Раздел Политика
2 марта 2012, 17:48

Эдуард Россель: «Навальный дельные вещи говорит»

Эдуард Россель: «Навальный дельные вещи говорит»
Фото: Антон Буценко для 66.ru
Бывший губернатор Свердловской области, а ныне член Совета Федерации рассказал, почему не стоит бояться митингов оппозиции, а также поведал, как совсем недавно впервые сам столкнулся с коррупцией.

«В народ» Эдуард Эргартович, которому в этом году стукнет 75, не выходил с тех самых пор, когда закончилось его многолетнее губернаторство. Но вот партия вновь сказала «Надо!» и губернатор поехал по городам и весям — встречаться с избирателями. Растолковывать, что в России к чему. Посетив три города Свердловской области (Североуральск, Краснотурьинск и Нижний Тагил), Эдуард Россель дал пресс-конференцию, на которой ответил на самые разные вопросы журналистов. Портал 66.ru публикует самую полную версию этой беседы.

Каким бы ни был Россель губернатором, за долгие годы своего правления он стал для уральцев родным до такой степени, что «дедушкой» его за глаза называют практически все. А он и сам рад вниманию к себе, к которому привык. «Я по вам соскучился!» — с этих слов он начал разговор. А дальше темы были самые разнообразные.

О митингах: «До танков не дойдет, не бойтесь!»

— Я во всех этих митингах не вижу вообще никакой опасности. Наоборот, самая страшная политическая ситуация — это когда народ молчит. Вот тут уже надо думать, что происходит в стране. А когда народ выходит на улицу и высказывает свою точку зрения — надо слушать, что он говорит. Там ведь не абсолютные глупости говорят! Есть вещи очень интересные.

Видимо, мы еще живем духом Советского Союза, когда не было гражданского общества. Мы должны радоваться тому, что оно начинает появляться. После этого начнут формироваться серьезные партии, за которыми будут стоять серьезные люди. Начнется борьба — если нет политической конкуренции, нет и конкуренции экономической.

Опасаться танков и путчей не стоит. Такая ситуация была возможна в 90-е годы, когда малейшая политическая ошибка могла привести к гражданской войне. Сейчас мы уже очень далеко ушли от этой опасной грани.

Так что на митинги стоит смотреть спокойно. Народ просто разгорячился, сейчас пик выборной кампании. Мне, например, тоже уже надоело все. Я готов проголосовать — и отправиться на рыбалку. Надоело, серьезно!

На деле же будет так: 4 марта проголосуем, 5-го утром нам скажут итоги — и все спокойно будет. Какой-то народ, который был против, по инерции еще будет митинговать два-три дня. Но потом все закончится, и мы начнем работать.

О коррупции: «Российский народ — самый умный. Он в каждом законе найдет лазейку»

— Я впервые столкнулся с коррупцией реально. Мы создали инсулин. Впервые в России, причем все пять типов. Получили международный сертификат. Наш инсулин дешевле на 30%. А в рынок проникнуть не можем.

Свердловскую область я перевел на отечественный инсулин за одни сутки — подписал постановление, сказал: «Больше вы, ребята, денег на закупку иностранного инсулина получать не будете, он дороже». И вот уже шесть лет область работает на нашем инсулине.

А на российский рынок — в Курган, в Челябинск, в Пермь и так далее — проникнуть не можем.

В прошлом году подписали соглашение с губернатором Челябинской области. Он вызывает министра здравоохранения и говорит: «Чтобы перешли на российский инсулин!». Объявляется конкурс на инсулин, транш — 76 млн рублей. Нас туда вообще не вписывают!

Я звоню Винниченко, говорю: «Николай Александрович, что это? Неужели мы уже и в своем регионе так повязли?».

Отменили! Объявили второй конкурс, нас пускают на 200 тысяч рублей. Я опять к Винниченко, он опять звонит и требует отменить.

Третий раз нас пускают на 5 млн. Мы не стали больше спорить, выиграли эти 5 млн. Вот что это такое? В результате у нас завод в Новоуральске, мощности которого хватит, чтобы обеспечить весь бывший Советский Союз, работает только три дня в месяц, остальное время стоит. Ведем переговоры о поставках с Индией, Пакистаном, Сирией, а в России договориться не можем.

