Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Страх и ненависть онлайн. Один день в подростковых социальных сетях. Часть 1

5 апреля 2016, 17:30
Страх и ненависть онлайн. Один день в подростковых социальных сетях. Часть 1
Фото: Скрин, страницы Vkontakte.ru
Журналист Портала 66.ru изучил десятки случайных аккаунтов детей в возрасте от 14 до 15 лет «ВКонтакте», три группы ненависти и одну историю переписки девочки-гика с пятью незнакомцами. На что готовы дети в социальных сетях, где их не видят ни родители, ни учителя, как не стать жертвой кибербуллинга и что делать, если ваша любимая дочь-отличница обсуждает интимные темы с сетевыми педофилами или профессиональными троллями, — читайте в нашем исследовании типичного подросткового интернет-сознания.

Одно из самых масштабных исследований поведения детей в социальных сетях и интернете было проведено в 2010–2011 годах Фондом развития интернета и факультетом психологии МГУ имени М.В. Ломоносова. «Дети России онлайн» охватило 11 регионов страны, в том числе Уральский федеральный округ. С тех пор мало что изменилось.

Так, у 80% российских детей есть собственный профиль в социальных сетях, у трети он открытый. Больше половины детей в возрасте от 9 до 12 лет игнорируют возрастной ценз — 13 лет (возраст интернет-инициализации в России с каждым годом становится все ниже. Сейчас, например, это уже 7–8 лет). В отличие от европейских детей наши выходят в Сеть тогда, когда вздумается, и сидят там сколько захочется: 45% с телефона, 57% с компьютера.

23% детей, пользующихся интернетом, за последние 12 месяцев становились жертвами буллинга (в нашем случае — агрессивное преследование школьника одноклассниками). Из них 6% подвергается обидам и унижениям либо каждый день, либо 1–2 раза в неделю. Более 72% опрошенных признавались, что становились жертвами кибербуллинга (травля в Сети).

41% детей сталкивались когда-либо с сексуальными изображениями в интернете. Особенно часто российские подростки видят картинки или видео обнаженных людей (38%), интимных частей тела (29%), людей, занимающихся сексом (28%). 9% школьников в возрасте 11–16 лет сталкивались с самым экстремальным типом контента — порнографией с насилием. 28% детей встречали или получали лично сообщения сексуального характера в интернете, причем более 15% — раз в месяц и чаще.

47% школьников признались, что им доводилось общаться в интернете с людьми, которых они никогда не видели в реальной жизни. 21% соглашался на личную встречу (в 5% случаев дети встречались со взрослым человеком). Некоторые признавались, что во время встречи другой человек либо ударил их (7%), либо предпринял действия сексуального характера (7%), либо сделал еще что-то плохое (7%).

Школьница-бот

Маше 15, она из Курска, несколько лет назад переехала в Москву и теперь учится в престижной школе. На своей странице «ВКонтакте» девочка называет себя «феминисткой», говорит, что ее любимый фильм — это «Матрица», поступать собирается на факультет инноваций и информационных технологий известного московского вуза. Маша считает, что ЕГЭ — это «говно» (недавно девочка посвятила этой теме большую заметку). В свободное от учебы время она любит создавать чат-боты, которые тестирует на сетевых педофилах. В графе «деятельность» написано «троллю лалок» (от «лол» — тот, над кем смеются).

Я нашла Машу случайно, задав в параметрах поиска возраст от 14 до 15 лет (14 лет — самый низкий порог для пользователей, установленный администрацией «ВКонтакте»). Первым делом на ее странице я изучила фотографии. В основном это, конечно, селфи.

Вот Маша перед зеркалом в обтягивающих джинсах и черной майке, вытягивает перед собой руку с телефоном. Акцент на грудь и точеную фигурку. На следующем фото Маша уверенно смотрит в объектив, будто бросает вызов всем, кто находится по другую сторону монитора. Акцент на глаза. Глаза у Маши красивые, черно-карие и большие, как у олененка Бэмби из диснеевского мультфильма.

Вот фото, где Маша с маленьким ребенком на руках. Подпись: «С братиком». Под фото более 50 комментариев, среди них много ремарок сексуального характера, есть несколько предложений познакомиться «поближе». В том числе — на украинском языке (при нажатии фото увеличивается).

