Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Узел связи на случай апокалипсиса. История одного секретного бункера времен холодной войны

22 августа 2017, 14:30
репортаж
Узел связи на случай апокалипсиса. История одного секретного бункера времен холодной войны
Фото: 66.RU
В середине ХХ века отсюда вели пропагандистское вещание на зарубежные страны. Сегодня здесь в нескольких черных ящиках — весь проводной интернет УрФО, Омска и Уфы. Как оборудование прошлого века помогает в работе цифровых девайсов — читайте в репортаже 66.RU.

Дорога до бункера, в котором под толщей земли спрятаны стратегические мощности связистов, занимает около часа: он расположен в 60 км от Екатеринбурга. Еще лет двадцать назад попасть сюда было практически невозможно — объект был засекречен. Каждый сотрудник имел особый допуск, в зависимости от работы, которую он выполнял. Даже грузчики и уборщицы — они проходили по третьей форме допуска.

Фото: 66.RU

Чтобы попасть внутрь, нужно миновать три стальные двери, каждая — толщиной 50 см. Все системы жизнеобеспечения в бункере автономны. Воздух, забираемый с улицы, проходит через специальные фильтры — дабы исключить возможность заражения извне.

Валерий Деменьшин, начальник транспортного центра технической эксплуатации телекоммуникаций екатеринбургского филиала ПАО «Ростелеком»:

— Началось все в разгар холодной войны. В 1960-е гг. на территории СССР построили несколько крупных узлов связи — в них пересекались десятки кабелей, по которым шла вся информация. Назначение их было, в принципе, утилитарным: организация стандартной телефонии, усиление сигнала для последующей его передачи. Но, конечно, среди кабелей были и такие, по которым передавались сведения государственной важности.

В те годы вся информация, в том числе секретная, шла по проводам. На входе стояло шифровальное устройство, на выходе — дешифратор, их соединял медный кабель. Подключившись к такому кабелю и разгадав код, можно было быть в курсе всех секретных переговоров. А можно просто взорвать узел — в этом случае полстраны долгое время сидело бы без связи.

Чтобы не допустить такого поворота, объекты строились с учетом возможной диверсии. Оборудование располагали в подземных строениях: случись ядерный удар — связисты уцелеют и смогут наладить контакт с теми, кто выжил.

Фото: 66.RU

Понять, что под землей — залы, коридоры, масса оборудования, огромные технологические мощности, снаружи практически невозможно: 7 га, которые занимает узловая станция связи «Ростелекома», летом выглядят как поросшие травой холмы, зимой — как заснеженное поле. Только торчащие то тут, то там вентиляционные шахты и воздухозаборники да колючая проволока по периметру наводят на определенные размышления.

Узел связи начал работу в 1966 г. Поначалу на территории было одно наземное и одно подземное сооружение — второе значительно больше. В нем разместили аналоговую аппаратуру для усиления сигнала.

Фото: 66.RU

В конце 60-х эти устройства использовали для «иновещания» (так назывались пропагандистские передачи, транслируемые в другие страны). Сегодня они стали музейными экспонатами. Хотя некоторое оборудование советских времен все еще используют — для военной связи или для настройки других аппаратов.

В те годы Москву со Свердловском соединяло 3600 каналов, столько же отсюда уходило в азиатскую часть страны.

Обслуживали узел 230 человек. Квалифицированные специалисты приезжали из разных регионов, простых рабочих набирали из соседних деревень. «У меня и отец, и мама здесь работали, — рассказывает Валерий Деменьшин. — Мама простой уборщицей, отец — слесарем КИПа. Когда подошло мое время выбирать профессию, я не особо задумывался — поступил в Свердловский институт связи».

Фото: 66.RU

Валерий Деменьшин захватил те времена, когда соединять абонентов на разных концах сети нужно было вручную. «А еще отсюда можно было прослушать практически любой телефон в стране», — вспоминает телекоммуникационный начальник.

Сегодня на объекте многое изменилось: технологии связи стремительно развивались, на смену аналоговому оборудованию пришло цифровое, на смену медному кабелю — оптоволокно.

Валерий Деменьшин:

— Изменился и сам принцип передачи данных: теперь они идут не сплошным потоком, а небольшими пакетами, которые отправляются адресату сразу по нескольким каналам и на выходе снова собираются в единое целое, как пазл. То есть с точки зрения шпионской деятельности узлы связи утратили свою актуальность: нет смысла ловить отдельные пакеты — полной картины все равно не добиться. В итоге с нашего объекта сняли статус секретности — теперь мы сюда ребятишек водим на экскурсии из местной школы, готовим будущие кадры.

