Раздел Общество
16 апреля 2012, 17:45

После подвига в четверг: спасатели научили парикмахерш поднимать КамАЗ

Чем занимаются свердловские спасатели, когда им не нужно никого спасать?

В основном мы видим их на месте трагедий и катастроф. Спасатели рассекают лед на «подушках», поднимают грузовики весом в 12 тонн на месте ДТП, спускаются под холодную воду, чтобы вытащить очередного утопленника, летают на парапланах в поисках «потеряшки» или очага возгорания… В первый раз мы встретились со спасателями на прошлой неделе, когда готовили очередную серию спецпроекта «Анатомия профессии». На этот раз корреспонденты Портала 66.ru приехали на базу Службы спасения Свердловской области, чтобы сделать репортаж о том, чем занимаются спасатели, когда никого не спасают, и попали на учения.

«Мой первый утопленник…»

— Дяденька с велосипедом здесь рыбачит постоянно, так он каждый раз проваливается! То велосипед ему достаем, то рюкзак! — начальник маневренно-поисковой группы Александр Немченко показывает на фигуры рыбаков, которые с этого берега озера кажутся серыми точками.

Мы находимся у Спасательной станции Службы спасения Свердловской области, расположенной на берегу Шараташа, в поселке Пески. Немченко только что вышел из ледяной воды и теперь, стоя не берегу, рассказывает студенткам Профессионального училища парикмахерского мастерства случай из практики. Скоро у девушек экзамен по БЖД (безопасность жизнедеятельности). Один из вопросов — спасение человека, провалившегося под лед.

— Можно костюм потрогать? Только что снял перчатку, рука теплая… — девочки шутят со спасателями и снимают их на камеру сотового телефона.

— Вода заливается внутрь, но от тела нагревается. Внутри, конечно, не сухо и комфортно. Там мокро, — комментирует Немченко. На нем водолазный костюм «мокрого» типа. Вода, которая попадает внутрь, согревается от тепла тела, создавая своеобразный эффект термоса.

Немченко уверенным шагом идет по льду и проваливается в прорубь. Девушки должны его спасти.

— Где спасение? Давай, давай! — Александр подбадривает студенток. Сейчас одной из них предстоит забросить спасательный мешок таким образом, чтобы за него мог ухватиться тонущий человек.

Добросить мешок до Александра студентке удается минут через 10 — мешает ветер. Александр тянет его к себе.

Как только девушка потянула веревку, Немченко тут же отпускает мешок.

— Человек обессилил. Не тяни, не надо! Вот видишь: чик — и оборвался. И утонул человек. Были такие реальные ситуации.

— А как тогда? — недоумевает будущий парикмахер-универсал.

— Нужно обмотаться, потом мотануть через себя! Вот так. Все, тяни! — операция по «спасению» Александра продолжается. Спасатель, обмотавшись веревкой, ползет по льду. — Был такой случай: человеку кинули веревку, он за нее взялся, просидев 40 минут в городском пруду в ледяной воде. Веревку дернули, он раз, оборвался — и все…

«Со спасательным кругом то же самое. Вы кидаете круг, человек взялся. После этого не надо сразу тянуть, потому что человек уже ослаб. Он расслабился: надеется, что его вытянут. Он же боролся сколько времени!» учит студенток Немченко.

В основном водолазы нужны там, где уже есть утопленники: это пьяные люди, отправившиеся купаться, дети, не справившиеся с сильным течением, рыбаки, устроившиеся на слишком тонком льду… Далее идет провалившаяся под лед техника — снегоходы, автомобили, летом лодки. Затем технические работы — обслуживание дамб, плотин, мостов. Иногда подводно-технические работы на промышленных объектах.

Спецподготовка спасателей-водолазов длится три месяца. Свердловские спасатели проходят обучение в Тюмени. Есть еще школы в Воронеже и Москве. У нас водолазным работам пока не учат.

Александр Немченко — начальник маневренно-поисковой группы. В Службе спасения работает 17 лет. До сих пор помнит своего первого утопленника. Было лето. Утонула девочка 13 лет. Необходимо найти и достать тело из водоема. 20-летний Александр погружается в воду. Через несколько минут нога утопленницы упирается прямо в маску. Девочка найдена.

«Болезней много, зарплаты нет…»

В это время на берегу Анатолий Шарапов, спасатель 1 класса с десятилетним стажем, рассказывает студенткам о нелегкой работе водолаза:

— Есть правила поведения под водой. Иначе можно кучу болезней заработать, можно вообще не всплыть. Есть больные с баротравмой уха, есть — с баротравмой легких. Это происходит из-за неправильного режима декомпрессии или если в плохом состоянии сам пошел…

В отличие от баротравмы среднего уха баротравма легкого может привести к летальному исходу. Девочки шутят: «Болезней много, зарплаты нет… Как вы еще не сбежали с такой работы?». Спасатели смущенно улыбаются. «Вы не переживайте, у нас тоже сбегают!» — успокаивают их студентки парикмахерского училища и просятся покататься на катере «Стрелец».

