Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Рената Литвинова: «Я желаю, чтобы души чиновников мучались»

16 октября 2012, 16:15
Рената Литвинова: «Я желаю, чтобы души чиновников мучались»
Фото: Дмитрий Горчаков, 66.ru
Интервью с актрисой, режиссером, продюсером и просто прекрасной женщиной получилось слегка мистическим. Только с ней можно так легко говорить на вечные темы. Темы любви, зла, добра и смерти.

Известная актриса, режиссер, продюсер, да и просто красивая женщина Рената Литвинова представила в Екатеринбурге свою картину «Последняя сказка Риты». Это фильм о смерти. О смерти со светлым концом. Портал 66.ru пообщался с этой прекрасной женщиной о вечном, мистическом и насущном. О том, чего не стоит бояться и во что следует верить. Рената Литвинова — такая, какая она есть — без грима.

— Рената, фильм «Последняя сказка Риты» — фильм о смерти. Откуда родилась такая идея и такая тяга к этой теме?
— Мне казалось, что я сняла достаточно светлый фильм. Видите, какая у нас странная страна. Почему–то считается, что смертельно больные люди, вообще тема смерти вызывает какое-то отторжение. Все стараются эту тему обойти в разговорах. Но ведь смерть есть, и никуда от нее не деться.

Рената Литвинова работала в доме престарелых, своими глазами видела смерть.

— В вашей жизни был факт, когда вы работали в доме престарелых. Видимо, поэтому вам эта тема близка?
— В свое время я работала в доме престарелых, когда совершенно одинокие старики уходили в мир иной и от них оставались горстки фотографий, платьев, халатов, и я держала их за руку. Когда ты думаешь, что уже ничем не можешь помочь этим людям, но ты можешь им помочь, просто держа их за руку. Они тоже очень сильно боялись уходить. И вот тогда я думала: что бы такого им сказать в этот самый момент? И у меня появилась мысль, что, если ты веришь, что твоя душа бессмертна, почему же ты тогда так боишься за свою оболочку? И мое отношение к смерти заключается в том, что ты в момент судного часа переходишь в какую-то другую реальность. Отправляешься в другое путешествие. В жизни не надо избегать таких тем. Это кино помогает понять себя, дает возможность быть сострадательным.

— Вашей героине в фильме задают вопрос: а написала ли она завещание. И она отвечает, что оно не написано и ей совершенно некому и нечего завещать. Хочу спросить уже у вас: а вы написали завещание? Или как и вашей героине, вам тоже некому или нечего завещать?
— Написала. Честное слово. У нотариуса лежит. А вы знаете, я тут недавно нашла свое завещание, которое написала еще в возрасте 7 лет. Я даже внесла строчки из своего детского завещания в фильм.

Главная героиня картины «Последняя сказка Риты» завещает, что ее тело нужно кремировать, прах развеять на ветреной улице и быстро отбежать.

— Представляете, тогда я тоже так думала. Я прочитала свое детское завещание, которое я спрятала между страницами одной книги в шкафу. Оно меня так расстроило. И конечно, в таком молодом возрасте я ничего и никому не могла завещать. Только свой прах, который попросила развеять на улице и быстро отбежать. Сейчас завещание у меня все же написано. Тут я к делу подошла более обстоятельно. Я завещаю многое своему ребенку, и так, чтобы было по справедливости, частичку тем, кого люблю.

— А вообще интересно, всякие же ситуации в жизни бывают. Иногда тема смерти преподносит сюрпризы.
— Конечно, например, взять фильм братьев Коэнов «Большой Лебовски». Там есть фрагмент, где герои развевали прах своего товарища, и он прилетел в лицо одному из них. Но это кино, а вот, например, известный гитарист группы Rolling Stones Кит Ричардс. Представьте: проснуться и осознать, что ты съел прах своего папы. Бывают разные совершенно ситуации в этой жизни, еще похлеще, чем в моем фильме.

Рената говорит, что фильм полностью снимался на ее деньги. Она угробила на съемках картины все свое здоровье.

— Этот фильм снимался на ваши деньги. И даже с композитором фильма Земфирой вы заключили контракт, в котором сумма ее гонорара составила всего 1 рубль. Тяжело было работать над картиной без денег, без чужой помощи?
— «Последняя сказка Риты» снята полностью на мои несчастные сбережения. Недавно один журналист меня спросил: «А сколько вы потратили на фильм?». Я говорю: «Вам сумма нужна?». — Он говорит: «Да. Сколько вы там заработали?». Пока ничего я не заработала, тратить нечего. Копила я, копила, и вот теперь у меня есть главная мотивация зарабатывать. Как раз сейчас мне предлагают деньги, и я над этим размышляю. Брать или не брать.

— Так соглашайтесь.
— Спасибо, я подумаю. А тогда это была такая вынужденная мера — снять картину на наши деньги, конечно, это были долгие, кровавые два года, потому что бывает, два года пролетают, как одна секунда, а это вышел такой многострадальный роман в очень тяжелые периоды. Если бы я знала, что это будет так тяжело, я бы даже не стала за это браться. Но сейчас считаю, что только такая одержимая, как я, могла это дело довести до конца.

Рената верит в приметы, в сны и в сказки. И в жизни нет той самой гламурности, которую мы привыкли видеть в ее образе в кино.

