Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Ройзман vs Силин: «Красный уголок» и «Хрустальная башня»

9 сентября 2013, 20:25
Ройзман vs Силин: «Красный уголок» и «Хрустальная башня»
Фото: Дмитрий Горчаков, 66.ru
8 сентября мы побывали в штабах обоих кандидатов и готовы рассказать, чем жили Силин и Ройзман за несколько часов до окончания выборов.

Мы специально начали репортаж с важного для каждого из кандидатов момента — это окончание голосования. Когда закрывается последний избирательный участок, появляются первые результаты экзит-поллов кандидатов-конкурентов и становится ясно, кто вырвался вперед, а кто в отстающих. Предлагаем вам проследить за последними часами работы предвыборных штабов Ройзмана и Силина в обратном порядке, чтобы понять, почему один из них победил, а второй занял почетное второе место.

«Хрустальная башня»

23:30

Кандидат от партии власти дает пресс-конференцию в светлом зале резиденции действующего губернатора. Он говорит о том, что разница в количестве голосов между ним и Ройзманом составляет, по разным подсчетам, от одного до двух процентов, а также признается, что устал от предвыборной гонки. Но на отпуск даже не надеется.

— Это мечта. К сожалению, несбыточная.

Яков Силин дает пресс-конференцию в резиденции губернатора.

Силин не идеализирует работу своего предвыборного штаба.

— У меня у самого большой выборный опыт, и я, конечно, высказывал свои предложения, — говорит он. — К каким-то из них прислушивались. Большую часть отвергали. И я это принимал, потому что эти специалисты работают системно и постоянно, а мои последние выборы были девять лет назад. Могли ли мы что-то сделать лучше, по-другому? Могли. По разным причинам не сделали. Но несмотря на объективные препятствия — наши, внутренние, я считаю, что сработали грамотно.

22:00

В штабе никак не комментируют результаты экзит-полла ВЦИОМ, ссылаясь на то, что эти цифры еще не окончательные, а значит, далеки от реальности.

«Красный уголок»

20:15.

— Мы лидируем, но с небольшим отрывом! — волонтер штаба Ройзмана Катя пытается перекричать операторов «Голоса». «Мы выигрываем, но у нас хотят украсть голоса!» — раздается из другой части комнаты.

Катя ходит между столами с телефонной трубкой. Свободных мест нет. Штаб Ройзмана в день выборов переехал в зал на втором этаже особняка фонда «Город без наркотиков». Здесь сидит «Голос», волонтеры, юристы «Гражданской платформы», координаторы мобильных бригад. Пришел Андрей Альшевских и Катя Петрова из РПР-Парнас. Альшевских пошел в кабинет к Ройзману, а Петрова осталась стоять на лестнице. Ей тоже не хватило места.

В штабе Ройзмана очень шумно: чтобы тебя услышали, приходится кричать. Но атмосфера здесь дружелюбная.

Выборы закончились. Все настроены оптимистично. По данным экзит-полла Ройзмана, он сам набрал 36,9%, Яков Силин — 26,8%, Александр Бурков — 20,5%. Сейчас главная задача для штаба — сделать так, чтобы наблюдателям не мешали вести подсчет голосов. Волонтеры распределяют автомобили, которые должны привезти наблюдателей в ТИК, где копии протоколов будут сверять с оригиналами. Раньше на доске писали улицы и номера избирательных участков, откуда поступали сигналы о нарушениях, теперь вся она исписана номерами телефонов. В комнате появляется один из координаторов: «Все, у кого болит голова. Быстро ко мне за таблетками!».

Глава избирательного штаба Аксана Панова и Евгений Ройзман почти все время находились в отдельном кабинете, откуда управляли работой штаба.

В это время сам кандидат бесцельно ходит по коридору — до стены и обратно. Внезапно заходит в комнату, где сидят аналитики штаба и «Голос». Рассеянно смотрит вперед, туда, где висит плакат, на котором сразу два Ройзмана — один в костюме и галстуке, другой — в красной футболке. «Ройзман — мэр, как ни крути».

— Мы по всем параметрам выигрываем. Сейчас будем смотреть, как будут считать. Это самое главное, — тихо говорит Ройзман. Делает паузу и зачем-то еще раз повторяет, то ли штабу, то ли себе: — То есть по людям, по голосам, по поддержке населения мы выигрываем. Будем смотреть дальше.

Ройзман поворачивается и уходит в кабинет, где сидят политолог Константин Киселев и руководитель предвыборного штаба Аксана Панова. Здесь половину стены занимает огромный лист ватмана с результатами экзит-полла.

«Хрустальная башня»

20:00

Окончание голосования в штабе Силина прошло незамеченным. Он и без того был закрыт на клюшку.

«Красный уголок»

19:55.

Константин Киселев большую часть дня провел в штабе Ройзмана. Здесь он занимался экзит-поллом. До 16 часов социологи опросили 3843 человека на 137 участках. Киселев объясняет, как делались опросы. В каждом из районов были выбраны наиболее типичные участки (считается средний результат по городу, исходя из опыта предыдущих выборов). В те районы, в которых результаты для «Гражданской платформы» были хуже, посылали больше социологов.