Фото: Скрин, страницы Vkontakte.ru

Есть в Машином фотоальбоме и туалетолуки. На них она позирует вместе с подругой. Девочки лукаво улыбаются отражению. Эта фотография собрала более 30 комментариев. Сначала идут нейтральные, вроде: «Что, лучше места для фото не нашла?», но вскоре появляются сетевые педофилы: «Любишь свою подружку? Я бы хотел вас двоих взять…»

Фото: Скрин, страницы Vkontakte.ru

Большинство фотографий на Машиной странице — скрины переписки с мужчинами, которые делают девочке непристойные предложения в личных сообщениях. Часто они прибегают к ненормативной лексике и даже к угрозам.

Фото: Скрин, страницы Vkontakte.ru

Вопрос «Какой на тебе сейчас лифчик?» или «Покажи мне свою грудь» в этой переписке, пожалуй, самый невинный. Но Маша на провокации не ведется и уверенно изображает абстрактную женскую грудь с помощью скобочек и точек.

Фото: Скрин, страницы Vkontakte.ru

Чаще всего заводить откровенные разговоры о сексе с Машей пытаются мужчины из ближнего зарубежья. Она троллит их (или на самом деле это все чат-бот?), советуя выучить русский язык, а потом выкладывает переписку на всеобщее обозрение. Каждый скрин Маша снабжает ироничным комментарием вроде: «Кто переведет?» (большинство сообщений написаны на ломаном русском) или «Как уломать любую девушку».

Фото: Скрин, страницы Vkontakte.ru

«Где ты только их находишь?!» — удивляются френды. В комментарии приходит Машина подруга Саша и объясняет: Маша придумала чат-бот, в арсенале которого несколько вариантов заготовленных ответов на самые типичные запросы. Правда, судя по переписке, иногда Маша все же отвечает сама и даже получает от этого удовольствие. Пролистав несколько десятков скринов, понимаю: истинное призвание Маши не инновации, а троллинг.

Маша — одна из тех, кто ведет страничку не ради общения, а ради привлечения внимания. На ее аккаунт уже подписаны несколько тысяч пользователей. Иногда девочка даже устраивает демонстративную чистку френдов. Тех, кто давно себя никак не проявлял (не писал ей личные сообщения, не ставил лайки, не комментировал заметки), Маша безжалостно удаляет…

Я попросила описать типичное поведение детей и подростков в социальных сетях доктора психологических наук, профессора факультета психологии МГУ и руководителя горячей линиии психологической помощи «Дети онлайн» Галину Солдатову (именно под руководством Галины Владимировны проходило исследование «Дети России онлайн»). Психолог считает, что осуждать подростков за то, что они вступают в переписку с незнакомыми людьми в социальных сетях, не нужно. То, что Маша эпатирует окружающих, еще вовсе не означает, что она плохая.

Галина Солдатова, руководитель горячей линии психологической помощи «Дети онлайн»:

— Главное, что нужно понимать, — все дети очень разные. Одни никогда не пойдут на контакт, и дело даже не в том, что их так воспитали родители. Просто у ребенка такой склад ума. Другие дети склонны к риску, к экспериментам. Они смелые и дерзкие, но это не значит, что они испорченные. Я думаю, что таким образом они пытаются получить свой собственный жизненный опыт. Ну и, конечно, есть дети, которые попадают в сети по наивности.


Важную роль также играет подростковый период — время, когда все темы, связанные со взаимоотношениями между мужчиной и женщиной, вызывают у ребенка огромный интерес. В реальной жизни подросток может поговорить об этом только с очень близкими друзьями (в лучшем случае). Раскрепоститься в Сети, во время беседы с незнакомцем, куда проще.

Галина Солдатова:

— К сожалению, дети часто попадают в подобные переписки. Их затягивает неизвестное, процесс их развития. Иногда нам звонят родители, которые случайно прочитали переписку своих детей, и говорят, что в первый момент испытали настоящий шок: они не могли даже подумать, что их замечательная девочка-ромашка способна ругаться матом и откровенно называть вещи своими именами…

Когда подросток начинает переписку, ему кажется, что в любой момент все можно прекратить, стоит только выключить экран ноутбука. Ему нравится ощущение анонимности, которое, впрочем, часто бывает обманчивым. Это подтверждают тысячи случаев, когда груминг (установление дружеских отношений с ребенком с целью изнасилования), сексуальные домогательства в Сети или кибербуллинг переходили в офлайн.

