Раздел Общество
27 февраля 2012, 14:17

F.A. Q. для кандидатов. Каждого второго чиновника — в тюрьму

В очередном выпуске спецпроекта Портала 66.ru рабочие Уралмашзавода обосновали ненависть к белым воротничкам и веру в доброго царя, утвердили базис для высокой рождаемости и низких цен на бензин, а также предупредили, что бояться надо гражданской войны, а не митингов.

Сегодня в общественном сознании закрепился стереотип: заводские рабочие — аполитичные люди, готовые голосовать «за кого надо» и ездить на «нужные» митинги по приказу начальника. На них относительно легко можно давить «административным ресурсом», потому перетащить таких избирателей на свою сторону предвыборными лозунгами ни один из кандидатов в президенты не сможет. Так принято считать. Но эта теория показалась нам совершенно не подтвержденной пролетарской серией «F.A.Q. для кандидатов».

Специально для пятерых участников предвыборной гонки мы отправились на завод заводов — Уралмаш, чтобы подробно расспросить рабочих о том, кого и почему они готовы назначить новым президентом страны.

Хотели прийти в цех. Но туда просто так не попасть. Во-первых, завод — почти режимный объект. Рассматривать и тем более фотографировать можно далеко не все. Во-вторых, не знающего всех тонкостей техники безопасности журналиста здесь могут и зашибить. Потому пускают по предварительной договоренности и строго под присмотром сотрудников пресс-службы.

Такой официоз к откровенному разговору на политические темы не располагает. И мы пошли другим путем — в обеденное время проникли в столовую одного из цехов. Здесь, за кружечкой компота, на наши вопросы ответили заводчане самых разных должностей и возрастов. От токаря и слесаря до начальника отдела. От 23 до 50 лет.

Честно и откровенно говорить о выборах они согласились только на условиях строгой анонимности. Потому мы использовали уже проверенную технологию «франкенштейн-интервью» — собрали из их ответов один текст.

ТТХ: Уралмашзавод.
Место и время: столовая 41-го цеха, 22 февраля, 13:30.
Количество обедающих: 22 человека.
Средняя цена обеда из трех блюд с выпечкой и компотом: 120 руб.
Самое популярное блюдо в меню: суп гороховый.
Объем порции: на глаз.

Выборы. «Путин, конечно. В первом же туре»

— Вы на выборы пойдете?
— Да, скорее всего.

— За кого будете голосовать?
— Не знаю. Не решил еще.

От чего зависит решение?
— Говорят, к нам скоро Путин приедет. Ничего точно не известно, но мужики на заводе к встрече с ним уже готовятся. Я бы тоже пошел, но не понятно пока, пустят меня или нет. Ясно же, что не всех пустят. Но главный вопрос, который нас всех волнует, я думаю, Путину зададут.

— Что за вопрос?

— Вопрос простой: как он планирует развивать наше машиностроение?

— Какие есть варианты ответа?
— Тут важно понять, вообще нужно ему отечественное машиностроение или нет. Будут заводам помогать после выборов или развалят их. Мы же сейчас в подвешенном состоянии. С одной стороны, страна вступила в ВТО. Это значит, что сейчас к нам иностранцев пустят или просто будут у них закупать технику и станки. С другой стороны, по логике, убивать российские заводы власти ни к чему. Представляете, что будет, если целая отрасль помрет? Это вам не Пикалево. Все намного серьезнее.

«Уралмаш» — завод заводов, построенный еще в первую советскую пятилетку. Сегодня здесь работает больше 6 тысяч человек. Большинство из них живут в одноименном микрорайоне.

— Как президент может помочь машиностроителям?
— Заказы обеспечить, в руководстве предприятия порядок навести. А то у нас скоро начальников будет больше, чем рабочих.

— Причем здесь президент? Заказы и структура руководства — это внутреннее дело предприятия.
— Не смешите. Как Путин скажет, так и сделают. Но даже если не станет лезть в дела завода, все равно может сильно помочь. Хотя бы НДС для Уралмаша отменить. Ты вспомни, как в свое время ельцинская банда всю отрасль на колени поставила. У заводов же до них денег очень много было. Но нам зарядили НДС больше 30% — и все. О чем думали, вообще не понятно. Сейчас, конечно, налог поменьше — 12% вроде. Но все равно это много.

