Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Анатомия профессии: работник зоопарка между лошадью и мини-коровой

11 апреля 2012, 12:00
Корреспонденты Портала 66.ru провели день с теми, от кого зависит жизнь экзотических для нашей страны американских миниатюрных лошадей. Их средняя стоимость в России составляет $25 тыс. Кто и как охраняет сокровище Екатеринбургского зоопарка?

Портал 66.ru продолжает спецпроект «Анатомия профессии». Его герои — врачи, спасатели, полицейские, работники Екатеринбургского зоопарка и пожарные. В первой серии проекта в объектив нашей фотокамеры попал участковый Кировского района. В этот раз мы расскажем о рабочих буднях рядового сотрудника зоопарка.

Морозное утро. На часах 7:20. Через служебный вход Екатеринбургского зоопарка проходят сонные люди. Рабочий день в зоопарке начинается в 8, но даже в 7 здесь можно встретить рабочих. Они энергично машут лопатами, бросая в кузов грузовика глыбы снега. Мужчина средних лет около помещения с надписью «Обезьяны» сбивает наросшую за ночь корку льда… Мы проходим мимо зарешеченного помещения с хищными птицами (сейчас оттуда не доносится ни звука) и оказываемся перед табличкой с надписью «Американские миниатюрные лошади».

В конюшне горит свет. Это значит, что Любовь Михайловна (именно она отвечает за «миниатюрок» Оскара и Мирту) только что была здесь. Потоптавшись минут десять около пустой левады, мы направляемся на ее поиски.

Любовь Михайловна оказывается в помещении с надписью «Слоновник» (заходить со стороны служебного входа). Каждый день она встает в 5:10, в зоопарк приезжает в 6:30.

К 8 часам Любовь Михайловна успевает разбудить лошадей, сделать морковную кашу для слона, почесать за ушком местного кота Ваську и выпить кружку чая.

В небольшой комнате помещаются два стола и несколько стульев. Есть плитка, на которой можно разогреть обед. Уже в 7:30 около электрочайника группируются сотрудники зоопарка. Все в рабочих костюмах. Мы изучаем распорядок дня миниатюрных американских лошадей. Он висит на шкафу, у входа.

Коту Ваське 18 лет. Из них 2 он живет в зоопарке. При взгляде на упитанного кота становится ясно, что он не из тех, кто будет гоняться за мышами.

— Раньше в зоопарке держали несколько штатных крысоловов, но добрые рабочие закармливали кошек так, что им уже было не до мышей, — рассказывают сотрудники зоопарка. — Остался вот только Васька.

Любовь Михайловна пять лет проработала управляющей в частной конюшне в УралНИИСХозе. На постое здесь содержались 24 лошади.

— Мне потом так надоели эти бессонные ночи… То одна лошадь, заболеет, то другая. Бросаешь все и даже ночью едешь, чтобы сделать укол… — вспоминает Любовь Михайловна. — Когда в 2010 году в Екатеринбург привезли «миниатюрочек», мою подругу позвали в качестве консультанта. Она предложила мне ухаживать за ними. Я съездила, посмотрела, лошади мне понравились. Я подумала: а почему бы и нет? Здесь денег, конечно, не заработаешь, зато тихо. Спокойная работа.

Мы выходим из «слоновника» и направляемся к конюшне. Там проводим первые утренние процедуры — очищаем лошадей от опилок.

— Скучаете по большой конюшне?

— Каждую неделю туда езжу, — улыбается Любовь Михайловна. В УралНИИСХозе осталась ее собственная лошадь, на которой занимается сын. У него второй юношеский разряд по конкуру.

Любовь Михайловна сбивает несколько сосулек под крышей конюшни. Сначала идет в денник к Оскару. Мирта подходит к сетке, висящей между денниками, и энергично начинает ее лизать. Средняя стоимость таких лошадок в России — $ 25 тыс. Самая дорогая миниатюрная американская лошадь в России стоит $100 тысяч, в мире — $8 млрд.

«Миниатюрочки» приехали к нам из Подмосковья. Ферма Леонида Горянского — одно из немногих мест, где занимаются разведением лошадей, не превышающих 82 см в холке. До того как заняться разведением миниатюрных лошадей, бизнесмен Горянский торговал импортными грузовиками и автодеталями.

