Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Алексей Венедиктов, «Эхо Москвы»: «Путин будет эксплуатировать запрос на борьбу с коррупцией до 2018 года»

24 сентября 2015, 18:30
Алексей Венедиктов, «Эхо Москвы»: «Путин будет эксплуатировать запрос на борьбу с коррупцией до 2018 года»
Фото: 66.ru
Главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» в интервью Порталу 66.ru — о том, что напишут о Владимире Путине в учебниках истории через 20 лет, кто и зачем сегодня натравливает народные массы на богатых чиновников, что может объединить Россию и Америку и о чем будут говорить федеральные СМИ в начале нового политического сезона.

— В этот раз в Екатеринбург вы привезли новую книгу про «Эхо Москвы». Я читал немало книг о принципах и жизни разных редакций и всегда оставался один вопрос: какова степень откровенности подобных строк? В процентах. У вас, например.
— Всё, что я говорю в книге, — это правда. Но не вся. Что-то я умолчал, но в тех словах, что опубликованы в книге, нет ни капли вранья, ни одного мифа. Но я могу отвечать только за себя. Что касается других авторов, каждый из них говорил, что хотел. Каждый цензурировал и мифологизировал себя, как хотел. Получился сборник страшных сказок об «Эхе Москвы».

— Думаете, это интересно кому-то, кроме профессионального сообщества?
— Профессиональному сообществу она вообще не годится. Это же развлекательная книга. Она учит тому, как стать успешным. И писалась она для тех, кто хочет добиться успеха. Неслучайно книгу делала Леся (Леся Рябцева — помощник Алексея Венедиктова, — прим. 66.ru), которой 24 года. На самом деле это книга для молодежи. Это книга-учебник о том, как сделать карьеру: чем можно пренебречь, на что обратить внимание.

— Не хотел задавать этот вопрос, но, видимо, придется… Зачем вам Леся?
— Безусловно, одна из задач — привлечение новой, хипстерской аудитории. Очень многие видят в Лесе символ поколения — такого, какое уж оно есть. Это городское поколение, приехавшее из провинции в Москву. Такие Растиньяки. И они идут за ней. Я сам видел, как ее узнают молодые люди на улице и начинают с ней говорить. И да — она притягивает их на радио. Но самое главное в Лесе для меня то, что человек готов ставить на кон свою репутацию, чтобы добиться каких-то целей. Таких людей мало, их надо ценить. Их надо оберегать. Им не нужно мешать, им нужно открывать двери. Открыть дверь, а дальше ломись сама. У каждого свой выбор, как далеко зайти. Вот и всё.

— Вы сказали, что книга — история успеха. Мне кажется, что успех «Эха Москвы» прежде всего в том, что это информационный ресурс, который существует на деньги государства и каждый день поносит это же государство вместе с его лидером на чем свет стоит.
— На самом деле это не так. Зайдите на сайт «Газпром-медиа» (владелец радиостанции «Эхо Москвы») — и вы поймете, что никаких денег у государства мы не брали. 25 лет мы жили только на доходы от рекламы. И только в этом году так не получилось из-за тяжелого положения на рекламном рынке. Мы взяли кредит на два года у «Газпром Банка». И рассчитываем отдать эти деньги, когда будет пройдено дно кризиса и когда мы сможем исправить ошибки, допущенные новой администрацией. Такой ошибкой, например, я считаю разгон собственной рекламной службы «Эха». Продажами занимаются люди, которые не умеют продавать разговорное радио.

— Вы всерьез думаете, что через два года ситуация в стране станет лучше и вы сможете выплатить кредит с заработанных медийных денег?
— Экономически — нет. Для этого нет никаких предпосылок. Но у нас огромный внутренний резерв. Если мы не можем повлиять на падение рекламного рынка, то нужно хотя бы исправить ошибки, которые были сделаны после прихода нового генерального директора и нового председателя совета директоров. Акционеры «Газпром-медиа» в этом вопросе меня поддерживают.

— Хорошо, давайте поговорим о региональном политическом ландшафте.
— В этом году я совсем не следил за Екатеринбургом. Я слежу за теми городами, где происходят события федерального масштаба. Есть Чечня, есть Калининград, есть Амурская область. Про Екатеринбург ничего сказать не могу. Наверное, надо будет смотреть, когда будут выборы в Госдуму.

