Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Расследование 66.ru: по следам пропавших Юли и Маши из Полевского

26 апреля 2012, 07:00
Корреспонденты Портала 66.ru отправились в Полевской, чтобы выяснить: могли ли школьницы сами сбежать из дома или все же им «кто-то помог».

Школьниц Юлю Стахееву и Машу Угрюмову не могут найти уже восьмой день. Вечером 18 апреля девочки отправились гулять на детскую площадку во дворе домов по адресу Володарского, 95 и 95а и не вернулись. Позже нашлись свидетели, которые якобы видели, как девочки шли по Володарского к дороге. Они рассказали, как Маша говорила Юле, чтобы та шла быстрее: «Нам еще далеко». Куда направлялись девочки и могли ли они сами покинуть двор, разбирались корреспонденты Портала 66.ru. Мы отправились в Полевской и встретились с семьями школьниц, волонтерами, а также следователем, который ведет дело о загадочном исчезновении Маши и Юли.

«Место происшествия» в этом городе знает каждый. Это двор на Володарского, в котором обычно играли девочки. Он расположен между двумя зданиями общежитий. В том, что справа, живет семья Угрюмовой. Слева расположен дом Стахеевой.

Рядом с домами находятся «опасные гаражи», где местные жители видели мужчину, пугающего детей. Со слов местных жителей, он распахивал пальто, под которым ничего не было, прямо на глазах у детей.

В доме Юли Стахеевой находится опорный пункт участкового.

Направляемся в квартиру, где живет семья Маши Угрюмовой. Эта семья считается благополучной. В школе Машу хвалили за успеваемость. Следом за нами по лестнице поднимается сильно пьяный человек средних лет. Он явно недоволен нашим появлением в общежитии.

В обоих домах длинные темные коридоры, в которых легко заблудиться. Чувствуется сильный запах нечистот. Фанерные двери, выкрашенные той же краской, что и стены, когда-то много лет назад, красноречиво говорят, что воровать у их обитателей особенно нечего.

Дверь открывает молодой человек, брат Маши. На вид ему лет 14. Он выходит в коридор, смущенно прикрывая за собой дверь. По всей комнате раскиданы вещи, пол завален какими-то предметами. Подросток сообщает, что мамы нет дома, а сам он только что встал. В этот момент около нас появляется тот самый пьяный мужчина. Пошатываясь, он приобнимает мальчика за плечи и уводит его вдаль по коридору. Через спину бросает: «Это мой кореш, нечего его мучить!». Подросток, кажется, рад, что ему удалось избежать разговора с назойливыми журналистами, и безропотно уходит вместе с «корешом» вглубь общаги.

Повсюду развешаны ориентировки. Мы специально остановили нескольких прохожих и спросили, знают ли они о пропаже девочек. Не было ни одного человека, кто бы узнал об этом от нас. Кажется, людей, не слышавших о пропавших школьницах Маше и Юле, в городе не осталось.

Мы идем в дом напротив.

Две женщины во дворе охотно сообщают нам номер комнаты, где живет семья Юли Стахеевой, и тут же предупреждают: «Она, скорее всего, запила…»

Стучимся в дверь. Тишина. Чуть позже на стук выходит соседка Людмила с маленьким сыном Павлом. Она отказывается сниматься, но готова рассказать о людях, рядом с которыми живет уже несколько лет.

От соседки узнаем, что матери Юли сейчас нет дома, так как ее вызвали в полицию на очередной допрос. Зато дома старшая сестра девочки, Аня.

— Старшая дома, младшая у подруги. Их постоянно вызывают в полицию, — рапортует Людмила и, слегка понизив голос, «чтобы не услышала Аня», рассказывает про пропавшую Юлю. — Юля у нас не могла уйти сама — она бы просто не додумалась до этого. Мать Наталию вызывали перед этим к психологу по поводу Юли (соседка рассеянно крутит рукой у виска). Дело в том, что она не успевает в школе… Юля относится к тем людям, которые постоянно хотят есть. Как она ко мне не зайдет, говорит: «Тетя Люда, вы так вкусно готовите! Я это все люблю». Я просто постоянно что-то жарю, парю…

В день, когда пропали девочки, у сына Людмилы, маленького Паши, был день рождения. Ему исполнялось 3 года. Людмила сниматься отказалась. На фото: волонтер Люба, на руках у нее маленький Паша. Справа — Аня, старшая сестра пропавшей Юлии Стахеевой.