Константин Киселев еще до окончания голосования честно признает, что утренние результаты для Ройзмана были плохими.

— Утренние результаты, когда на выборы шли бабушки и дедушки, были для Ройзмана плохие. Мы зафиксировали это и признаем, — Киселев показывает на лист ватмана, который висит в кабинете Ройзмана. Напротив имени каждого кандидата здесь проставлены свои цифры, результаты соцопроса. — Мы мерили каждые два часа. При всех самых негативных факторах мы получили примерно 10% опережения по Евгению. Рост был стабилен, поэтому мы решили прекратить опрос в 16 часов. Сейчас мы боимся, что будут переписываться протоколы, что будет посчитано не так. 38,5% — это люди, которые отказались отвечать.

В штабе Ройзмана считают, что люди боялись отвечать, потому что голосовали за Ройзмана и думали, их за это накажут. Есть и другая версия — отказывались отвечать на вопросы те, кого привозили, и теперь они стеснялись говорить, что голосовали за Силина.

«Хрустальная башня»

19:00

В штабе кандидата от «Единой России» по-прежнему не находят хоть сколь-нибудь серьезных нарушений.

«Красный уголок»

18:30.

В штабе Ройзмана беспокоятся: не хватает наблюдателей. Сообщение об этом постят «ВКонтакте». Звонят волонтерам. Спрашивают, кто сможет пойти наблюдателями от «Гражданской платформы». До закрытия избирательных участков остается меньше трех часов. На одних участках совсем нет наблюдателей от партии, а на другом — сразу два.

Через десять минут на Белинского, 19 приходит сразу шесть человек. Трое из них — молодые люди в черных футболках и джинсах, еще трое — отец, мать и дочь. Обучение новобранцев проводит Георгий Бурмистров, заместитель начальника штаба. Обычно процесс занимает два часа, но сейчас времени нет. Инструктаж идет всего минут 20.

В штабе Ройзмана обучают новых наблюдателей. До закрытия участков остается меньше трех часов.

— А вот теперь то, на что нужно обращать внимание и на чем стоять, аки защитники Брестской крепости, — Бурмистров жестикулирует, показывая, как надо защищать крепость. — Вскрываются ящики для голосования. Перед этим… Все тонкости я вам объяснять не буду. Нужно спросить — а выписка из реестра на выездное голосование у вас есть? А сколько в этом ящике проголосовало человек… Если вы не дадите украсть нашу победу — не украдут. Сейчас они думают, что наших наблюдателей нет где-то, а придут — там вы.

Напоследок всем наблюдателям вручают памятку и телефон оператора «Голоса».

18:00.

Операторы «Голоса» одновременно говорят по телефону, вносят информацию о нарушениях в базу данных. Если долго сидеть с ними в одной комнате, то начинает казаться, что на избирательных участках города творится настоящий беспредел.

— Ребята, у нас жесть началась, на участке 1759 массовый вброс, больше ста, — кричит один из операторов. Информация тут же фиксируется на листе ватмана. Сверху лист уже исписан другими нарушениями: карусельщики, подарки от кандидатов, агитация на избирательных участках… Каждые десять минут листы меняют. Юристы «Гражданской платформы» пишут жалобы, координаторы ищут мобильные бригады. Всего их 70, но людей, говорят в штабе, все равно не хватает.

Нарушения, о которых сообщали в «Голос», фиксировались вот таким незатейливым образом.

До конца выборов остается мало времени. Операторы «Голоса» советуют наблюдателям не идти на конфликт с избирательной комиссией: «Да, это нарушение. Просто спокойно укажите на это. Не стоит сейчас начинать выяснять отношения. Вам вместе еще бюллетени считать».

17:30.

Никто почти ничего не ест, зато на каждом столе стоит по несколько желтых бумажных стаканов с кофе. В штабе покупали 700 стаканов, но осталось всего 300. Рядом, на подоконнике, стоит бутылка открытого молока. Пока почти целая.

— В Москве прошла инфа, что Ройзмана забрали в полицию. Сейчас пойдем, проверим, — смеются в штабе. Смех становится тише, когда кандидата в мэры не находят в его кабинете. В воздухе повисает напряжение. Через минуту выясняется, что Ройзман на одном из избирательных участков. Про то, что его забрали в полицию, ничего не слышал. Все облегченно вздыхают.

В Москве прошел слух, что Ройзмана забрали в полицию. В штабе начали беспокоиться.

«Хрустальная башня»

17:00

Журналисты, побывавшие в «Хрустальной башне», опечалены: больше таких пирожков не давали нигде, где бы они ни оказались в этот день. Коллеги завидуют счастливчикам.

«Красный уголок»

17:00.

— Значит так, смотри, сначала ты должен обратить внимание полиции на нарушение, — юрист штаба начинает инструктировать наблюдателя. — Если они не реагируют, звони в полицию.