— Выборы в Госдуму из Москвы видятся как проблема номер один?
— Если не номер один, то одной из главных. В этот раз в Госдуму могут идти без сбора подписей 14 партий вместо семи. Если не изменится законодательство, мы будем иметь 14 списков. Второе — это одномандатные округа. Стало понятно, что люди не умеют, разучились воевать в одномандатных округах. Я вот говорил с Володиным (Вячеслав Володин — первый заместитель руководителя администрации президента России, — прим. 66.ru). Он несколько раз избирался в одномандатном округе. Мы пришли к выводу, что люди, которые последние 15 лет избирались только по спискам, разучились избираться по округам. Сейчас остро стоит вопрос о том, где вообще партии будут брать таких людей.

— Перевелись харизматы?
— Не в этом дело, просто раньше было востребовано другое. Раньше нужен был один «паровоз», который потянет за собой всех остальных. Но тем не менее люди, умеющие работать, даже из маленьких партий, находящихся под давлением государства, есть. Просто мы их не видим. Мало кто заметил, что лидер местного «Парнаса» в Новосибирской области, в городе Бердске, занял второе место с 19%. Так это впереди всё. Мы увидим, как это всё будет в 2016 году.

— Мне кажется, что сейчас в Госдуму приличные люди не идут. Им это просто не нужно. Даже если брать бизнесменов — вряд ли кто-то сможет там адекватно порешать свои вопросы.
— То есть вы не верите в настоящих патриотов, которые идут для того, чтобы принести государству?..

— Нанести непоправимую пользу Родине?
— Да, её.

— Нет, не верю.
— Есть такие романтики. На удивление нам. В любом случае я думаю, что хуже, чем сейчас, в Госдуме уже не будет. Сейчас это кромешное мракобесие, которое неудобно ни администрации президента, ни населению. Голосуют по свистку… много клоунады… приличные, компетентные люди просто теряются на фоне всеобщего безумия.

— Взбесившийся принтер?
— Ну да, это придумал Матвей Ганапольский. Когда это прозвучало в эфире, я сказал: «Звонок будет через 15 минут». Звонок был через три минуты! Через три!

— И что вам сказали?
— Сказали: «Твою мать! Что вы там себе позволяете?!» Я говорю: «Что такое? Ничего не слышал». Дело в том, что я правда не слушаю «Эхо». Практически не слушаю. Я всё читаю на сайте. Мне некогда слушать.

— Зачем в 2016 году пойдут в Госдуму?
— По-разному. Стать нужным при принятии решений. Одномандатником не так легко командовать, как партией. Ты чувствуешь свою важность. Ты думаешь, что сможешь поправить глупые, неудобные, неправильные законы. Ты думаешь, что это начало твоей карьеры. Из депутата можно пойти в губернаторы, а можно как-то защитить свой бизнес, потому что у тебя возникает депутатская неприкосновенность. Эфемерная, но возникает.

— Последние события в Коми говорят о том, что неприкасаемых нет.
— В стране есть запрос на борьбу с коррупцией. Люди постоянно сталкиваются с чиновниками, с государственными служащими, которые вымогают у них деньги. В условиях экономического кризиса разрыв между богатыми и бедными только усугубился. Непримиримая оппозиция поняла это и выступила под лозунгом борьбы с коррупцией. Я имею в виду Алексея Навального и его фонд. В этой ситуации президент взял и перехватил популярную тему. Вот и все. На его месте я сделал бы то же самое.

— Большинство комментариев на 66.ru под новостями об аресте главы Коми сводятся к замечаниям вроде «А когда наш?», «Когда придут за нашим?»…
— На самом деле обществу ведь не важно, виноват Гайзер (Вячеслав Гайзер, глава Республики Коми, — прим. 66.ru) в том, в чем его обвиняют, или нет. Общественное мнение уже сформировано. Озлобленных экономической ситуацией людей легче всего натравить на богатых. А уж если речь идет о богатом чиновнике!.. Вот, например, история с домом Пескова. Песков не богатый человек. Это я очень хорошо знаю. А женился он на богатой женщине. Посмотрите налоговые декларации Татьяны Навки за последние три года. Она заработала миллионы долларов. Мы знаем, сколько платят за один вечер ледового шоу: 5 тысяч долларов. Что выходит? На бедной женщине можно жениться, а на богатой — нет?

Я вам напомню историю про 12 комнат в квартире Васильевой. Я был в этой квартире, там 4 комнаты. Просто журналисты посчитали еще подсобные помещения: туалет, гардеробную, коридор, кухню. Это было сделано специально, чтобы натравить людей. Васильеву в этой истории использовали для того, чтобы потопить, опозорить Сердюкова. Правда никого не интересовала. Я далеко не поклонник Сердюкова, но это было нечестно!

