Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

«Взорвано, уложено, сколото»: исследуем рудники Сафьяновского карьера

24 марта 2015, 08:22
«Взорвано, уложено, сколото»: исследуем рудники Сафьяновского карьера
Фото: Николай Ковалевский для 66.ru
«Не космос — метры грунта надо мной». Это Высоцкий. Не космос — 210 метров породы над нами. Это уже не песня: это «Сафьяновская медь», горнорудное предприятие УГМК в окрестностях Режа. И мы в его подземных рудниках.

Наш уазик петляет по бесчисленным поворотам, лавируя между камнями с острыми краями. Ближе к концу уши закладывает от перепада давления.

Немудрено. «Сейчас на поверхности отметка — 215 метров, нижняя отметка карьера +25м., в итоге глубина карьера составляет 190м., а на конец отработки планируется глубина 260м., — говорит Олег Ермолаев, начальник подземного рудника и наш проводник в недра Сафьяновского карьера.

Разработку запасов Сафьяновского медно-колчеданного месторождения начали больше двадцати лет назад, с тех пор от вершины вырыли без малого 190 метров и двинулись вглубь земли.

«На заключительных стадиях отработки карьера, увеличение глубины происходит интенсивнее, потому что площадь нижних горизонтов становится меньше», — подытоживает Олег Михайлович.

Все наши перемещения и текущее местонахождение оператор видит на своем мониторе. Передатчик, оказывается, спрятан в фонарь, которым экипирован каждый шахтер.

Дальше мы интенсивно углубляемся не вниз, а в сторону. Местный автотранспорт, несмотря на причудливые формы, довольно традиционен по компоновке и агрегатной базе. По крайней мере под землей не перемещаются на воздушной подушке или в гравитационном поле: двигатель, шины, трансмиссия — техника как техника. Но со своей спецификой. Так, двигатели — преимущественно с турбонаддувом.

Рудник — хоть и не дорога, строго говоря, но свои правила движения есть и там. Все передвижения регламентируются правилами. Например, приоритет расставляется классическим светофором (на фото выше — горит красный), где-то движение регулируется надобностью и хорошим тоном. Так, груженую технику принято пропускать. Для разъезда сооружены специальные разворотные ниши:

А как машины туда попадают? Своим ходом. Причем не в последнюю очередь именно из-за техники горные выработки получаются такими, какие они есть на выходе. Прежде чем углубляться за рудой, выбирается технология отработки запасов в конкретных горно-геологических условиях, позже именно под нее закупается техника. Исходя из типоразмеров выбранной техники закладывается и сечение горных выработок, и другие параметры. Потому чужие тут не ездят.

Вся подземная техника служит двум основным целям: помогать в отделении рудного тела от массива пород и грузить его с последующей транспортировкой. На бумаге — легко, по факту каждый из процессов дробится на множество подпроцессов. Причем дробится буквально.

Перед тем как в забой опустятся взрывники, своды выработки укрепляются особым образом, затем в забое выработки сверлятся от 40 до 50 шпуров, куда закладывается взрывчатка.

Когда всё, что должно быть взорвано, взорвано, в дело идет Он!

Подземный погрузчик с 335 лошадиными силами и тягой в 1 674 ньютон-метра! За раз он способен поднять до 14 тонн руды. Выглядит этот процесс эпично:

Еще фееричнее работа погрузчика начинает смотреться в тот момент, когда оператор вылезает из кабины и делает то, что в детстве звалось «Парни, смотрите: я умею без рук!»

Правда, с пульта дистанционного управления погрузчик управляется только в зоне прямой видимости. Но и так безопасность оператора вырастает ощутимо.

После того как руда собрана в ковш, в дело вступает шахтный самосвал. В нашем случае — такой:

Если погрузчик за раз вытаскивает порядка 14 тонн руды, то самосвал способен увезти до 25 тонн.

Сам он, правда, весит 34 тонны, и места в тесной шахте занимает немало — порядка 11 метров составляет одна только длина самосвала! Поэтому передняя его часть поворачивается относительно задней под углом 45 градусов, чем изрядно повышает маневренность. Под таким же углом может изворачиваться и погрузчик. Оттого в шахте они разъезжаются и взаимодействуют довольно сносно.

После того как погрузчик погрузил, а самосвал принял руду, ее надо доставить на поверхность. В глубоких и витиеватых шахтах для этих целей используются специальные конвейеры.

Но в Сафьяновском руднике общая протяженность тоннелей не такая большая, резоннее и целесообразнее вывозить руду самосвалом на поверхность, где ее будет ждать дробилка.

Работать и дробилке, и самосвалам с погрузчиками еще предстоит ой как долго: подземный рудник на «Сафьяновской меди» порядка 25 лет будет давать руду после окончания открытой разработки месторождения.

Что со всей этой рудой потом делать? Работа найдется: вся описанная цепочка — отделение рудного тела от массива породы, погрузка, транспортировка — это только начало большого пути. Даже в хорошей руде содержание меди — всего-навсего порядка 2,7%, и то такой исходник считается богатым. Дальше руда идет на обогатительные фабрики, где стоят огромные дробильные мельницы, куда эти камни выгружаются, перетираясь в песок. Его в свою очередь помещают в огромные резервуары, где песок вступает в реакцию с реагентом.

В результате вся пустая порода без меди оседает, руда с содержанием меди всплывает. Она собирается, сушится — получается медный концентрат. Содержание меди в нем уже порядка 18-19%. Этот концентрат идет на медеплавильные заводы в Красноуральске или Кировграде, где плавится, на выходе превращаясь в черновую медь — содержание чистого Cu в ней уже порядка 98%.

Черновая медь движется в Верхнюю Пышму на «Уралэлектромедь», где переплавляется в аноды определенной формы, которые отправляют в цех электролиза. В растворе серной кислоты происходит реакция между катодом и анодом, под воздействием которой медь с чернового сырья переходит, условно, с минуса на плюс. На выходе имеем чистую медь: содержание Cu — 99,99%, и это уже товарная продукция.

Те 2%, которые были в черновой меди, и осели на дне электролизных ванн собирают и отправляют в секретный цех, где по особой технологии из него добываются золото, платина и другие редкие металлы. Но это уже совсем магия и секретные материалы, и мы дали честное слово никому об этом не рассказывать.

За помощь в подготовке материала благодарим дирекцию ОАО «Сафьяновская медь» и пресс-службу УГМК.

Текст: Кирилл Зайцев

Фотограф: Николай Ковалевский