— Предположим, Владимир Путин вдруг объявит, что вообще не планирует поддерживать машиностроение. Станете за него голосовать?
— Не стану. Либо вообще не пойду на выборы, либо приду и испорчу бюллетень.

— За других кандидатов голосовать не хотите?
— За этих? Ну уж нет. Зюганов с Жириновским — клоуны. Миронов — вообще непонятно кто. Каждый раз они на выборы идут. Никто за них не голосует.

А Прохоров?
— Кстати, да. Прохоров, вроде, нормальный мужик. Видно, что умный. И говорит всегда по делу. Но он со своей колокольни судит. Он же бизнесмен. И рассуждает, как бизнесмен. Думаю, не все его поймут.

Своя столовая есть практически у каждого цеха. Кормят здесь обильно, довольно вкусно и недорого. Но, как рассказывают рабочие, популярность заводского общепита падает — многие предпочитают приносить обеды из дома.

Как думаете, кто победит на выборах?
— Вы серьезно? Неужели не понятно? В первом же туре.

— Вас могут заставить голосовать за кого-то из кандидатов?
— Нет.

— После выборов в Госдуму много говорили и писали о том, что работников крупных предприятий принуждали голосовать за определенную партию...
— Слухи такие по заводу ходят. Но меня лично никто не заставлял. Как они меня заставят?

— Пригрозят, например, лишить премии.
— Переживу. Не страшно.

— А если скажут, что уволят?
— Тогда, наверное, проголосую. Но зачем начальству это надо? Во-первых, Путин и без меня соберет достаточно голосов. А во-вторых, начальству мое увольнение не нужно. Ну уволят. На улице не останусь. Если руки из нужного места растут — работа всегда найдется. А вот где завод найдет мне замену — это вопрос. Смотрите, систему профессионального образования в девяностые развалили. Престиж профессии опустили ниже плинтуса. В итоге сейчас нормального, опытного работника просто не найти. Это юристов и менеджеров — навалом. Увольняй хоть целыми отделами. А станочников, слесарей, тем более — инженеров очень тяжело найти.

«Уралмашзавод» собирает оборудование для горняков, металлургов и строителей. Основной акционер предприятия — Газпромбанк — обеспечивает ему также крупные заказы от нефтяников.

Общество. «От безделья они митингуют»

— Вы согласны с тем, что в России грядут большие перемены?
— Нет. С чего это вдруг?

— Ну как же? Люди вышли на улицы, требуют честных выборов и соблюдения их конституционных прав.
— Вы про Болотную что ли?

— В том числе.
— Да ну. Глупости это. Не серьезно. От безделья они митингуют. Много сил, видимо, и свободного времени. Постоял бы смену у печи, я бы посмотрел, как бы он после этого митинговал.

— Но ведь они не просто так это делают. Раз столько народу продолжают регулярно ходить на митинги — значит, они чем-то действительно не довольны...
— А я сейчас расскажу, чем они не довольны. Смотрите, до кризиса менеджер по продажам в Москве в среднем получал 100 тысяч. Ты представляешь! Сидит в офисе, пьет чай целыми днями. Ну сделает пару звонков за день, ну заполнит одну-две платежки. И вот за это — 100 тысяч. А потом ударил кризис. Их хозяева затылок почесали и решили: все, за просто так деньги платить не будем. Зарплаты упали. Кто виноват? Конечно, власть. Все. Пишем на ватмане «Путин — козел» и идем на площадь.

— А вы всем довольны?
— Конечно, нет.

В столовых рабочие перешептываются: ходят слухи, что после выборов на заводе грядут большие перемены. Якобы «Уралмаш» для «налоговой оптимизации» разобьют на много отдельных юридических лиц.

— Что не устраивает?
— Много чего. Например, цены на жилье. Была программа «Доступное жилье — гражданам России». Из названия же все понятно. Строй дома и продавай их по нормальным ценам. Но ведь нет. Строить стали много, это да. Но цены космические. Так ведь нельзя.

