Раздел Общество
14 февраля 2012, 18:12

Совладелец «Овощебазы №4»: «Боюсь, арестуют, чтобы добить Контеева»

Раздается звонок в редакции. Беру трубку. «Василий. Это совладелец «Овощебазы № 4». Боюсь, что меня посадят. Давят со стороны следственного комитета по делу Контеева. Давайте встретимся».

Обстановка интервью напоминала шпионский триллер. Место встречи: один из торговых центров города, парковка, минус второй уровень. Там затонированная белая иномарка. Внутри — Игорь Иванчиков, совладелец ООО «Продовольственная компания №4», более известного как «Овощебаза №4».

Узнать его было несложно — мы пересекались с г-ном Иванчиковым на пресс-конференции, которую давала Лариса Контеева в разгар событий, связанных с арестом ее мужа. Опасаясь за свою свободу, он написал жалобу генеральному прокурору РФ Юрию Чайке. Он боится, что его арестуют.

— Игорь, зачем весь этот шпионский антураж? Кого боитесь, от кого прячетесь?

— Я не скрываюсь, просто осторожничаю, опасаюсь, что меня могут взять под стражу, поэтому избегаю публичных мест.

— Есть причины?

— Мне кажется, есть. Начну с начала. 1 декабря прошлого года у меня был обыск. Его проводил следователь Коновалов, были два понятых. Обыск проводили по постановлению от 18 ноября, которое вынес суд.

— Какова его формулировка?

— Давайте я прямо сейчас ее зачитаю: «В целях отыскания, изъятия орудий преступления, предметов и документов для расследования уголовного дела». Какого уголовного дела, никто не сказал. Просто пришли искать оружие. Я сразу испугался, что могут подбросить. Первое, что мне сказали сразу, с порога: «Конвой оставляйте, пусть ждет на улице, обязательно потребуется». Через какое-то время, когда обыск начался, они говорят: «А вы почему не собираетесь?». Я говорю: «А что, надо?». Они говорят: «Да, все, пора». Я начал какие-то вещи собирать. Они еще все время комментировали: «Это не бери, не понадобится, а вот это обязательно сложи». Вот это издевательство продолжалось час-полтора.

— Значит, вещи не понадобились?

— Пока нет.

— Они что-то изъяли?

— Два телефона, ключи, диск DVD — на нем «Архив» было написано. Ключи зачем им? И трудовую книжку дочери изъяли — вообще не понятно, что к чему.

— Во время обыска вам что-то говорили?

— После обыска начали убеждать меня, что я должен пойти на сотрудничество со следствием. Предлагали мне дать какие-то показания на Контеева. Говорили, что у них есть масса свидетелей, которые подтвердили мою связь с ним. На все это я только отвечал: «Я вообще не понимаю, о чем вы говорите». А в момент подписания протокола следователь Коновалов предложил явиться с повинной. Так и сказал: «Мы вас ждем с повинной в течение недели. Если вы не задумаетесь, не примете правильное решение сотрудничать со следствием, мы вас включаем в состав организованной преступной группировки, которую возглавляет Контеев. И вы все получите от 5 до 7 лет». Говорил, что суд даже не будет толком разбираться. ОПГ и все тут, поехали.

А в прошлый понедельник позвонил оперативник Дудин из Следственного комитета, который, как он сказал, работает в группе по расследованию дела Контеева. Просил прийти на собеседование. Я спрашиваю: «Ну а вопрос-то какой? Поясните, в чем дело». Он говорит: «Захотел с вами поговорить. Приходите во вторник в 2 часа». В это время мой адвокат был занят, некогда ему было. Он перенес на четверг, на 6 часов вечера. Меня это очень насторожило. Ну о чем со мной разговаривать поздно вечером?! И я все-таки решил не ходить, пока не будет официальной повестки.

— А что особенного? Позвонил человек, представился, попросил о встрече...

— Сейчас я уже понимаю, что это было бы за собеседование. Предъявили бы какую-нибудь бумагу и арестовали.

— Почему вы в этом так уверены?

— Ну почему? Потому что, например, сегодня моей бывшей жене звонил начальник следственной группы по Виктору Контееву, следователь по особо важным делам Ярослав Коновалов. Кричал на нее, требовал, чтобы я пришел. Угрожал, что приедет сам. Моя жена вообще никакого отношения к этим делам не имеет. Мы с ней разведены с 2003 года.

— Погодите, насколько я понимаю, звонки вам и вашей бывшей жене начались после того, как следственный комитет обвинил Виктора Контеева во взятке в 5 млн руб. Как утверждает СК, взятка была передана чиновнику в виде доли в одном из «коммерческих предприятий». Выходит, это предприятие — «Овощебаза №4»?

— Судя по тому обвинению, которое я прочитал в СМИ, речь идет об одной и той же доле. Сейчас в Орджоникидзевском суде Екатеринбурга уже, это мое мнение, подходит к окончанию дело, где я — потерпевший. Обвиняемая — Татьяна Русина, еще один учредитель «Продовольственной компании №4». Она обвиняется по статье 159 ч. 4 «Хищение в особо крупных размерах», которое расследуется ГСУ ГУВД области. Предмет — как раз эта доля — 51,28%, которую Русина у меня в декабре 2008 г. незаконно забрала. Я был восстановлен в правах участника Арбитражным судом Свердловской области в ноябре 2009 года и протоколом 17-го апелляционного суда в январе 2010 г. И сейчас речь-то идет как раз о том, что якобы я являлся посредником передачи этой доли.