— В фильме показаны пара сновидений главной героини. Для вас сны имеют значение, насколько они важны?
— Вы знаете, у меня бывают периоды, когда сны снятся все время. Бывают сны, которые почему-то переходят в реальность, так сказать, воплощаются. Я очень часто обращаю внимание на приметы. Я же вошла в этот мир примет, народных знаний, про вещие сны, про умерших, про то, что народ собирал долго и тщательно. Эти приметы неразрывно связаны с какими-то знаниями о потустороннем. И мне всегда казалось, что все эти обряды имеют смысл. Однажды я стала замечать, что к перемене погоды мне почему-то снятся умершие. Мне всегда снились умершие около моря, и после этого на улице начинался сильный дождь. А в детстве они просто снились. даже без моря и без дождей. Всегда мир снов интересен, в какой-то определенный момент проход в этот потусторонний мир открывается, а в какой-то — закрывается.

— Что же такое сны для вас?
— Это, скорее, твое личное маленькое кино для тебя. Я даже помню, у меня был период, когда мне умершие долго не снились, и я очень загрустила без них. И еще помню, в детстве я просто обожала этот момент, когда я шла в свою комнату и мысленно готовилась к тому, что сейчас усну и мне покажут что-то интересное. А потом тебе показывают, какие-то увлекательнейшие фильмы, и ты их помнишь. Некоторые не помнишь, но само ощущение, что это было увлекательно, как в кино, остается.

Рената считает, что в жизни многие люди делают то, что их разрушает. Что делать нельзя. Курят, пьют, едят. Убивают себя, живя.

— Ваши героини в фильме только и делают, что курят. Это тоже для вас какой-то определенный символ?
— Да, это такой киношный ход, когда минус перенасыщения сигаретами переносится в плюс. Когда уже сигарета превращается в своеобразную эстетику. Например, во времена золотого века Голливуда, фильмов «нуар», детективы всегда ходили с сигаретой, а женщины-вамп обязательно были в каких-то безумных платьях и курили сигарету. Но главная идея здесь — образ курящих людей, это как образ человечества, который, конечно, склонен к саморазрушению. Мы для чего-то пьем, хотя знаем, что ведь это вредно. Мы много едим, хотя знаем, что это тоже вредно. Мы много чего делаем, как бы понимая, что этого не нужно делать. Человек, конечно, склонен к какому-то саморазрушению. И курение в фильме — как образ людей, которые себя убивают. Живя, убивают.

— А как вы относитесь к запрету показа сигарет и вообще курения в кино?
— Я против того, чтобы запрещать курение в кино. А потом они будут запрещать еще что-то. Например, нельзя будет показывать на экране кровь. Я понимаю, что всему есть мера, но вот так запрещать.... Кто-то, допустим, захочет запретить мне разговаривать о смерти, но она же есть.

— А есть ли фильмы, которые вас пугают, например?
— Вы знаете, я обожала фильм «Звонок». Все части. Правда, никто не осмелился со мной его смотреть. В фильме не бывает страшно. Страшно бывает в жизни. А в фильме — нет. Фильм — это искусство. И искусство пугать тоже должно быть искусством. Но если это талантливый фильм. Бывает много неталантливых.

Рената считает, что она часто в своих фильмах поднимает какие-то социальные вопросы. Например, она часто говорит о том, что разрушать старые исторические здания нельзя. И мечтает, чтобы души чиновников, которые поднимают руку на историю, мучались.

— В фильме есть несколько моментов, когда ваша героиня, некое существо из другого мира, ищет портал в свой мир и понимает, что многие старые здания, в которых могли находиться эти переходы, в Москве просто разрушены.
— Вы хотите спросить, проявляла ли я таким образом свою гражданскую позициию? Я склонна ее проявлять в своем творчестве. Перед фильмом мы связались с архнадзором Москвы, взяли реальные списки снесенных исторических архитектурных памятников. Это был очень толстенный том, и под каждым зданием было написано: «По личному распоряжению мэра Лужкова и мэрии Москвы, был снесен такой-то, такой-то, такой-то дом». Я просто ужаснулась, сколько всего натворил этот человек. Он просто, какой-то вандал, варвар, необразованный, дикий.

— В Екатеринбурге мы сегодня наблюдаем такую же ситуацию.
— Парадоксально, эти люди говорят, что на месте этого исторческого здания появится новое и красивое строение. А на самом деле они строят что-то кошмарное, с какими-то пластмассовыми рамами, и им это кажется красивым. Эти люди совершают настоящие архитектурные преступления, и никто не понес за это никакой ответственности. Москва еще чуть-чуть — и лишится полностью своего исторического наследия. И я, конечно, призываю к тому, чтобы эти здания, эта история как-то охранялись, и чтобы кто-то ответил за эти разрушения. Это ужасно. Я все время говорила: господи, сделайте так, чтобы души этих чиновников, когда они скончаются, переселились вот в эти страшные торговые дома, в это жуткое бетонное, кошмарное элитное жилье. И пускай их души мучаются в этих домах. Допустим, ходит призрак Лужкова или вашего руководителя города по этому зданию, с этажа на этаж, и мучается...

Актриса и режиссер Рената Литвинова говорит, что сказки бывают не только в кино. Они бывают и в жизни. Просто нужно в них поверить.

— Рената, ваш фильм называется «Последняя сказка Риты». Вы верите в то, что сказка может быть и в жизни? Или вы считаете, что сказки могут быть только в кино?
— Если ты веришь в сказки, они с тобой случаются. И обязательно в жизни. Я уверяю вас, сказки в жизни бывают. Просто не стоит недооценивать силу своего воображения. Поэтому я призываю воображать и мечтать. Вы знаете, по своему опыту я точно знаю, что все мои мечты, которые я копила в себе в детстве, они все сбылись. Главное — сила твоего желания и большая воля к его исполнению. И все обязательно сбудется.

Дмитрий Горчаков