Другой пример. Мы создали искусственную почку. Ей сейчас оснащены все диализные центры. Немецкая стоит 30 тысяч евро, наша — 10. Создали сервис по обслуживанию, все сделали на мировом уровне. А покупают немецкую. Кто-нибудь может мне объяснить? Очень просто: откаты. Конкурс сразу объявляется с такими условиями, что выиграть может только один.

Российский народ ведь очень умный. Это самый умный народ. Он обязательно в каждом законе найдет какую-то лазеечку. Если хочешь, чтобы конкурс по поставке телефона выиграла какая-то определенная компания, напиши, что вот здесь должна быть вот такая петелька. И все! Все выпускают без петельки, а один эту петельку уже сделал. Раз! — и выигрывает только он.

Я обсуждал этот вопрос с Путиным. Мы подготовили проект постановления правительства, направленный на развитие внутреннего рынка: если мы производим продукт, который по качеству соответствует международному уровню, но стоит дешевле, вводится ограничение 25% на иностранные аналоги. А 75% продукции должно быть отечественной.

О выборах губернатора: «За это я судился с Ельциным»

— Это я тот человек, который пробил в России избираемость. Я первый избирался и через Конституционный суд судился с Борисом Николаевичем Ельциным, принудив его подписать указ о выборах губернатора Свердловской области. С этого момента выборы пошли по всей России.

Конечно, сейчас наша экономика не соответствует уровню демократии, которую мы хотим построить. Мы ликвидировали партийную систему, мы развалили экономику, развалили управляемость. В такой ситуации сложно говорить об избираемости, потому что в этот момент к власти приходят «крикуны» — люди, которые научились красиво говорить, но ничего не могут делать.

На этот период Путин решил назначать губернаторов, чтобы создать систему управления в государстве. Сейчас все губернаторы под одним началом и вертикаль власти действует. Но говорить о том, что так и должно продолжаться, неправильно.

Тем не менее у Владимира Владимировича есть опасения: готово ли государство к абсолютной демократии, чтобы отпустить этот вопрос полностью. Чтобы не получилось, что мы разбалансируем систему управления. И все же закон о выборах губернатора внесен, и предполагается с декабря следующего года уже выборная ситуация.

О своем участии в выборах губернатора: «Люди просят»

— Об этом еще рано говорить, но я не исключаю, что выдвину свою кандидатуру в губернаторы Свердловской области. Приму решение ближе к этой дате. Я сейчас езжу по области, встречаюсь с людьми и не стану скрывать, они просят меня снова стать губернатором.

О своем губернаторстве: «Я не мешал работать своим министрам»

— У меня было правительство во главе с Алексеем Петровичем Воробьевым, а потом с Виктором Анатольевичем Кокшаровым, с которым можно было поднимать все сразу на уровень России — настолько опытные люди были. И я им никогда не мешал работать. Я утверждал бюджет, все программы, и дальше они отвечали за исполнение.

Каждый министр был свободен в своей сфере, у него были развязаны руки. Но я с них и спрашивал. Индивидуально каждого приглашал: ну-ка давай, дорогой, как ты сработал месяц, квартал? И тут он, конечно, свое получал, если недорабатывал. А дальше — если человек поправляется — одно дело. Если вижу, что он профессионально не подходит, — ну, тогда меняем человека. Нет проблем.

О возрождении СССР: «Ничего, кроме выгоды!»

— Я вспоминаю слова Бориса Николаевича, когда Советский Союз распался: «Подождите, наступит время — и мы все снова объединимся, только на другой основе». И вот это время наступило. Таможенный союз Белорусии, Казахстана и России положил начало созданию нового союзного государства.

Что это дает экономически? Я встречался с Лукашенко, и он говорил, что мощность автомобильных, сельскохозяйственных и других заводов Белоруссии поднялась на 40%, как только подписали таможенное соглашение. Мы сняли ограничения, работаем в одной ценовой зоне, как единое государство.

Хочу обратить внимание, что эти три страны — это 65% населения Советского Союза и 85% его территории. Это хорошее начало, и поверьте, подключится Туркмения, Киргизия, Армения, Украина. Не объединиться в Таможенный союз — это просто тупость. Потому что тут сплошная выгода.