Сейчас Оскару 2 года. Когда в 2010 году его привезли в Екатеринбургский зоопарк, был поставлен диагноз: сосудистая недостаточность. Эта болезнь проявляется в частых перепадах давления.

Несколько недель назад конь страдал коликами, пришлось ставить капельницу. Теперь сидит на таблетках. Проблемы со здоровьем у искусственно выведенных пород считаются нормой.

— Доброе утро, малыш! Доброе утро, мой хороший, — Любовь Михайловна просит нас отойти в сторону и встать так, как того требует техника безопасности, то есть перед лошадью. Если лягнет даже такая маленькая лошадка, то мало не покажется. — С утра мы бываем вот такие грязные, потому что мы спим в опилках. Утром начинаем причесываться, да, мой хороший?

«Сейчас мы будем красивыми, чистыми, хорошими мальчиками. Да, моя ласточка?»

Мирта энергично стучит ножкой. Опилки так и летят в разные стороны.

— Мирта, ты что там делаешь? Мирта? — спрашивает Любовь Михайловна. — Ей скучно, что сначала к мальчику пришли, а не к девочке…

Мирта старше Оскара на год. Недавно у нее был заворот кишок, пришлось лечь на операцию.

Сейчас Мирта сидит на строгой диете. Под низким потолком подвешен рептух. Чтобы добыть сена, приходится хорошенько потрудиться.

В день такой малышке полагается съедать не больше 2 кг сена. «Но если Мирте дать 3 кг, то она съест и 3», — смеются сотрудники зоопарка.

Лошади по очереди выходят на прогулку. Сейчас Оскар и Мирта гуляют отдельно. Их разлучили, чтобы вызвать взаимный интерес.

Весной сотрудники зоопарка планируют покрыть лошадей и через 11 месяцев получить первое потомство. Уже сейчас видно, что разлука пошла «миниатюркам» на пользу. Оскар начал проявлять интерес к Мирте.

Продавать элитную «миниатюрочку» невыгодно. «Согласно 94-му федеральному закону, мы можем приобрести животное только на сумму меньше 100 тысяч в квартал. Единственный для нас выход, если мы хотим приобрести какое-то животное, — это обмен», — рассказывает Светлана Поленц, заведующая научно-просветительным сектором Екатеринбургского зоопарка.

После разминки в леваде лошадей ведут гулять по зоопарку. Ходить вокруг тигров вместе с лошадьми запрещено. У хищников начинается сильное слюноотделение, от этого они могут и заболеть.

«Это ей кажется, что она лошадь. На самом деле она ослик», — говорит Любовь Михайловна про Мирту. Та упирается и не хочет выходить из левады. Мирта уже знает, что ей предстоит сделать круг вокруг клеток с пумами и снежными барсами по скользким заледенелым дорожкам.

— Вот мы ходим с утра, дразним животных. Они сходят с ума, видя нас. Думают: вот какой лакомый кусочек! — шутит Любовь Михайловна.

Мирта переставляет ноги осторожно, на дорожках зоопарка настоящий каток. Возвращаемся домой. Пока Мирте не дают больших нагрузок, чтобы она пришла в себя после операции.

Выводим Оскара. Он то и дело срывается в рысь. Его ведут на площадку, где летом гуляет слониха Даша. Сейчас площадка засыпана снегом.

Любовь Михайловна берет коня на корду и командует: «Рысь!» Оскар радостно скачет рысью.

Сделав несколько кругов, по команде переходит в галоп.

«Что сейчас надо с тобой сделать? По-лю-бить! Все. Молодец!» — Любовь Михайловна остается довольна тренировкой. Мы отправляемся домой.

На завтрак, обед и ужин у миниатюрных лошадей — морковь. В обед к ней добавляют еще яблоко и полгорсти травяных гранул.

«Морковь нужна для поддержания энергетического баланса в организме лошади», — говорит Любовь Михайловна, нарезая овощи соломкой. Если кормить лошадь неправильно, у нее могут начаться колики.