Вот один из типичных случаев: после долгих уговоров девушка-подросток все же соглашается отправить троллю свою откровенную фотографию или видео (всего одно!), и после этого начинается то, ради чего затевалась игра: тролль начинает требовать все больше фото, причем все более откровенные, чем предыдущие. В противном случае он угрожает переслать фотографии одноклассникам своей жертвы.

Галина Солдатова:

— Груминг начинает сочетаться с кибербуллингом (агрессивное преследование в Сети, — прим. 66.ru). Стоит выставить хоть одну из фотографий в ленте на странице жертвы — и об этом тут же узнает вся школа. Не редки случаи, когда преследователь учится в соседнем классе и делает это сознательно.

Фото: Скрин, страницы Vkontakte.ru

Приводить все скрины я не стану: их содержание, мягко говоря, не для публикации. Но если вы правда хотите знать, что пишут ваши дети в социальных сетях, пока вас нет рядом, пройдите по этой ссылке, которая приведет вас на самое дно подростковых соцсетей и СМС-переписки с троллями (на момент публикации этого материала все скрины находятся в открытом доступе в социальной сети «ВКонтакте»). Мы собрали 25 скринов, после которых вы наверняка захотите зайти на страничку вашего ребенка в социальных сетях и добавить его в «друзья», если не сделали этого до сих пор.

Страницы ненависти одноклассников

Если вы наберете в поисковой строке «ВКонтакте» «Я ненавижу», то наверняка удивитесь тому разнообразию вещей и явлений, которые ненавидит русскоязычный сегмент интернета. «Я ненавижу Америку», «Я ненавижу свою мать», «Я ненавижу сайт vkontakte.ru», «Я ненавижу Почту России», «Ненавижу КИЕВАВТОДОР», «Я ненавижу Дом-2», «Ненавижу гламур», «Ненавижу Ранеток», «Ненавижу Сергея Зверева» и даже «Я ненавижу весь мир»… Особое внимание заслуживают персональные группы ненависти, посвященные отдельным школьникам (как правило, модераторами групп становятся их же одноклассники) или учителям.

Фото: Скрин, страницы Vkontakte.ru

Меня интересует группа под названием «Я ненавижу своих одноклассников и школу». Одно из самых популярных обсуждений посвящено теме «Месть, стоит или нет, и как бы вы это сделали?». Кровожадность здесь просто зашкаливает.

Фото: Скрин, страницы Vkontakte.ru

«Месть… Да, стоит, определенно! Я бы проткнул сначала отверткой оба коленных сустава, затем разрезал живот, чтобы их собственный желудочный сок попадал в кровь, и закрыл бы в холодильнике!» — пишет старшеклассник по имени Игорь, страница которого состоит из перепостов группы «Тысяча чертей, какая книга!» и обзора видеоигр.

«Конечно стоит, за все, что они сделали мне и моей сестре! Я бы не аккуратно сломала им руки и ноги. Побрила бы на лыса, и вырвала им остатки бровей. Оторвала рисницы и запихала бы их волосы (на руках) в горловину. В конце я бы положила их в маразилку, и заперла ровно на 10 лет. Потом бы забыла об этом, и жила счастливой жизнью)))», — отвечает школьница Кристина из Астаны.

Фото: Скрин, страницы Vkontakte.ru

Кристина — одна из самых активных пользователей группы ненависти. Захожу на ее страницу. На первый взгляд девочка производит приятное впечатление. Вот картинки с симпатичными героями аниме, несколько перепостов из безобидной группы «Прекрасная Япония» (здесь вам и веточки цветущей сакуры, и кимоно, и информация о празднике «Сити-Го-Сан»). Для того чтобы понять, почему именно Кристина оказалась одной из самых злобных комментаторш, возвращаюсь в группу ненависти и изучаю ее стену.