У нас единая система железных дорог. Единая система энергетики — электросети как высокого, так и низкого напряжения, единые газовые сети. Единая политика отраслевого развития.

О Борисе Ельцине: «В России не было другого такого человека»

— Когда я был избран председателем облисполкома, я сразу ввел карточную систему. Потому что госснаб снял с нас все наряды по зерну, по сахару, по мясу — Свердловская область была отключена от всех продуктов питания. Но в короткое время мы наработали рыночные структуры и от карточек отказались.

Тогда в стране был избран путь самого жесткого перехода с государственной экономики на рыночную. Когда я прочитал первую программу «300 дней», я испугался: какая наивность! Но еще большая наивность была, когда Борис Николаевич сказал: «300 дней — слишком круто, давайте сделаем за 500».

Американцы строили демократию и рынок 200 лет, Европа еще больше. А у нас в обществе, на улицах, в Верховном Совете была эйфория, все думали: завтра у нас будут полные прилавки и высокая зарплата. В результате мы и сегодня еще не построили рыночную экономику и не создали политическую систему.

Так вот на долю Бориса Ельцина выпал период развала всей старой системы. Он очень мощный человек. Я не знаю в России человека, который мог бы это сделать. Он ликвидировал политическую систему, развалил систему государственную, а мы на этих развалинах начали создавать новое общество.

О Владимире Путине: «Благодарен ему за поездки по всему миру»

— Путин войдет в историю как президент, который взял на себя задачу собрать новое мощное демократическое государство. Проблем в нашем государстве еще выше головы, но невозможно их все решить за год-два-три. Рыночная экономика строится столетиями. Поэтому на этом этапе он установил управляемость, ликвидировал долги по пенсиям и по зарплате, увеличил бюджет в 80 раз.

Он отнял налоги у иностранных фирм, которые жировали на нефти и газе, привел их в Россию, и налоги в 80 раз увеличили сбор. После этого начали реализовываться социальные программы.

С Путиным я объездил весь мир. Это была единственная возможность открыть Россию и Свердловскую область миру и наладить внешнюю торговлю. У нас в области 20% продукции ориентировано на экспорт, но экономика стоит, и никто у нас ничего не покупает. И как только мы начали торговать, у нас произошел взрыв, предприятия стали подниматься и получать колоссальные прибыли.

Путин привез к нам канцлера Германии. Это был прорыв! Весь мир смотрел на наш регион. После этого он содействовал проведению здесь саммита ШОС. А какую борьбу я вел по открытию Международной выставки вооружения! Все время ее хотели проводить в Москве, как будто Москва — это вся Россия. Но Путин меня поддержал, и Международная выставка вооружений и военной техники теперь вечно будет проходить на Урале.

О Владимире Жириновском: «Говорит то, о чем молчат другие»

— КрасавЕц! Это такой человек, который исполняет функцию канализатора. И он ее исполняет здорово, нахально. Но слушайте его внимательно: он говорит то, что другие не говорят. И некоторые вещи — очень разумные. Люди, которые об этом не говорят, все равно имеют это в виду, а он открыто лепит.

Но напрасно он на Урал навалился! Мы можем ему так ответить, что бледный будет. Мы тоже можем говорить в разных жанрах.

Об Александре Мишарине: «Встречаемся раз в месяц»

— У нас с Александром Сергеевичем очень хорошие, товарищеские отношения. Проблем никаких нет: у него есть мой прямой телефон, у меня — его. Но раз в месяц мы лично встречаемся и обсуждаем 5-6 вопросов, которые накопились за это время. Обсуждаем, согласовываем и — вперед, работаем.

Об Алексее Навальном: «Власть должна слушать оппозицию»

— Некоторые вещи, которые он говорит, наивны. А есть вещи серьезные. Оппозицию надо слушать и не стесняться. И делать выводы из того, что она говорит. Если ты это делаешь, ты будешь самым сильным лидером. Самых сильных людей всегда надо объединять, даже если это «враги».