Впрочем, своего глобального значения узел не утратил. Сегодня здесь размещено сразу несколько объектов связи: магистральный узел автоматической коммутации для работы с классической телефонией, узел раздачи услуг ШПД, интернета, ТВ, мобильной связи.

Валерий Деменьшин:

— Наш узел — единственный на Урале. Вообще в России таких объектов максимум десять. Сюда стекаются все магистральные каналы со всех направлений света, мы их сортируем, перераспределяем контент, выполняем резервирование каналов связи. Знаете, это как станция Екатеринбург-Сортировочный: составы приходят — вагоны перецепляют и отправляют на другие направления.

Узел работает в первую очередь на Азию: здесь проходят около 80% всех каналов связи, идущих на Дальний Восток и в Сибирь, и 100% каналов, несущих информации в Китай и Тайвань.

Фото: 66.RU

Это транспортная сеть узла связи. Оборудование, которым напичкана комната, — самых разных производителей: есть здесь стойки и от Siemens, и от Erisson, и от Huawei. Пропускная способность одной такой стойки — 4 Тб/с. «Это 256 тысяч телеканалов в HD-качестве на скорости 15,1 Мб/с», — поясняют специалисты.


Фото: 66.RU

Через эти серенькие шкафы идет более половины всех звонков Екатеринбурга в другие города. Оставшиеся проходят через соседний шкаф в этом же помещении. Таких станций, обслуживающих межгород, всего восемь по России. Они соединены между собой. Другие операторы связи арендуют каналы «Ростелекома».

Среди всего этого цифрового великолепия и рассказах о терабайтах информации довольно странно выглядит помещение с телеграфным оборудованием. И это не музейные экспонаты — все исправно работает, каналы поддерживаются в идеальном состоянии.

Фото: 66.RU

Телеграфная связь до сих пор используется военными. А есть еще такая вещь, как «правительственная телеграмма», — они проходят как раз по этим каналам.

Интернет всего Урала (а заодно и IP-TV) также обитает в подземных катакомбах: центр обработки данных, через который проходят сигналы, стоит в одном из залов.

Фото: 66.RU

Физически уральский интернет выглядит вот так: два ряда черных шкафов, занавешенных от мира специальной прозрачной шторой — она позволяет поддерживать необходимый режим влажности и температуры во время обслуживания устройств. Когда вы постите котиков в соцсетях, играете в Dota или качаете фильм с торрента — это происходит в этих черных шкафах: сюда приходит и обрабатывается сигнал. Работники называют их «фабрика интернета». Каждая стойка позволяет передавать до 6 терабайт в секунду. Притом что вся Свердловская область вместе с Екатеринбургом не дотягивает даже до 1 терабайта.

К слову о микроклимате: обеспечивать его — отдельная задача специалистов, работающих в центре связи. Здесь слишком много самой разной аппаратуры, которая вырабатывает большое количество тепла, при этом сама она может функционировать только при определенном температурном режиме (до +26) и соответствующей влажности — максимальное значение 60%, иначе резко возрастает риск короткого замыкания.

Фото: 66.RU

В подземном бункере установлена мощнейшая система кондиционирования и вентиляции — температура и влажность поддерживаются автоматически. По периметру помещений тянутся черные трубы — в них циркулирует более тонны этиленгликоля, одного из основных элементов для системы кондиционирования всего подземного сооружения.

Энергоснабжение такого объекта — отдельная тема. Перебои здесь недопустимы. Чтобы в случае чего узел мог не зависеть от внешних источников питания, под землей размещен целый блок помещений с разными энергетическими установками.

Фото: 66.RU

Стройные ряды аккумуляторов занимают просторный зал под землей. В соседних залах — несколько мощных дизельных генераторов, одни сохранились еще с советских времен, другие установили совсем недавно.

Валерий Деменьшин:

— Конечно, сейчас наш объект утратил статус секретного. Но при этом он совсем не утратил своего назначения — обеспечивать связью разные регионы в чрезвычайной ситуации.

Сейчас объект помимо своих основных функций числится запасным пунктом управления уральского подразделения «Ростелекома». И если завтра случится война или глобальный природный катаклизм и вся наземная инфраструктура связи будет разрушена — контакт Урала с внешним миром придется восстанавливать сотрудникам подземного центра.