Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

«Накрутить можно в обе стороны». Что грозит участникам потасовки с Ксенией Собчак в монастыре отца Сергия

28 июня 2020, 12:03
«Накрутить можно в обе стороны». Что грозит участникам потасовки с Ксенией Собчак в монастыре отца Сергия
Фото: Дмитрий Антоненков, 66.RU
Привлечь к уголовной ответственности можно как охранников монастыря, так и съемочную группу Ксении Собчак. Ситуация может повернуться в любую сторону, в зависимости от политической воли.

Во время съемок фильма на территории Среднеуральского женского монастыря произошла потасовка между группой телеведущей Ксении Собчак и охранниками и жителями монастыря. По итогам инцидента Собчак и ее оператор Сергей Ерженков написали заявления в полицию. Им разбили и отобрали камеру, у Ерженкова зафиксировали перелом кисти.

Корреспондент 66.RU поговорил с адвокатом Сергеем Колосовским, чтобы понять, какое наказание может грозить участникам конфликта, и здесь все не так однозначно.

Воспрепятствование деятельности журналиста

Самая интересная деталь, которая может значительно повлиять на ход следствия, являлась ли эта съемочная группа журналистами с точки зрения закона о СМИ. То есть у них должно было быть удостоверение и редакционное задание. Если да, то можно будет вести речь о возбуждении уголовного дела по ч. 3 ст. 144 УК РФ («Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов») — наказание до пяти лет лишения свободы.

Если же окажется, что у съемочной группы не было удостоверений, редакционного задания и нет зарегистрированного СМИ, которое они представляли , то 144-я статья здесь неприменима, уверен Сергей Колосовский. Фильм снимался для YouTube-канала «Осторожно, Собчак!».

Ксения Собчак при этом заявляла 66.RU, что ее канал зарегистрирован как СМИ.

Разбитая камера

Относительно разбитой камеры, многое будет зависеть от ее стоимости. Журналисты оценили стоимость отнятой и испорченной охраной аппаратуры в 260 тыс. рублей. Когда камеру вернули, оказалось, что в ней удалили отснятый материал и повредили разъем под флешку.

По мнению Колосовского, эти действия могут быть квалифицированы либо как «Уничтожение или повреждение чужого имущества по неосторожности» (ст. 167 УК РФ), либо как «Умышленное уничтожение или повреждение имущества» (ст. 168 УК РФ). В зависимости от статьи наказание может быть от одного до двух лет лишения свободы соответственно.

Перелом кисти

Во время потасовки одна из монахинь хватала Ксению Собчак за руку, и та, пятясь от оппонентки, споткнулась о бордюр и упала в клумбу. Здесь об уголовной ответственности, по мнению адвоката, речи быть не может.

С другой стороны, на видео также запечатлен момент, как один из охранников держит руку оператора Сергея Ерженкова у него за спиной, прижав его к земле. Позже Ерженков опубликовал в Instagram пост, в котором сообщил, что врачи диагностировали у него перелом кисти и наложили гипс.

Фото: Instagram Сергея Ерженкова

«Если это средний вред здоровью, можно «нарисовать» до пяти лет, если легкий — то до двух лет. Есть определенные медицинские критерии, сколько лечится этот перелом. Все будет зависеть от длительности лечения», — пояснил Колосовский.

Наказать могут и журналистов

Если окажется, что действия съемочной группы Ксении Собчак все же не попадают под закон о СМИ, то им может грозить уголовное преследование по ч. 2 ст. 148 УК РФ («Нарушение права на свободу совести и вероисповеданий»). Статья предусматривает до трех лет лишения свободы.

Представители монастыря заявили, что Ксения Собчак, ее оператор и бывшие послушник и послушница проникли на территорию монастыря не через главный вход, а пролезли через забор. «Территория монастыря относится к местам, специально предназначенным для проведения богослужений и других религиозных обрядов и церемоний. [Ответственность может грозить], даже если Собчак просто попросили не вести съемку, поскольку это место с особенным статусом, и она эту просьбу проигнорировала. Верующим не всем хочется, чтобы их фиксировали во время обрядов», — подчеркнул юрист.

Не менее двусмысленна ситуация с атакой охранников на Сергей Ерженкова. «Либо это воспрепятствование деятельности журналиста, либо, наоборот, защита от нарушения права на свободу совести», — уточнил Колосовский.

Сергей Колосовский, адвокат:

— С моей точки зрения, эта ситуация — дурость дурацкая, у нас хватает других проблем. Но если будет определенный политический заказ, то в какую сторону он будет, в такую могут и накрутить. В зависимости от политической воли.

Официальный представитель ГУ МВД России по Свердловской области Валерий Горелых заявил 66.RU, что пока воздержится от комментариев по ситуации в Среднеуральском монастыре, он призвал дождаться итогов детального разбирательства.