Приходит на завод молодой специалист. Нормальный парень, зарабатывает, вроде, прилично. Но живет с мамой. И отдельную квартиру купить не может. Даже в ипотеку. Ему кредит либо вообще не дадут, либо зарядят такой процент, что никакой зарплаты не хватит. Это разве нормально? И вот скажите, как мы собираемся демографию улучшать, если этому парню, простите, бабу привести некуда?

Или бензин, например. Не могу я понять, почему в нефтяной стране бензин так дорого стоит. Нам говорят: цены зависят от мировых расценок на нефть. Но почему-то, когда нефть дорожает — бензин тоже дорожает. А когда дешевеет... он все равно дорожает. Ну где логика?

— Кто в этом виноват?
— Чиновники, конечно. Воруют, паразиты. Взятки берут. Даже мелкие служащие за любую справку взятку требуют. А большим начальникам коммерсанты, наверное, вообще миллионами заносят. Причем воруют годами! На глазах у всего города! Дворцы себе строят, мерседесы на бюджетные деньги покупают. Никого не стесняются.

— И что делать?
— Сажать. Каждого второго чиновника хоть завтра можно судить и сажать! По пятнадцать лет строгоча каждому выписать! Новые на их места придут — сто раз подумают, прежде чем воровать.

Станки завода сильно устарели. Здесь есть совсем раритетные образцы довоенного оборудования. Руководство с этой бедой борется — объявлена масштабная программа модернизации. На предприятие периодически привозят потенциальных поставщиков новых станков. Летом 2010 привозили японцев.

Деньги и стиль жизни. «Счета в банке нет. Но на жизнь хватает»

— Сколько у вас денег в кошельке прямо сейчас?
— 4766 рублей (среднее арифметическое — прим. ред.).

— Хватает того, что зарабатываете?
— В принципе, да. Не жалуюсь. Есть машина, квартира, дети обуты, одеты, накормлены. Счета в банке, правда, нет. Но на жизнь хватает.

— На что вы тратите основную часть заработанного?
— На все. На бензин, на квартплату, на детей, родителям помогаю. Сложно какие-то основные траты назвать. Сюда немножко, туда чуть-чуть — так вся зарплата и разлетается.

— Где вы проводите отпуск?
— В цехе, на огороде или на диване перед телевизором.

— За границей отдыхать не хочется?
— Почему не хочется? С удовольствием съездил бы.

— Денег не хватает?
— Вообще хватает. Если сильно захочу — поеду и семью всю вывезу. Не вопрос. Просто всегда есть траты поважнее: ремонт в квартире, автосервис, ребенка в школу собрать, жене шубу купить.

— Как проводите свободное время?
— Как все нормальные люди: кино, боулинг, магазины. В футбол играю, летом на челябинские озера езжу.

— А театры, музеи?
— Бываю, но не часто. Последний раз на выставку картин Сальвадора Дали ходил.

— И как?
— Не понравилось. Фигня какая-то.

За обедом на «Уралмаше» главная тема для обсуждения — грядущий визит на завод Владимира Путина (хотя никаких официальных сообщений об этом пока нет).

Мечты и страхи. Мерседес и гражданская война

— О чем вы мечтаете?
— Захватить мир (смеется).

— А если серьезно?
— Да много о чем. Квартиру новую хочу. Мерседес тоже хочу, даже больше, чем квартиру.

— Чего боитесь больше всего?
— Гражданской войны.

— Думаете, в России может начаться война?
— Нет, конечно. Никому это сейчас не нужно.

— Тогда почему вы именно гражданскую войну назвали, а не третью мировую, например?
— Гражданская страшнее. Смотрите: мы можем продать все свои ракеты и танки, можем развалить оборонку и всей страной косить от армии. Но все равно, если Америка или какой-нибудь другой вероятный противник на нас нападет, мы ему голыми руками навешаем люлей и еще будем гнать до исторической родины. Всегда так делали. А вот если у нас брат на брата попрет, это очень плохо закончится.

Чтобы получать лучшие материалы дня, недели, месяца, подписывайтесь на наш канал. Здесь мы добавляем смысла каждой новости.