— Васильева что, не виновата?!
— Может, и виновата. Но вы пойдите и докажите это в суде. Я говорю о том, что должна быть справедливость. Не важно, любишь ты человека или нет, является ли он твоим политическим противником или нет. Журналист должен выяснять правду вне зависимости от своих политических соображений. Я же не Габрелянов, который говорит: «Я никогда не трону три «П» — президента, премьера и патриарха». Это не журналистика.

Помните историю, когда напали на Шувалова (Игорь Шувалов, первый заместитель председателя Правительства России, — прим. 66.ru)? Пресса писала, что он спрятал свою налоговую декларацию. На самом деле он не имел права публиковать ее, потому что этим занимается администрация. Но из-за внутренних разборок в администрации этого не сделали. А я достал эту декларацию и предъявил ее главным редакторам. В том числе тем, кто поддерживает Навального. Евгения Альбац (главный редактор журнала The New Times, — прим. 66.ru) читала декларацию с моих рук. Поэтому я и говорю, что если ты можешь достать правду, то пойди и сделай это. Не нужно обвинять человека в воровстве просто потому, что он тебе неприятен.

— Вы говорите, что в обществе есть запрос на борьбу с коррупцией. Но поглядите на сегодняшнюю повестку: разве президенту это интересно? Разве он думает об этом?
— Он об этом думает, президенту избираться. Путин всегда очень тонко чувствовал настроения. Он безошибочно играет на том, что волнует массы. Помните историю в Пикалево? Ему все говорили, что не нужно туда ехать. «Не надо ехать на пожар», «Вы ничем не можете помочь», «Там не зальешь деньгами», «Если вы это сделаете, каждая деревня будет выжимать деньги». А он поехал — и выиграл. Это я его не хвалю, я объясняю. Если он чувствует, что в обществе вырос запрос на борьбу с коррупцией, то он будет использовать это до 2018 года 100%.

— О чем он думает, по вашему мнению?
— Сейчас он думает о роли России в мире и о своей роли в мировой истории.

— Вот вы как издатель журнала «Дилетант» что думаете: что напишут историки о Путине через 20 лет?
— «Он вернул Крым». Я думаю, что в учебниках по истории будут это писать. И он это знает.

— Во время нашего последнего разговора вы рассказывали, как главреды федеральных СМИ ходят общаться с президентом или с администрацией. С тех пор ничего не изменилось? Меняется ли список изданий, допущенных в Кремль?
— Президент встречается с нами. Большинство главредов, как и я, не меняются уже 15–17 лет. Добавился РБК, «Лайфньюс», Пятый канал. Да и всё, пожалуй. Лично мне важно, зовут меня или нет. Я могу и один пойти встречаться, мне для этого никто не нужен.

— Что сейчас на таких встречах рассказывают?
— Всё, что мы хотим услышать. А мы хотим услышать мотивацию. Перед выборами у нас была встреча с Володиным, мы задавали ему массу неприятных вопросов. На одну часть из них мы ответ получили, на другую — нет. Вопросы примерно такого содержания: «Почему вы это делаете? Мы знаем, что вы делаете, но зачем?»

— На какие вопросы не получили ответ?
— «Почему вы так это глупо делаете?» Например, зачем вы снимаете с выборов, если оппозиция настолько слаба? Мы говорим: «Подождите, мы же видим, что их валят просто по ложным причинам». У человека фамилия Нефёдов, а он написал «Нефедов», поэтому аннулируется весь список кандидатов, не хватило подписи. Зачем сняли кандидата в омские губернаторы, коммуниста? Нам говорят: «Вините закон, который дает возможность злоупотреблять правом».

— О чем будут писать, говорить федеральные СМИ в начале нового политического и делового сезона?
— Думаю, про выборы в Госдуму. Если говорить о том, что внутри. Если снаружи — это Сирия и Украина. Нужно подождать программную речь Путина, которая готовится на 28 сентября во время выступления в Генеральной Ассамблее ООН. Мне кажется, что Путин готовится сменить тренд, что он вернется к идее, что у Запада и России общие угрозы и против них нам нужно объединяться. Сейчас нас разделяет Украина, но объединяет Сирия и борьба с терроризмом. Проблема в том, что доверие между российскими и западными лидерами потеряно, а восстановление доверия — это вообще самая сложная вещь. Как в семье, так и между государствами. Поэтому первой реакцией будет то, что нам скажут: «Мы не верим в то, что вы предлагаете».

Фото: 66.ru, ast.ru