Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Поисковая экспедиция УрФУ: «Возможно, мы нашли на Земле ровесника Солнечной системы»

30 августа 2012, 13:49
интервью
Поисковая экспедиция УрФУ: «Возможно, мы нашли на Земле ровесника Солнечной системы»
Фото: Дмитрий Горчаков, 66.ru
Уральские искатели метеоритов рассказали Порталу 66.ru, как строили дамбы на сеймчанских ручьях, ночевали в палатках в магаданском аэропорту и открывали новые смыслы легендарной присказки про Колыму.

Екатеринбург чествует поисковую группу УрФУ, вернувшуюся из трехнедельной экспедиции на место падения редчайшего метеорита, возраст которого может составлять миллиарды лет. В общей сложности из магаданской тайги группа вывезла 165 кг осколков. Основная добыча еще едет в Екатеринбург поездом, а члены экспедиции Егор Волошин и Тим Сарин уже побывали в гостях Портала 66.ru.

«Половина миллиона, выделенного на экспедицию, ушла на аренду вертолета»

— Как получилось, что вы до этого не имели никаких дел с метеоритами и вдруг попали в поисковую экспедицию?
— Тим состоит в турклубе «Романтик», в который представители УрФУ обратились с просьбой организовать команду для поисков метеоритов. Они искали по области людей, которые максимально приспособлены к затяжным походам и полевой работе, так что эта просьба была логичной. Тем более Миша Ларионов (руководитель «Романтика» — прим. ред.) уже неоднократно выезжал в подобные экспедиции.

— И как дальше развивались события?
— Мы трудоустроились в университетский центр компьютерного моделирования анализа данных, чтобы нам официально оформили командировку, а дальше уже ждали отправления в Магадан.

— Кто инициировал эту экспедицию?
— Организовал все Виктор Гроховский (доцент физтеха, специалист по лунным веществам — прим. ред.). Наш контракт с университетом истекает через два месяца, но Виктор Иосифович оказался очень доволен результатами нашей экспедиции, так что, возможно, скоро УрФУ снарядит метеоритную экспедицию куда-нибудь ещё. Денег на экспедицию дал университет плюс на нее был выделен грант. В общей сложности вложили миллион рублей, из которых половина ушла на аренду вертолета для переброски экспедиции из Сеймчана на место падения метеорита.

— Егор, как ты пережил две недели вдали от цивилизации? Вот Тим опытный турист, ему это не в новинку, но ты, как я понимаю, закоренелый городской житель?
— Нормально. Получился такой затяжной выезд на пикник, по сути. Единственно, сильно сказывалась разница в погоде и часовых поясах. То есть, ложились спать в Магадане в то время, как в Екатеринбурге только с работы возвращаемся. Адаптироваться трудно было.

Сегодня стоимость метеоритов у ювелиров и частных коллекционеров стартует с 1 доллара за грамм. Продаются внеземные «гости» вполне легально: на аукционах и через специальные магазины. Самое красивое в метеоритах — мозаика из вкраплений железа и оливина на срезах, поэтому перед продажей осколки обычно обрабатывают и полируют с помощью специальных агрегатов. В кустарных условиях они практически не поддаются обработке из-за хрупкости оливина

— Каким был ваш распорядок дня?
— По сути, самым обычным. Утром завтрак, минут 20 на сборы, металлоискатель в руки и вперед в горы и ручьи, искать обломки. Семеро человек заняты на поисках, двое дневалят в лагере.

— Сеймчанский метеорит открыли еще в 1967 году. Почему университет отправил туда экспедицию только сейчас?
— А история была такая. Вообще этот метеорит, по разным оценкам, упал на Землю от 1000 до 100 000 лет назад. В 67-м в этом месте велась геологоразведка, и геологи, проходя через ручей, заметили странный блестящий камень. Сообщили о нем в Москву, Москва сказала: надо забирать. Они привезли с собой около 300 килограмм метеорита, москвичи его исследовали. Судя по составу этих кусков, метеорит был железным, то есть, хорошо распространенным на Земле. Поэтому снаряжать отдельную экспедицию сочли нецелесообразным и забыли про него.

— Хорошо, а почему тогда сейчас проснулся интерес к нему?
— А в 2004 году в Сеймчан поехала частная экспедиция из Москвы, которая набрала кучу самых разных кусков и внезапно выяснила, что это не обычный железный метеорит, а редчайший переходный вид между железным и железо-каменным. У разных осколков разная структура: и камень, и железо, и железо с вкраплениями оливина.

— Сколько весит самый большой осколок, который вы там нашли?
— 77 килограммов. Хорошо еще, что его выкапывать не пришлось, он лежал себе на склоне вот тысячелетиями, наверно. Он немного ушел в почву, конечно, мы его выковыряли, сделали носилки из лиственницы и понесли вчетвером в лагерь. Сначала казалось, что он весит килограммов 40. Потом, когда пронесли его метров 10, подумали, что, может, даже 60. В общем, когда принесли его в лагерь, вымотались на все 80. Нынешняя экспедиция привезла в Екатеринбург вообще самый большой «улов» за всю историю нашей поисковой группы.

