Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.
Область
Заразились
78181 +159
Выздоровели
71181 +172
Умерли
2409 +12
Россия
Заразились
4278750 +10535
Выздоровели
3853734 +15694
Умерли
87348 +452

Глава отделения УМВД по борьбе с коррупцией сбежал за границу. Его подчиненного будут судить за взятку

30 марта 2018, 10:12
Глава отделения УМВД по борьбе с коррупцией сбежал за границу. Его подчиненного будут судить за взятку
Фото: архив 66.ru
Весь 2017 год между свердловскими ведомствами МВД и ФСБ разворачивалось противостояние. Ареной борьбы стало полицейское отделение экономической безопасности и противодействия коррупции (ОЭБиПК). По версии чекистов, борцы с коррупцией сами погрязли в том, чему должны противостоять. После серии скандалов и задержаний правоохранителей прокуратура направила в суд дело, которому пророчили стать показательным в сфере борьбы с екатеринбургскими «оборотнями». Однако чем ближе к суду, тем больше сложностей возникает у стороны обвинения.

Сегодня стало известно, что прокуратура утвердила обвинительное заключение по делу о покушении на взятку, которую пытались получить сотрудники ОЭБиПК УМВД Екатеринбурга от бизнесмена.

В начале 2017 года в полицию поступило заявление о привлечении к уголовной ответственности руководителя компании «ТД «ТрубпромУрала» Владимира Юзвовича. Работать по заявлению начали сотрудники отделения по выявлению преступлений в сфере строительства, рейдерства и банкротства ОЭБиПК. Главой строительного отделения в тот момент был Владимир Нечаев, как говорят, человек из «московской» команды руководителя свердловского полицейского главка Михаила Бородина. Нечаев поручил проведение проверочных мероприятий своему сотруднику — Олегу Красникову. А последнего сотрудники ФСБ задержали 13 апреля при получении денег от Юзвовича.

Валерий Горелых, пресс-секретарь ГУ МВД по Свердловской области:

— В изобличении сотрудника, о котором идет речь, принимали участие, в том числе, сыщики подразделения собственной безопасности ГУ МВД России по Свердловской области. В кратчайший срок предатель интересов службы, а по-другому его назвать сложно, был уволен из органов внутренних дел по отрицательным мотивам, а его непосредственного руководителя привлекли за упущения в работе по антикоррупционной составляющей с личным составом к дисциплинарной ответственности. Ему объявлен строгий выговор.

Горелых отмечает, что в 2017 году полицейские УСБ выявили 38 злостных нарушителей, за три месяца текущего года — еще 19. Материалы в полном объеме из полиции переданы в Следственный комитет, где уже возбуждены и расследуются уголовные дела.

Красников уже начал давать показания следователям. Согласно материалам дела, он заявил, что «выбить» два миллиона рублей с коммерсанта за невозбуждение дела ему поручил его начальник — Нечаев. По сложившейся традиции, для «решения» этого вопроса правоохранитель привлек посредника — экс-полицейского Павла Панова. «Решала» договорился с бизнесменом. Когда Юзвович передал первую часть взятки — миллион рублей, Красникова и Панова задержали сотрудники ФСБ.

Александр Шульга, пресс-секретарь СУ СКР по Свердловской области:

— Обвиняемый признал вину и заключил досудебное соглашение о сотрудничестве, в рамках которого от него были получены сведения, изобличающие преступные действия иных участников.

Арестованный полицейский в подробностях поведал, как действовал в интересах своего начальника. Панов же заявил, что Красников занимается оговором, а деньги, полученные от коммерсанта, были частью долга, который Юзвович вернул ему — Панову, также занимавшемуся бизнесом.

Как бы то ни было, но после задержания Красникова Владимир Нечаев подал в отставку. При этом, как сообщают источники 66.RU, именно Нечаев являлся наиболее интересной для ФСБ фигурой, ведь он якобы был посвящен в деликатные дела не только руководства УМВД Екатеринбурга, но и первых лиц областного полицейского главка. Поэтому его разработка, в том числе и по участию в истории со взяткой от Юзвовича, продолжилась.

К осени 2017 года «чекисты» собрали необходимые доказательства против Нечаева. К тому моменту экс-полицейский уже находился в Москве. Собеседники 66.RU, знакомые с ситуацией, рассказывают, что для задержания Нечаева была разработана целая спецоперация с участием сотрудников наружного наблюдения и спецназа. Но, судя по всему, экс-силовика успели предупредить и ему удалось скрыться буквально в последний момент.

Несмотря на это, вокруг его личности продолжилась некая оперативная игра: через близкие к силовикам СМИ распространялась информация о задержании и аресте Нечаева, а слухмейкеры в погонах делились инсайдами о том, что экс-полицейский содержится в челябинском СИЗО, контролируемом ФСБ. Причем жизнеспособность этой версии старались поддерживать на протяжении нескольких месяцев. О причинах подобной игры можно только догадываться. Однако на сегодняшний день достоверно известно, что неудавшееся задержание Владимира Нечаева стало одним из крупнейших провалов в общем-то успешной кампании свердловского УФСБ по зачистке екатеринбургского ОЭБиПК от коррупционеров. По данным прокуратуры Свердловской области, на сегодняшний день экс-силовик считается скрывшимся за пределами РФ и объявлен в федеральный розыск.

Что касается дела о покушении на взятку, то оно развалилось, в непривычном для понимания этого слова смысле, на три самостоятельных производства. Фигурант одного из них – разыскиваемый Нечаев. Еще одно дело посвящено деятельности Олега Красникова. Фигурантом третьего является Павел Панов. Именно два последних дела 29 марта прокуратура направила в суд. Коммерсант, якобы дававший взятку, избежал уголовной ответственности.

Марина Канатова, пресс-секретарь прокуратуры Свердловской области:

— Директор юридического лица органами предварительного следствия освобожден от уголовной ответственности в силу примечания к ст. 291 УК РФ, поскольку активно способствовал раскрытию и расследованию преступления.

Правда, информированные источники, близкие к полицейскому главку, отмечают, что в двух делах, поступивших в суд, показания обвиняемых противоречат друг другу: «А значит, юристы еще могут попытаться доказать несостоятельность версии следствия».