После обеда лошади выходят размяться в леваде. Уже через несколько минут около забора скапливается толпа любопытных.

Любовь Михайловне пресекает попытки посетителей накормить лошадей попкорном, жвачкой, сахарной ватой и мороженым.

— А она виноград ест? — спрашивает девочка лет восьми. Она пришла в зоопарк вместе с бабушкой.

— Нет. Кормить лошадь нельзя, — Любовь Михайловна говорит то, что и так написано на табличке, закрепленной прямо по центру.

— Все равно, скажи, нету, — смеется бабушка.

Тут же подбегают два мальчика лет восьми: «Смотри, смотри. Там мини-коровы! Пойдем покормим. А ему попкорн можно?».

Девочка 7-ми лет:

— Ой, у них такие большие животы! А когда они ягнятся? Весной будут?

— Нет, они не ягнятся, это лошади! — объясняет девочке мама.

— А она может укусить?

— Если не пытаться положить руку в рот, то нет, — говорит Любовь Михайловна.

— Это она вас укусила? — девочка смотрит на забинтованную руку сотрудника зоопарка.

— Нет, меня покусала совсем другая лошадка, — улыбается Любовь Михайловна.

Редкий посетитель зоопарка признает в Оскаре и Мирте настоящих лошадей. Самое лестное, что они слышат в свой адрес, — это «пони».

— Я хочу погладить! — из кафе напротив выбегают две девочки лет десяти и пытаются дотянуться до лошади.

— Нет! Она укусит! — женщина средних лет скучающе смотрит по сторонам. Ее взгляд упирается в табличку. — Вот посмотри, написано: «Осторожно, животные кусаются!» Она укусит, и палец откусит.

— Не пугайте ребенка так, а то она потом будет бояться всего, — вмешивается в разговор Любовь Михайловна.

— Я на львов хочу посмотреть! — кричит другая девочка, лет семи.

— Чего? Ты же говорила, что лошадок любишь, а сама уходишь, — удивленно замечает папа.

В это время Любовь Михайловна просит Оскара исполнить один из трюков, которым сотрудники зоопарка обучали лошадей все лето.

— Ножку давай! Ножку! Давай, пошли! Вот! Ножку давай! Ножку. Вот примерно так нужно заходить, — объясняет она нам то, что должно получиться у Оскара. — Красиво. Ай, хорошо! Ну-ка, еще раз! Молодец! Давай-давай! Опа!...

Оскар не всегда понимает, чего от него просит человек, но некоторые элементы ему все же удаются.

После прогулки в конюшне появляется ветеринар Татьяна Геннадьевна. Сначала идем к Оскару.

— Шерстка у нас хорошая, — Татьяна Геннадьевна придирчиво осматривает коня. — Это он у нас сейчас, тьфу-тьфу, молодец… Ты давала ему уже этот сиропчик-то неврологический?

— Да. Таблетки мы выпили, сиропчик мы выпили. Вот стоим едим сено, — улыбается Любовь Михайловна.

Оскар, почуяв неладное, разворачивается в деннике таким образом, чтобы Татьяна Геннадьевна оказалась сзади.

— Ну, куда ты, не надо ко мне попой! — ветеринар делает шаг назад. — Он просто думает, что мы делаем фиксацию на капельницу. Он же недавно прошел курс капельниц, после этого немножко побаивается.

— Вы отойдите. Он может лягнуть довольно сильно. Осик, иди сюда, — Любовь Михайловна берется за недоуздок и крепко держит коня. Осмотр продолжается.

— Да иди, не бойся, я тебя не буду трогать, — Татьяна Геннадьевна проверяет, в каком состоянии десны лошади.

Оскар вновь угрожающе поворачивается к ветеринару. «Так, не надо на меня прицеливаться!»

Оскар в этот раз обходится лекарством, а Мирте делают укол.

Ветеринар дает последние указания. Любовь Михайловна кивает: «Да, все понятно». После этого она направляется в «слоновник», достает с полки личные карточки Оскара и Мирты и тщательно записывает в них все, что мы сегодня делали. Укладывать спать американских «миниатюрочек» будет уже другой сотрудник зоопарка.