этого не ценили?
— Я искал какой-то провокации, всегда искал какого-то ажиотажа: шашка наголо, рубить всех подряд, в Чечню собирался ехать, когда выпью. Мне омоновцы сказали: «С твоим ростом тебе первый пацаненок яйца отстрелит, и все, там не нужны такие высокие». Я всегда искал кайфа. Старался брать от жизни по максимуму. Но как говорят, есть время разбрасывать камни и время — их собирать. Эти дурацкие высказывания — всегда их слышишь, но никогда не обращаешь на них внимания. Но приходит время, когда... Я не хочу говорить, что высшая сила или Бог заставляет, но кому-то, видимо, нужно, чтобы ты не только гулял, но и начинал что-то отдавать вселенной.

— Что вам дала группа А.А.?
— Да все дала: вторую жизнь, второй день рождения. Для меня новое было — это жить на трезвую голову, испытать все по-трезвому. Заиметь ребенка по-трезвому. Отвечать ему на все его детские вопросы трезвым и растить его. На море съездить трезвым. А то съездишь и не поймешь — что там в голове-то от этой поездки осталось. Все чувства, начиная с полета бабочки, все это по-настоящему прочувствовать, без алкоголя. Когда у меня голова была затуманенная, я любил на охоту ездить. И совсем другие ощущения — когда я съездил трезвый. Это небо и земля!

Еще один наш герой, Александр, говорит, что до момента прихода в группу жил, как в темном тоннеле. Сейчас он видит свет.

— Здравствуйте, я Саня и я алкоголик. Первый раз напился в 14 лет, проснулся в коридоре оттого, что, извините, наделал в штаны. Потом предложили друзья опохмелиться — и пошло-поехало. Дальше стало больше. Когда я бухал, в 99,9% случаев выходил сухим из воды, а ведь мог и погибнуть. Но я оставался жить. У меня брат погиб двоюродный. Ему 33 года было. У него был инсульт — из-за алкоголя. За две недели до смерти он матери сказал: «Мама, я жить не хочу, мне жить неинтересно». Выхода не было у человека. А была бы возможность, группа анонимных алкоголиков... Я принял эту ситуацию. Человека не стало. Родного человека не стало. Близкого человека. Хотя мы и общались в последнее время не так интенсивно, но все равно. Болезнь до того беспощадна, она губит, косит вдоль и поперек. Нельзя оставаться безучастным.

— Человек без помощи кодировок или еще чего-то, вот если он сам себе скажет: нет, я не пью — он самостоятельно может отказаться от алкоголя? Или все равно нужна помощь?
— Если он может жить счастливо без алкоголя — мы не настаиваем. Сюда приходят люди, которые, будучи трезвыми, не могут радостно жить. Тяга к алкоголю у меня и сейчас есть всегда. Но меня это не напрягает. Мы же как срывались, даже когда кодированные были! Мы не давали жизни окружающим нас людям — все крайние были. А сейчас нам же можно пить, мы не кодированные, но просто мы знаем, к чему это приведет. Это приведет нас к могиле.

Каждый из них считает, что, если он снова вернется к алкоголю, его ждет только могила.

— У вас практически две жизни: состояние до и состояние после. Оглядываясь назад, не жалеете, что тут кусочек, отрезок жизни у вас был? Какое сейчас отношение к тому, что было?
Рая: — У нас вообще принято говорить: «Как хорошо, что я стал алкоголиком». Если бы я не был алкоголиком, я бы не встретил столько друзей и не узнал эту программу. Вы заметили, что мы здесь вообще не материмся? Раньше я сильно материлась. Сейчас же я и дома не матерюсь, да и в обществе мы тоже уже не материмся. Нас приглашают на большие мероприятия, праздники общегородские, это тоже значимо. Если я раньше, пьяная, в день города могла на сцену рваться, а меня милиционеры оттуда стаскивали за руки и за ноги, а сейчас меня приглашают на эту сцену. И эти же милиционеры меня охраняют. Вот и представьте: поменяем ли мы сейчас эту жизнь на ту? И брали бы вы сейчас у меня интервью?

Слушая их рассказы, о многом начинаешь задумываться. Есть та грань, которая отделяет словосочетание «по стопочке» от запоя.

Разговор наш продолжался более двух часов. И даже эти два часа, и даже этот материал не сможет уместить жизни этих, таких разных, но таких интересных людей. Общаясь с ними, я все время пытался нащупать ту грань, которая начинается со словосочетания «по стопочке» и заканчивается запоем. И я понял, что эта грань стирается. Стирается моментально. Вот, вроде, ты выпиваешь каждый вечер, потом вечер превращается в выходные, выходные — в будние дни, а дни — в недели. И человек просто может не заметить, как жизнь летит под откос. И наверное, важно во время поиска этой самой грани успеть вовремя и, главное, правильно поставить запятую в таком нелегком жизненном изречении, как «пить нельзя остановиться».

О месте и времени проведения групп АА в Екатеринбурге и городах области можно узнать по телефону
+7 (952) 732-19-63.

Фото: Дмитрий Горчаков