— Передачи ее Виктору Контееву?

— Да, да. Это началось все в декабре 2008 г. Тогда я обратился с заявлением на имя начальника ГУВД Свердловской области Никитина М.А., в котором изложил обстоятельства совершенного Татьяной Русиной преступления и попросил привлечь ее и ее мужа, Виктора Демина, к уголовной ответственности.

(Напомним, Виктор Демин в свое время оформил на Игоря Иванчикова договором дарения свою долю в «Продовольственной компании №4» — 51,28%. Позднее, в 2008 году, Татьяна Русина на собрании акционеров лишила Игоря Иванчикова этой доли. Игорь Иванчиков после долгих судебных разбирательств восстановил себя в правах соучредителя. — Прим. ред.).

22 января 2009 г. Орджоникидзевским РОВД было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного частью 4 статьи 159. Дело было направлено в районный суд, а потом, 16 марта 2011 г. — в прокуратуру Свердловской области. 21 июня 2011 г. Татьяне Русиной предъявили обвинение. Сейчас уголовное дело по ст. 159 ч. 4 принято к производству судьей Орджоникидзевского районного суда Ольковой Л.В. Идет следствие. А Татьяна Русина прикрывается якобы давлением на нее со стороны Виктора Контеева.

— На каком основании?

— Якобы она передала мне долю, защищаясь от влияния Виктора Контеева. А попытка отнять ее обратно — восстановление справедливости. Ее версия основана на том, что она опасалась, что Контеев будет способствовать отзыву у базы лицензии на право торговли, многочисленным проверкам различных инспекций. И, далее, лишения «Продовольственной базы №4» права аренды земельного участка (часть земли до выкупа ее в ноябре 2007 г. принадлежала ЕКУГИ). Это все не соответствует действительности. Именно с этим якобы давлением Татьяна Русина связывает свое вынужденное согласие на оформление на меня доли в 51,28%.

— Почему вы так уверены, что в ее доводах нет объективности?

— Да уже только потому, что с 1999 г. «Овощебаза №4» не занимается торгово-закупочной деятельностью. Только сдачей складских помещений в аренду. Какие тут могут быть проверки торговой деятельности? Кроме того, как только арбитраж в ноябре 2010 г. подтвердил мои права на долю в 51,28%, Татьяна Русина и ее сестра Елена предложили мне выкупить их доли: 48% и 0,64% соответственно. Они подписали все документы у нотариуса и в течение года получили 25 млн руб. Ей ведь никто не угрожал, никто ее не заставлял эти деньги получать.

— Когда тут появилась взятка? Я так понимаю, вас сейчас считают посредником по ее передаче от Русиной Контееву.

— О ней я узнал в прошлую пятницу, когда СК вынес постановление привлечь Виктора Контеева по ст. 290 ч. 4. Суть обвинения в мой адрес сводится к следующему: Иванчиков — якобы доверенное лицо Контеева и посредник в получении им взятки. Доли 51,28% в уставном капитале «Продовольственной базы №4», которую я оформил на себя в сентябре-ноябре 2004 г.

Я считаю, все выводы основаны исключительно на лживой и противоречивой информации, предоставленной Татьяной Русиной. Так она пытается избежать уголовной ответственности за совершенное ею преступление и оговорить меня и Виктора Контеева. Выводы являются абсурдными, ибо противоречат объективным обстоятельствам, установленным в ходе расследования уголовного дела по обвинению Русиной.

— А зачем это следователям?

— Я считаю, что действия следственной группы оказывают давление на судью Олькову. Чтобы не допустить вынесения в отношении Татьяны Русиной законного и обоснованного обвинительного приговора. Создается абсурдная ситуация. Я одновременно и потерпевший по уголовному делу Русиной, и фигурант по делу о получении взятки Виктором Контеевым. И все это происходит вокруг законно установленного права на 51,28% «Овощебазы №4».

— В четверг должен состояться суд по Татьяне Русиной. Вы там присутствовать будете? Или побоитесь, что он может закончиться для вас плохо?

— Это все пока мои домыслы. Я не знаю доподлинно, как развиваются события. Но предполагаю, что либо до, либо после суда может появиться какая-то опергруппа, мне предъявят обвинения, и я буду задержан. Я уверен, что следователям нужны мои показания на Контеева, потому и такая спешка.

— Ваши предположения: на что направлены теперешние действия Татьяны Русиной?

— Если посмотреть всю хронологию, я могу сказать, что все ее действия рассчитаны только на личную выгоду. Мне кажется, в ее приоритете — обосновать свои действия непонятными заговорами и бредовыми предположениями.

Чувствовалось, что человек переживает за свою судьбу. Во время нашей беседы к автомобилю приблизился молодой человек и попросил воспользоваться прикуривателем в авто. Какие-то проблемы с автомобилем у него возникли. Игорь Иванчиков сначала напрягся. «Я уж подумал, что караулят, потому как парень сначала долго смотрел в нашу сторону и разговаривал по телефону». Но вроде обошлось.

В четверг состоится очередное заседание Орджоникидзевского суда по делу Татьяны Русиной и, как считает Игорь Иванчиков, именно здесь его могут взять под стражу. Осталось немного времени. Портал 66.ru продолжит следить за ходом этого дела.

Чтобы получать лучшие материалы дня, недели, месяца, подписывайтесь на наш канал. Здесь мы добавляем смысла каждой новости.