Готовить праздничный ужин в тот день соседке помогали все три сестры Стахеевы, включая Юлю. «Мы наделали салатиков, капустки потушили, сладкий пирог состряпали, посидели, я их накормила. Потом Юля говорит: «Тетя Люда, можно я с вашим Пашей погуляю. Мы отпустили их. Потом Паша пришел самостоятельно домой. Больше я Юлю не видела», — рассказывает Людмила.

— 18 апреля я примерно в 19:20 приехала с работы. Юля была на площадке, — в коридоре появляется другая соседка Стахеевых, Люба. — Мы не думаем о плохом, надеемся на лучшее… Говорят, что девочек видели с мужчиной, который увез их на машине от «Пятерочки». Об этом сразу же заявил таксист, сообщил об этом и в прокуратуру. Марка машины неизвестна. Пробовали к экстрасенсам обращаться, они говорят, что их удерживает молодой человек лет 13–14…

Люба работает продавцом в местном продуктовом магазине, а после смены с другими волонтерами обследует заброшенные дома, обходит коллективные сады. Вместе со старшей сестрой Юли Аней исследовала совхоз, места у колбасной фабрики, где якобы видели девочек.

В отделение полиции периодически поступают сообщения о том, что школьниц видели в том или другом месте. В последний раз пропавших девочек видели в Северском районе Полевского.

Местная жительница рассказала, что видела их на улице Розы Люксембург, около дома №61. Вот этот магазин.

До этого, 21 апреля, горожане заявляли, что видели девочек в районе колбасной фабрики города Полевского, а также около местного пруда. Но ни одно из этих сообщений не подтвердилось.

— Говорят, что видели их около «колбаски» (колбасный завод, — прим. 66.ru) и в трапезную они ходили есть. И то не факт, что это были они. Там описали девочку с короткими волосами, а у нее длиннее, — комментирует Люба. — Все, кто видел девочек, говорят, что не успели их поймать. Одна женщина, которая якобы видела их около пруда, находилась на другой стороне…

— Если я вижу ориентировку, даже если я больной человек, я ухвачу за руку и вызову полицию. Это смешно — там, говорят, видели, здесь, говорят, видели. Это неправда! — заявляет Людмила.

Семья Стахеевых — Наталья, ее муж и три дочери (через два месяца Наталья ждет четвертого ребенка) — живет в этой комнате. Всего пять человек, а через два месяца появится шестой.

Седьмая — кошка Аська.

— Мы Полевской уже просто весь, как черви, просверлили. Все, что возможно было, обшарили, где возможно было забраться в дома, мы залезали. Рухнет он или не рухнет — это второй вопрос, — Люба говорит громко, уверенным тоном. Она четко излагает еще одну версию произошедшего. По ее словам, недавно в деревне Полдневой (примерно 33 км от Полевского) был найден заброшенный дом с остатками сладостей. Собака потеряла след около этого дома. «Наверно, по ночнику на машине их увезли», — заключает Люба.

Анна, сестра Юли, также считает, что девочек кто-то увез. «Мне кажется, что они не сами ушли, что им помогли. Верю в то, что они найдутся живыми», — говорит девушка. Она, как и ее соседка, уверена, что Юля не могла уйти сама — «она без мамы не может».

Девочек ищут более 160 человек, в том числе 35 сотрудников МЧС, 10 сотрудников ЧОП, 30 специалистов-кинологов со служебно-разыскными собаками, а также таксисты, сотрудники поискового отряда «Сокол»… Мы поговорили с членом поискового отряда Сергеем Широбоковым. По его словам, большинство сведений о местонахождении девочек, поступающих от местных жителей, не находят реального подтверждения.

— Пару дней назад мне позвонила активистка и рассказала, что только что ей позвонили из экипажа, который находился на поисках, — Сергей на примере показывает, как искажается информация и появляются слухи. — Якобы они лично видели, что полицейский сорвал ориентировку около магазина на Розы Люксембург, где видели девочек, и сказал, что поиски окончены, Юлю и Машу нашли. Я созвонился с этим экипажем, и оказалось, что эта информация у них появилась со слов их знакомой. И молодой человек, якобы сорвавший ориентировку со столба, был в штатском. Мы направились к тому магазину, но все ориентировки были на месте. Конечно, информация о том, что девочек нашли, не нашла подтверждения.

Со вчерашнего дня волонтеры прекратили поиски, так как в Полевской из Челябинской области приехали военные. Они уже начали прочесывать лесной массив. А сегодня с 8 часов утра Машу и Юлю будут искать еще и при помощи авиации — на вертолетах и самолетах, прилетевших в Полевской, принадлежащих челябинской авиакомпании.

