Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.
Область
Заразились
67526 +390
Выздоровели
60015 +400
Умерли
1907 +17
Россия
Заразились
3698273 +20921
Выздоровели
3109315 +27779
Умерли
68971 +559

Они называют себя «четырехсотые». Черный рынок диких ларьков растит в городе новую ОПГ

5 октября 2020, 11:09
Они называют себя «четырехсотые». Черный рынок диких ларьков растит в городе новую ОПГ
Фото: Анна Коваленко, 66.RU
Ее члены давно известны в узких кругах как боевики, готовые оказать силовую помощь за деньги. Но со временем их деятельность перестала оставаться в тени и ограничиваться лишь чужими стрелками. Теперь они пробивают себе выход в бизнес-среду. В качестве прикрытия используют фамилии политиков, а свои нужды обеспечивают за счет сбора дани с незаконных киосков.

Ренессанс «лихих»

О группировке «четырехсотых» собеседники 66.RU рассказывают в связке с темой нелегального рынка уличной торговли на Уралмаше и Эльмаше. Он всегда был своеобразным индикатором криминогенной обстановки в районе. Каждая новоиспеченная группировка стремилась урвать его часть: вложений (кроме силовых) почти никаких не требуется, а прибыль стабильная.

По словам осведомленных источников 66.RU, сейчас «поляну» нестационарной торговли в Орджоникидзевском районе разделили между собой два объединения. Первое — это уже упомянутая в наших прошлых материалах «чеченская» группировка, которая контролирует киоски с девяностых. Правда, со временем она стала менее влиятельной.

Второе — те самые «четырехсотые», или «пузики», которые благодаря своей агрессивной и дерзкой тактике заняли больше 50% теневого ларечного бизнеса Уралмаша и Эльмаша и активно ведут работу по захвату точек в других частях города.

Члены обеих настроены по отношению друг к другу враждебно, нередко их разборки заканчиваются поджогами машин или поножовщиной.

Самопровозглашенные мусорщики района

Представители отрасли утверждают, что «четырехсотые» предлагают, а чаще навязывают предпринимателям сотрудничество. Главный посыл заключается в том, чтобы им платили все: и «серые», и «белые», а за что — они точно найдут. «Я слышал, что у них можно арендовать киоск, так сказать, под ключ — это значит, что тебе предоставят не только землю с ларьком, но и подключат электричество и обеспечат «крышу». Примерная стоимость такой услуги — 40 тысяч рублей в месяц. Но можно договориться дешевле. Этот вариант чаще всего выбирают мигранты с четвертой овощебазы, так как для них важно подтянуть своих с родины и легально ассимилироваться в РФ, — делится наш собеседник. — Но можно платить только за «крышу», если прилавок у тебя уже есть, — за такое они берут около пяти тысяч».

К некоторым легальным бизнесменам представители ОПГ приходят под видом сотрудников управляющих компаний и требуют плату за «вывоз мусора», хотя, конечно же, ничего на самом деле не вывозят. В случае несогласия в ход идут угрозы и другие методы убеждения.

Две тысячи бойцов

«Четырехсотые» поднялись не сразу. Начинали с участия в чужих стрелках за деньги. Потом стали помогать кандидатам во время выборов в гордуму (по информации 66.RU, это были как минимум три политика, имена которых мы пока не упоминаем по совету нашего юридического отдела). Обеспечивали безопасную расклейку листовок и защищали раздатчиков агитгазет от групп силовой поддержки конкурентов.

Спустя годы «четырехсотые» начали использовать имена своих бывших «работодателей» как щит, когда заходили в администрацию района, а через нее — на рынок нестационарной торговли. Считается, что без них на улицах Эльмаша и Уралмаша теперь не появляется почти ни один новый киоск.

Лидером группировки называют Олега по кличке «Пузо». Отличительной чертой ОПГ были, а может, и до сих пор остаются, госномера машин с цифрой 400. Собственно, отсюда и два названия группировки: «четырехсотые» и «пузики».

«Четырехсотые» вырастили небольшую армию. К ним примкнули не только группы бойцов из других известных группировок Екатеринбурга, но и спортсмены из области: Каменска-Уральского, Нижнего Тагила и Верхней Пышмы. Сейчас силовое подразделение группировки оценивают в 2 тыс. человек.

Кроме ларьков, в поле их бизнес-интересов входят нелегальные парковки и примитивные формы уличной рекламы: лавки, заборы для объявлений и т. д.