О внешнем долге России: «Банки боятся, что мы его вернем»

— Когда развалился Советский Союз, ни одно государство не признавало новую формацию, потому что у СССР был колоссальный финансовый долг — 400 млрд долларов. Путин за время своей работы сократил его в 10 раз — сегодня долг 40 млрд. И мы можем отдать его хоть сегодня — у нас достаточно валютных запасов, чтобы сделать это за один день.

Но тут уже банки боятся, что мы можем это вернуть. Они просят: ради бога, пользуйтесь этими деньгами! Потому что для них это будет катастрофа. Они не смогут разместить такую массу денег. Она просто будет лежать в банке, они не будут платить людям проценты, в банковской системе начнется банкротство. Поэтому, чтобы не губить эту систему, Россия оставила эти 40 млрд и мы пользуемся этим кредитом.

О Москве: «Все почему-то считают, что я живу там»

— Когда я снял с себя полномочия губернатора, населению стала навязываться мысль, что я уже в Москве. Прихожу в магазин, а мне говорят: «Эдуард Эргартович, вы приехали!»

Хотя я сказал, еще когда избирался: никогда в Москву не уеду. Сколько отвел мне Бог в этой жизни дней и минут, я буду с вами. И здесь останусь навечно.

Сейчас я бываю в Москве два раза в месяц. Скажем, ближайшее заседание в Совете Федерации 28 марта. Так что до этой даты я здесь.

О Германии: «Учу немецкий, чтобы не чувствовать себя неполноценным»

— Я по национальности немец. Все мои родственники — немцы. До пяти лет я разговаривал только на немецком. Но когда я стал губернатором, я почувствовал свою ущербность: приезжаешь за границу, там говорят на английском, на немецком, на французском. А тебе нужен переводчик, ты чувствуешь свою неполноценность. Да он еще неточно переведет твою мысль. Я подумал: раз я немец, надо заняться немецким языком. Восстановить.

Когда был губернатором, времени не было. Хотя уже под конец начал заниматься этим делом. И вот два года я не губернатор и два года я целенаправленно занимаюсь немецким языком. Год учил самостоятельно, сейчас — с преподавателем. Общаемся только на немецком — дважды в неделю по полтора часа.

И теперь, когда я приезжаю за границу, я могу уже самостоятельно устроиться в гостиницу, сходить в магазин, в ресторан. Сейчас уже читаю литературу, газеты, включаю ноутбук и слушаю немецкие новости — там иногда бывают такие вещи, которые у нас не передают.

О сити-менеджерах: «Мэра должен избирать народ»

— Хочу напомнить, что в Конституции есть статья, по которой власть в стране принадлежит народу. Давайте не будем это забывать. Моя точка зрения: безусловно, главы городов должны быть только избранными.

В одно время я начал вводить институт менеджерства. Мы для эксперимента ввели сити-менеджера в пяти местных самоуправлениях. И ни в одном этот институт не оправдался! Как только менеджера выбрали, сразу началась борьба между ним и главой или председателем Думы. Сразу начинали выяснять, кто из них главнее. Никакого толка! Тогда мы приняли решение прекратить эксперимент.

В Екатеринбурге сейчас такой проблемы нет, так что что-то срочно менять смысла нет. Все равно в 2013 году мы вернемся к прямым выборам мэра, так что система изменится сама собой. Ведь если менять ее сейчас, нужно менять устав города и объявлять выборы, а эта затея очень продолжительная по времени.

О партии «В поддержку человека труда»: «Такие партии появляются, когда не работают профсоюзы»

— Создание партии — вопрос очень непростой. Конечно, роль защитника рабочего класса должен играть профсоюз, это его первая задача. Если он не защищает, то появляется желание создать рабочую партию. Я в этом ничего плохого не вижу. Конечно, должна быть партия, которая защищает интересы рабочего класса. Потому что это неправильно, когда общество расслаивается.

О «Единой России»: «Авторитет утерян»

— «Единая Россия», к сожалению, теряет свой авторитет. И конечно, должна появиться партия, которая подхватит знамя и будет дальше совершенствовать политическую систему в нашей стране.

Фото: Антон Буценко для 66.ru
Чтобы получать лучшие материалы дня, недели, месяца, подписывайтесь на наш канал. Здесь мы добавляем смысла каждой новости.