Спасатели признаются, что иногда с помощью катера «гоняют» рыбаков: разворачивают «подушку» и жмут на газ.

…У рыбаков разлетаются вещи, и они уходят с насиженного места, где нарушена структура льда. «Буквально вчера ездили на Среднеуральское водохранилище, гоняли рыбаков», — рассказывют водолазы.

…Этой ночью несколько машин со спасателями уехали в Нижний Тагил, где из-за затора таящего льда у моста через реку Межевая Утка в районе деревни Баронская разлилась вода, в результате 12 домов оказались отрезаны от большой земли. После того как завершатся учения, спасатели, которые сегодня выступают в роли лекторов, тоже поедут устранять последствия ЧП.

Пока они рассказывают, как правильно организовывать переправу через реку.

«У нас был случай: попали в беду туристы, порвалась лодка. Машина осталась на одном берегу, а они — на другом. Тогда мы и организовывали переправу», — рассказывает спасатель Сергей Картамышев.

На ЧП — с парапланом

В это время на другой стороне Шарташа поднимается черное облако дыма. Что-то горит.

Спасатель 3 класса Кирилл Якимов высаживает из параплана студентку, на ходу докладывая обстановку.

— 100 метров туда идет, напор хороший. Около КОРа горит трава, ветром ее разносит в сторону торгового центра…

Одна из основных задач парапланериста — воздушный мониторинг очагов возгорания. Этой весной Кирилл планирует получить допуск к поисково-спасательным работам. Пока он единственный спасатель-парапланерист в Свердловской области.

Средняя стоимость одного параплана — 600 тысяч рублей.

«Сверху сосновый лес просматривается, как сито. Параплан движется на небольшой скорости — можно все хорошо разглядеть. Из дополнительного оборудования у нас есть GPS-навигаторы, фото- и видеорегистраторы. Среди продвинутых приборов — инфракрасное излучение», — рассказывает Якимов.

Кирилл Якимов — спасатель 3 класса. В Службе спасения Свердловской области работает 1 год. Профессионально занимается полетами на параплане 7 лет. Четыре раза выигрывал чемпионат России по дисциплине «двухместные паралеты». Бронзовый призер Европы и мира.

В отличие от вертолета, материальные затраты на обслуживание параплана намного ниже, кроме того — он более мобилен. Но есть у него и минусы: на параплане нельзя летать в плохую погоду.

«Это вы фильм «Пила» снимали?»

…Мы уходим со льда и идем к аварийно-спасательному автомобилю Службы спасения Свердловской области.

— …Громкоговоритель, сирена, рация, — спасатель 3 класса Максим Саунин показывает студенткам, как устроен спецавтомобиль. Здесь есть все, чтобы ликвидировать и последствия техногенных катастроф, и последствия ДТП.

Максим достает прибор химической разведки. С виду — обычный чемоданчик. Внутри находятся реагенты на химвещества, которые могут содержаться в воздухе. Прибор показывает содержание опасных химических веществ.

— Лестница, до 4 этажа можно залезть на ней, — Максим показывает на лестницу, установленную на крыше.

— У меня 4 этаж! — радостно сообщает одна из студенток.

— А я на 7 живу, — другая, напротив, расстраивается.

Отсек для аварийно-спасательного инструмента. Здесь есть и перфоратор, и болгарки, и ручной комбинированный резак. Взгляд студенток падает на так называемый расширитель. Он используется при ликвидации последствий ДТП и завалов.

— Это вы фильм «Пила» снимали? — шутят студентки. — Ну все, мы в следующий раз приедем к вам снимать фильм.

«Гидравлический аварийно-спасательный инструмент, мы сокращенно называем гидравликой», — спасатель показывает «гидравлику» в действии.

— С его помощью можно расширять, можно перекусывать что-нибудь. Может поднять автомобиль, например, КамАЗ. Поднимает вес до 12 тонн. Может поднять плиту, — рассказывает Максим.

Максим кладет инструмент под плиты и, с виду не прилагая никаких усилий, раздвигает их.

Студентки относятся к учениям, скорее, как к развлечению: много шутят, то и дело повторяют: «Не хочу быть парикмахером, хочу быть спасателем!»

…И, конечно, ничего не записывают. Спасатели надеются, что, попав в ситуацию, где требуется помощь Службы спасения, их ученицы хотя бы не будут мешать работе, задавать лишних вопросов и создавать панику.

Чтобы получать лучшие материалы дня, недели, месяца, подписывайтесь на наш канал. Здесь мы добавляем смысла каждой новости.