Ищет девочек и следователь. Дело находится на контроле руководителя СУ СКР по Свердловской области Валерия Задорина.

Следственный отдел находится в нескольких шагах от магазина на улице Розы Люксембург, где якобы видели девочек.

Здесь мы встретились со старшим следователем Ревдинского межрайонного следственного отдела СУ СКР по Свердловской области, лейтенантом юстиции Дмитрием Ушаковым.

В кабинете у следователя скопились протоколы допросов более 100 свидетелей по делу об исчезновении Маши и Юли. В углу лежит розовый ранец одной из девочек, замотанный скотчем. Рядом в пакете их личные вещи, фотографии… Скоро эти мешки направят на молекулярно-генетическую экспертизу. Как говорит следователь, экспертизу можно провести буквально по каждой вещи, принадлежащей девочкам. Например, школьные тетради пригодятся для того, чтобы взять образец почерка. Если кто-то принесет записку, якобы оставленную девочками, следствие сможет установить ее подлинность.

Допросить первоклашек, одноклассниц Юли и Маши, было нелегко, рассказывает следователь. Они с трудом называют даже свои имя и фамилию, но делать нечего — это круг общения девочек. Всего в классе около 15 человек. Буквально каждому нужно показать фото и сказать: «Вот, смотри. Это твоя одноклассница Маша!». Кроме того, допрос проводится в присутствии родителей, психолога… Всех нужно собрать и привезти в кабинет следователя.

«Поступала информация, что их видели здесь, около магазина «Каравай». Но это практически невозможно, — Дмитрий Ушаков комментирует сообщения, которые поступают в отдел полиции от местных жителей. — Рядом находится дежурная часть полиции, пункт охраны… В этой части сосредоточены все силы. Если бы девочки даже попытались просто здесь пройти, то их бы обязательно увидели. Они бы не прошли и пяти метров».

— В полицию часто обращались жители города, которые заявляли, что видели девочек в том или другом месте. Насколько эта информация оказывалась правдивой?
— Те, кто ранее утверждал, что видел их у магазина на Розы Люксембург, на допросах заявляли, что на самом деле девочек не видели. Сказали об этом только затем, чтобы прославиться. Особенно это касается детей. Им хотелось, чтобы журналисты, которые специально приезжали к нам в город, сняли их и показали по телевизору. И таких случаев у нас было довольно много. С другой стороны, были и такие очевидцы, которые подтверждали свои слова на допросе. Мы проводили опознание, и они указывали те приметы, которых не было в ориентировках. Так что пока все еще есть основания полагать, что они все еще в городе. Исключать это нельзя, так как не все квартиры в городе проверены. Людей, которые не пожелали пустить сотрудников полиции в свой дом, оказалось очень много.

— Следствие рассматривает четыре версии произошедшего. Можете озвучить все?
— На самом деле у нас намного больше версий, но четыре — основные. У нас есть версия, что девочки все еще в городе. Они могут скрываться у своих друзей, знакомых. Не исключено, что их могут подкармливать сердобольные бабушки. То есть у них все в порядке, но они намеренно скрываются. Дети могут отсидеться неделю... Девочки могли с кем-то познакомиться, со своими ровесниками. Ровесники могут долго держать у себя дома своих друзей и знакомых, не спрашивая у родителей. Но со временем эта версия становится у нас все менее активна. Есть еще одна версия, которая сейчас проверяется. Я считаю, что она слабенькая….Не исключено, что они могли выехать самостоятельно за пределы города. Мы допрашиваем водителей автобусов. Все автобусы, которые выезжали из Полевского, проверяются.

«Проблема в том, что девочкам 7 и 8 лет. Если бы они были постарше, то нам было бы проще предположить, что происходит у них в голове... Нами был составлен психологический портрет. Нам известны схемы родственных связей».

— Есть версия и о том, что девочек могли похитить или убить?
— Да, их могут незаконно удерживать, они могли быть похищены. Согласно уголовному кодексу, основные версии — убийство, удерживание. У нас, конечно, были случаи ухода детей, но подобного еще не было. Особенно часто уходят из детдомов. Бывает, что и из семьи: дети уходят и сидят на квартире у друзей, веселятся…Это, как правило, дети постарше, лет 16–17. Бывало, что они просто уходили в запой. Есть у нас неблагополучные дети, но они все равно возвращаются домой. Вся проблема в том, чтобы их найти… Здесь случай другой. Но мы надеемся, что девочки до сих пор живы...