«Если этот метеорит «родился» на этапе формирования Солнечной системы, ему уже как минимум 4 миллиарда лет»

— Что было самым трудным в добыче осколков?
— Доставать их из воды. Они же в основном падали в горы, а потом с гор ручьи снесли их в низину. Был случай, когда в мощном ручье нашли крупный кусок, который очень глубоко ушел в каменистое дно. И что делать? Бросать жалко, а копать при таком течении тем, что у нас было, невозможно. Ну, включили инженерную смекалку, сделали перед местом раскопки дамбу, подкопали берега ручья, чтобы он эту дамбу не снес. Короче, два солдата из стройбата заменяют экскаватор. Выкапывали этот осколок три дня. Вода чуть теплее нуля градусов, долго лопатой в ней не поковыряешь.

— Какую ценность переходные метеориты представляют для науки?
— Самое интересное — это соединения материалов, которые на Земле можно встретить разве что на границе мантии и земного ядра. Да и то, если вырезать оттуда кусок, потом придется остужать его в космосе миллионы лет, чтобы получить схожую с метеоритом структуру. Вот этот конкретный метеорит, предположительно, является осколком «зародыша» планеты. На этапе формирования Cолнечной системы в космосе было множество микропланет, из которых уже потом собирались более крупные. Представляешь, если он «родился» на этапе формирования системы, ему уже как минимум 4 миллиарда лет. Так что в университете сейчас будут выяснять его происхождение, откуда он взялся, по какой траектории вошел в атмосферу и по какому эллипсу рассыпался. Метеорит после вхождения в атмосферу взрывается и выпадает на поверхность планеты таким дождем. Так вот, площадь покрытия поверхности «дождем» из сеймчанского метеорита составляет 10–15 квадратных километров. Еще будут изучаться свойства материалов, в первую очередь железа: его внутренняя структура, прочностные и электрические характеристики, перспективы создания подобных материалов в земных условиях.

— Чем вы занимались еще, помимо того, что искали метеорит целыми днями?
— Наслаждались колымскими видами.

— И как Колыма?
— Незабываемые впечатления.

— То есть, теперь присказка «будете у нас на Колыме — милости просим» для вас наполнилась новым смыслом?
— Да, мы теперь как минимум сами можем по праву озвучивать ее другим.

— Какая там природа?
— Понятно, что не такая богатая, как, допустим, на Урале. Но это и не арктическая пустыня, там много животных, насекомых, птиц. Нас, например, каждое утро один и тот же ворон будил своим криком, облетал ручьи, вроде как свои владения. Из деревьев, правда, на таких высотах растет только лиственница, но есть еще карликовые березки, кедровый стланик, грибы и ягоды.

«Была такая картина маслом: аэровокзал, огромная надпись «Добро пожаловать на Колыму, золотое сердце России», и за этой надписью стоят палатки уральских туристов»

— Попадали там в какие-нибудь нетривиальные бытовые ситуации?
— Самой нетривиальной была наша ночевка по окончании экспедиции в магаданском аэропорту. Мы туда приехали ближе к ночи, когда здание аэровокзала уже было закрыто. Был выбор: или снимать гостиницу, или ехать в поселок при аэропорте. Решили все же никуда не ездить, а заночевать прямо в аэропорту. Была такая картина маслом: аэровокзал, огромная надпись «Добро пожаловать на Колыму, золотое сердце России», и за этой надписью стоят палатки уральских туристов.

— Снаряжение участника поисковой экспедиции — что в него входит?
— Обычно экспедиции по-разному экипируются, в зависимости от климата и географии места падения метеорита. В случае с Сеймчаном сложность была в том, что мы не знали, какие там метеоусловия. Знали только погоду в самом Сеймчане, от которого до лагеря — 150 км. Разумеется, взяли с собой болотники, дождевики. Но там такой дождь, что дождевики не помогают. Это мелкая изморось, от нее вся тундра становится мокрой. Помогает только полиэтиленовая пленка сверху, а дождевик так, от палатки до палатки добежать. Плюс брали лопаты, ломики и металлоискатели. Экспедиция вообще была компактной, изначально собирались так, чтобы вещи одного человека влезали в один рюкзак.

— Что еще интересного нашли там кроме метеорита?
— Батарейки, оставшиеся от предыдущих экспедиций. Очень старый перочинный ножик советский, видимо, еще с той первой геологоразведки. Обломок гусеницы от вездехода, который туда заезжал лет 7 назад, когда понадобилось вывезти кусок весом в 3 тонны, собачий поводок. В общем, хотя место безлюдное, цивилизация и там умудрилась оставить свои отходы.

— Расскажите, что вы лично для себя вынесли из этой экспедиции? Не в плане того, конечно, что набили карманы метеоритом.
— Вынесли то, что вынесли саму экспедицию. Интересно было, как ты переживешь психоз из-за отсутствия интернетов, знакомой компании, всего, к чему ты привык дома и на работе. Теперь знаем, каково это.

Фотографии: Дмитрий Горчаков, архив метеоритной поисковой экспедиции