На Белинского, 19 постоянно поступают данные с участков.

Юристы разбирают собранные за день жалобы, чтобы передать их в центральный избирком.

— Ничего, что одна жалоба от «Справедливой России», пофиг? Ну, так больше, — говорит юрист «Гражданской платформы».
— От «Справедливой России» нам не нужно подавать жалобы, — советует коллега по партии.
— Хорошо, — легко соглашается юрист и откладывает из толстой стопки пару листков.

«Хрустальная башня»

16:30

Журналистов с доброжелательной улыбкой провожают за порог и закрывают дверь. Сегодня никто из посторонних больше не войдет в штаб кандидата от «Единой России».

15:30

Появляется кандидат. Он спокоен как слон. По сравнению со своими противниками он чувствует себя политическим тяжеловесом, при этом исконно уральским. Он рассуждает о ходе выборов так, как будто уже выиграл их, но при этом использует политкорректное слово «надеюсь».

Силин говорит о том, как волнуется и переживает народ. Волнуется, конечно, из-за того что на пост главы города претендует представитель криминалитета, как характеризовали в эфирах и на страницах провластных СМИ Евгения Ройзмана.

Единственное беспокойство, которое выказывал кандидат Силин, — беспокойство за народ. Что, мол, случится страшное и достанется народу плохой глава города.

— У многих жителей, с которыми я общался на избирательных участках, тревога, — делится переживаниями Яков Петрович. — Особенно у тех, кто постарше, кто имеет большой жизненный и социальный опыт. Я много раз избирался, но такого, пожалуй, не было никогда. Люди понимают, сколь высока ставка на этих выборах.

Тем не менее в голосе самого кандидата от партии власти нет никакой тревоги. Более того — Силин рассуждает о том, как выборы отвлекают от работы и как глупы и мелочны фальсификации любого рода.

— Параллельно с выборами я выполняю и текущую свою работу, — говорит он. — Если бы я этой работой не занимался, мне нечего было бы говорить, что зачастую характерно для вечно критикующих рядом идущих кандидатов. А вообще всякая предвыборная кампания очень сильно отвлекает от реальной работы.

15:00

На это время назначена встреча Якова Силина с журналистами, которые захотят с ним пообщаться. Все они уже в сборе, и их не больше десяти — даже учитывая, что по два человека прислали «Областное телевидение» и «Областная газета». Сам Яков Петрович задерживается, поэтому журналисты обмениваются информацией, которую они слышали о выявленных на этих выборах нарушениях.

«Хрустальная башня» пустовала. Хотя у нужных людей все заранее было готово к беседе с кандидатом. Микрофон ОТВ лежал на столе задолго до появления кандидата.

14:30

В штабе кандидата Силина кроме охранника — один человек. Это пиарщик Антон Третьяков. Он объясняет, что все «в полях», и что через полчаса, а может, чуть позже Яков Петрович должен подъехать, чтобы пообщаться с журналистами, и пока он едет, немногочисленные работники штаба отлучились перекусить.

В большой комнате уже накрыт гостеприимный стол для представителей прессы: несколько видов пирожков, чай, сок, минералка. «Хрустальная башня» кандидата от Единой России так высока, что вся выборная суета, казалось, скрыта далеко внизу, под облаками. Это, пожалуй, единственный штаб, где царит этакое отрешенное умиротворение. И даже запустение.

На некоторых агитплакатах Силина не было ни его фамилии, ни портрета. Однако само слово «столица» во время кампании однозначно ассоциировалось именно с ним.

«В полях», по информации штаба, находится около восьмисот человек: наблюдатели на каждом из 565 участков, плюс на некоторых из них и члены избирательных комиссий из выборной команды «Единой России». Кроме того, между участками по немногочисленным «тревожным сигналам» ездят мобильные бригады, обращающиеся по заявлениям горожан к своим же юристам или в правоохранительные органы.

«Красный уголок»

14:00.

В штабе Ройзмана едят арбуз и обсуждают новости. В 13 часов глава региона Евгений Куйвашев явился на избирательный участок в компании сити-менеджера Александра Якоба и вице-мэра Владимира Тунгусова. Якоб был в малиновой футболке, но в штабе прошел слух, что в красной. И не только футболке, но и еще пиджаке — тоже красном.

Цвет одежды действующего сити-менеджера вызвал восторг в социальных сетях и в штабе «красного» кандидата.

— Видел Якоба в красной футболке? Вместе с Куйвашевым он шел голосовать, причем Якоб был в красной футболке и пиджаке, — спрашивают друг друга в штабе Ройзмана.

«Хрустальная башня»

13:40

Мы звоним Антону Третьякову. Накануне он обещал помочь организовать в день выборов встречу с кандидатом от партии власти. Как оказалось, все договоренности в силе. Но сам кандидат пока в разъездах по избирательным участкам. Проголосовал сам, общается с избирателями.

Текст: Ирина Кузнецова, Артем Очеретин. Фото: Дмитрий Горчаков, 66.ru