У Кристины есть сестра-близняшка, с которой она учится в одном классе. Девочка жалуется, что лучшие подруги их «предали» — ушли дружить с девочками, которые пользуются большим авторитетом в классе. «Мы как отсталые чмо, без друзей. Нас многие самыми тупыми дурами из-за этого считают», — пишет Кристина.

Фото: Скрин, страницы Vkontakte.ru

Девочка, подвергшаяся травле в реале, вложила всю свою агрессию в кибербуллинг и теперь отчаянно постит фотографии своих одноклассников на стене ненависти. «В социальных сетях подросткам легко реализовать свои агрессивные наклонности», — объясняет Галина Солдатова.

Галина Солдатова:

— Стены ненависти — это самое ужасное, что я когда-либо видела «ВКонтакте». Дети пишут: «Мы ненавидим Алену Васильеву. Кто ненавидит ее сильнее?» Пишут разные издевательства, выкладывают фотографии со странички ребенка и придумывают к ним мерзкие подписи. Пишут, что он «тупой», а пятерки у него потому, что его мама дружит с директором. Приглашают в группу его друзей. Если кто-то начинает защищать этого ребенка, то он тут же сам становится объектом травли. Кибертравля, киберунижение — это все синонимы кибербуллинга, настоящего индивидуального террора.

Фото: Скрин, страницы Vkontakte.ru

Как правило, подросток пытается обращаться в техподдержку соцсети, но блокировка группы — процедура длительная. По статистике, из всех существующих на сегодняшний день коммуникационных рисков в Сети на первом месте стоит кибербуллинг. Именно с ним связаны 60–70% обращений на горячую линию. Травлю в Сети ребенок переживает очень долго, поэтому, даже вырастая, многие люди не могут до конца избавиться от чувства страха и унижения.

Фото: Скрин, страницы Vkontakte.ru

Кибербуллинг от обычной травли в классе отличается своими масштабами. Если агрессия в школе остается в стенах класса, то теперь, приходя домой, ребенок продолжает подвергаться насмешкам со стороны одноклассников. Но на этот раз свидетелями становятся не 15–20 человек, а сотни людей. Все, кого позовут в группу ненависти.

Исследования показывают, что мнение френда в социальной сети для подростка имеет большое значение. Даже если он не общается с ним лично.

Галина Солдатова:

— Незнакомый друг по значимости для подростков стоит на втором месте после близкого друга в настоящей жизни. Даже если дети характеризуют эту дружбу словами «как бы дружба», на самом деле они считают, что по-настоящему дружат с этими людьми.

Все это давит на подростка и, как следствие, увеличивает опасность суицида. Суицидальные посты на страницах подростков, кажется, уже дело обычное. Случайная выборка страниц 14–15-летних подростков заставляет задуматься об их психологическом состоянии. Хотя в большинстве случаев, говорит психолог, это лишь свидетельство того, что ребенку просто не хватает внимания.

Фото: Скрин, страницы Vkontakte.ru

Героем второй части спецпроекта «Страх и ненависть онлайн» станет популярная в российском сегменте интернета девочка-фрик, поклонники которой до сих пор гадают: то ли это она всех троллит, то ли кто-то просто взял фотографии несчастного ребенка и издевается над ним. Одиннадцатиклассница из Екатеринбурга Лиза Монеточка, прославившаяся благодаря интернету, объяснит, почему не хочет добавлять свою маму в «друзья» «ВКонтакте».

Начальник управления образования городской администрации Екатерина Сибирцева расскажет, когда в курсе ОБЖ наконец-то появится раздел «Информационная безопасность». Автор исследования «Дети России онлайн» Галина Солдатова даст несколько полезных советов родителям подростков, а оператор сотовой связи объяснит, как грамотно заблокировать вредный контент на смартфонах ваших детей.

Вторая серия появится уже завтра на Портале 66.ru.

Вопрос
Есть ли вы в «друзьях» у вашего сына / дочери «ВКонтакте»?
  • 13%
  • 25%
  • 9%
  • 5%
  • 17%
  • 31%
Посмотреть результаты
Вернуться к голосованию

Фото: скриншоты страниц Vkontakte.ru