Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.
Область
Заразились
45945 +381
Выздоровели
38161 +386
Умерли
1018 +11
Россия
Заразились
2269316 +26683
Выздоровели
1761457 +21987
Умерли
39527 +459

Шок-флешмоб: в соцсетях женщины со всей России рассказывают об издевательствах в роддомах

2 декабря 2016, 16:23
Шок-флешмоб: в соцсетях женщины со всей России рассказывают об издевательствах в роддомах
Фото: архив 66.ru
Не каждое рождение ребенка приносит мамам счастье и радость. В некоторых случаях это связано с поведением врачей, участвовавших в процессе.

В социальных сетях набирает обороты флешмоб, посвященный насилию и неуважительному отношению, которому подвергаются роженицы в больницах. Женщины рассказывают свои истории под тегом #насилие_в_родах и призывают прекратить «акушерское насилие», надеясь, что это хоть что-нибудь изменит в сложившейся системе здравоохранения.

Журналисты Портала 66.ru прочитали десятки историй рожениц и выбрали из них самые жуткие. Подобных рассказов — тысячи, но не все готовы их вспоминать публично, даже с учетом анонимности.

«Больше у меня никогда не будет детишек»

Схватки начались сами в 41 неделю. В роддом я не торопилась, было нехорошее предчувствие. Дома пробыла 5 часов. Под утро все же решилась, и муж вызвал такси. Когда меня осмотрела мой врач, то расковыряла шейку, и пошла кровь. Она сказала, что шейка открывается, но очень медленно и что вообще это плохо, рожать в 41 неделю. Якобы беременность переношенная, ребенок страдает, и надо делать кесарево сечение. В тот момент мне было так страшно, мысли были только о ребеночке. Муж настаивал на том, чтобы дать время шейке раскрыться, как-никак роды первые. Но врач продолжала клевать меня, говорила, что я безответственная мамаша, что я убью ребенка. В слезах я подписала согласие на кесарево сечение.

Как я узнала потом, моя врач просто спешила домой и не хотела ждать, пока я разрожусь. Операция прошла тяжело, в послеродовом периоде было множество осложнений, кровотечения, свищи, отказала спина от анестезии. Через месяц все более-менее стало приходить в норму, но тут я замечаю у себя гнойные выделения из половых путей. Анализы показали венерическую инфекцию, которую мне занесли в этом роддоме. Из-за воспаления у меня в маточных трубах образовалось множество спаек, теперь ставят непроходимость и бесплодие. Я так жалею, что согласилась на операцию! Больше у меня никогда не будет детишек.

«Групповое изнасилование» в родах


Шла 41-я неделя моей довольно легкой беременности. Я, как и все на этом сроке, скорее мечтала увидеть свою малышку, и врач отправила меня в роддом. При поступлении шейка дубовая, длинная. УЗИ говорит, что плацента в норме, плод весит 3 кг. То есть спешить нам всем некуда. Дальше осмотры, осмотры, осмотры — ежедневные, один больнее другого. Пока, наконец, спустя пять дней мне не говорят: «Либо мифепристон, либо кесарево сечение». Конечно, я хотела родить сама. Конечно, меня уверили, что в двух таблеточках мифепристона нет ничего плохого.

Когда я выпила первую таблетку, ни одного из признаков приближающихся родов у меня не было. Шейка по-прежнему дубовая и длинная. После первой таблетки отошла пробка, после второй (через сутки) начались схватки. В 11 утра я была в предродовой с раскрытием 2 см, в отличном настроении и с улыбкой до ушей, ведь совсем скоро я встречусь с моей красавицей. В 12 раскрытие — 3 см, решают ставить окситоцин. Почему? Слабая родовая деятельность. На мои жалкие попытки возразить или хотя бы понять причину реакцией была ухмылка врача, которую, кстати, я больше не видела ни разу. Окситоцин подействовал незамедлительно. Кто испытывал его действие на себе, знает, что это не просто боль — это нечеловеческая боль. Заходит другой врач со словами: «О, смотрите, уже не улыбается. Что, настоящие схватки начались?»

Мне было жутко больно, меня рвало, я плакала и кричала, но всем было абсолютно наплевать на мое существование. Пока я не вспомнила про клизму! Пришла акушерка, спросила, как же так, мне ее не сделали, и отправила на клизму. Это непередаваемое ощущение: клизма на окситоциновых схватках. Еще чуть-чуть — и я бы разбила кафель своей головой. Конечно, я просила обезболить. Меня обезболили. Ношпа по вене. А эпидуралка? Нет показаний.

Тем временем 15:00. Раскрытие 6 см, а меня тужит. Минут 10 меня не слышали. Потом пришла акушерка и увидела, что я не вру. Меня повели рожать. Конечно, я порвалась везде где можно. Родила я, кстати, с третьих потуг. Все это время я слушала, что так себя вести нельзя, что у них таких родов давно не было и что порвалась я просто ужасно и кошмарно. А дальше — крик дочки. Его я не помню, ее не помню. Потому что в голове была мысль, что же там такое у меня, что даже врачи ужасаются. Зашивали меня 40 минут без анестезии. Я чувствовала абсолютно все. Было дико больно. Дальше — стандарт: два часа лежи в своей кровище, водах и блевотине, сходи в туалет, иначе катетер. Оказалось, боль не закончилась.

Два следующих дня прошли относительно неплохо. В палату заходили свободно, грудь трогали без спроса, но после «группового изнасилования» в родах это уже цветочки. На третий день УЗИ показало сгустки. А перед выпиской был осмотр врача. Осмотр — это ласковое название. По-простому это была чистка. Руками, конечно же. Просто врач залезла в меня своей ручищей и достала какую-то субстанцию. А я орала. У меня швов было штук семь, а тут это. Ей не понравилось, что я кричу, и она отправила меня домой подыхать от воспаления. А я была рада. Все обошлось.

После родов я могла выйти голой на улицу без какого-либо стеснения — я не принадлежала себе. Было ощущение незащищенности, казалось, что все вокруг хотят навредить мне и дочке.

Фото: архив 66.ru