Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.
Область
Заразились
67526 +390
Выздоровели
60015 +400
Умерли
1907 +17
Россия
Заразились
3698273 +20921
Выздоровели
3109315 +27779
Умерли
68971 +559

«У 30-летних семьи, а у 20-летних нет денег». Артем Зверев об упадке и ренессансе тусовок в Екб

«У 30-летних семьи, а у 20-летних нет денег». Артем Зверев об упадке и ренессансе тусовок в Екб
Фото: Григорий Постников, 66.ru
Почему не открываются новые ночные клубы, а старые пустуют, отчего на Урал не приезжают мировые звезды, а российские артисты вытесняют запад — арт-директор клуба в Ельцин Центре Артем Зверев рассказал о затишье на концертно-фестивальной сцене в Екатеринбурге и через сколько лет наступит возрождение ночной жизни.

С Артемом Зверевым мы встречаемся в курилке. Внутри огромного ангара в Экспо-центре слэмятся несколько тысяч подростков под «Хлеб» и GSPD. Курилка — на улице, тут тоже тусовка и музыка. Артем оглядывает площадку и говорит, что было бы классно сделать такой же атмосферный рэп-фестиваль с шатрами на улице. Или электронный.

На рейве Артем, консультант по лайн-апу и выходу артистов, рассказывает, что он может быстрее других вести переговоры с артистами, потому что его знают. В Екатеринбурге Артем известен как арт-директор «Дома Печати» и продюсер фестиваля «Вилы», где в прошлом году выступали IC3PEAK, «Пошлая Молли», ЛСП и «Щенки». Артем сотрудничал с «Ленинградом», Земфирой, Скриптонитом, The Prodigy.

Три месяца назад Артем ушел из Телеклуба, где работал четыре года и занимался всем — от разноса воды до организации фестиваля. Сейчас он развивает Center Club в Ельцин Центре, площадку, которая за полтора года с открытия не стала особенно популярной у горожан.

На рейве в Экспо-центре собрались несколько тысяч подростков

— Почему ты не остался в Телеклубе?

— Они предложили мне у***кие (дурацкие, — прим. ред.) условия. Я сказал, что себя не на помойке нашел, мол, сами делайте свои вечеринки. А они: «О, ты думаешь, что самый умный». Ну и разошлись. Не все в этом мире крутится вокруг Телеклуба. Хотя к людям там я вообще отлично отношусь и считаю, что надо не собачиться, а доказывать делом.

— Обиделся?

— А смысл обижаться. Я человек не злопамятный.

— Когда ты уходил, говорил, что в Телеклубе начнутся вечеринки девяностых. На днях видела как раз такой анонс.

— Судя по афише, сейчас задача — забивать даты. А когда речь идет о том, как забивать, то уже не брезгуют. Я там был предохранителем, который говорил: «Нет, этого дерьма тут не будет». А сейчас там такого предохранителя нет.

В начале июня в Ельцин Центре выступил Антоха MC с лайф-бэндом

— Тебя звали в Center Club еще год назад. Почему отказался?

— Тогда дирекция не понимала, что делать. Хотели и концерты проводить, и ночным клубом быть. А для клубов сейчас не самые удачные времена. Я тогда и так плотно занимался вечеринками в «Доме Печати», так что делать то же самое в Ельцин Центре было неинтересно. Не стал менять шило на мыло.

— А что не так с ночными клубами?

— Сейчас бессмысленно открывать ночной клуб. Это никому не интересно. Ну кроме тех, кто из деревни приехал. Студенты ходят в «Градусы», «Юность» и «Синий Жук», если пустят. Нынешние тридцатилетние десять лет назад забивали клубы, потому что тогда в стране ничего не было. А сейчас у них — семьи. А у двадцатилетних нет денег. Еще сказывается демографический провал девяностых. Клубы и коворкинги должны заполнять те, кто родился в девяностые. Новая волна расцвета ночных клубов, думаю, будет с 2020-го по 2030-й, когда подрастут дети нулевых.

— Получается, Center попытался быть клубом и не вышло?

— Клуб тяжело раскачивать. Когда мы начинали делать вечеринки в «Доме Печати», туда тоже поначалу десять человек ходило. В Center пространство не подходит для малочисленных тусовок. Чтобы было классно, надо человек пятьсот собрать. К тому же здесь неудобно выходить на улицу, плюс все эти ночные пьяные разборки — это не то, что нужно Ельцин Центру. Тут можно редко, но метко делать прикольные ивенты. Но это не конвейерный поток, не восемь вечеринок в месяц.

— А уральская публика разбирается в диджеях? Мне говорили, что когда Center открылся, туда привозили московских модных парней, которые собирали аншлаги в столице, но в Екатеринбурге к ним никто не приходил.

— Бывает такая история. В регионах минимальная узнаваемость, в Москве ты крутой, а тут — никто. Много людей ходит в Екатеринбурге, например, на Карину Истомину. В профтусовке ее не считают диджеем, но она популярная девочка и собирает зал. Если ты классно сводишь, но больше ничего не умеешь, ты никому не нужен. Ты должен быть сам себе и промоутер, и эсэмэмщик, и стилист.

Зверев и Скриптонит

— Что конкретно ты делаешь в Center Club?

— Выстраиваю систему. Делаю так, чтобы о клубе узнали как об отличной концертной площадке. Работаю с артистами и их райдерами, выстраиваю продажу билетов, делаю рекламу, привлекаю партнеров. В общем, все, чтобы концерты нравились артистам, зрителям и организаторам. У предыдущей команды были фатальные представления об организации. Например, что можно продавать билеты перед концертом дешевле.

Пока я one man — армия. На днях приезжали ребята из «Газгольдера». У них серьезный райдер и высокие требования по транспорту, билетам, проживанию. Надо постараться, чтобы все было четко. Чуваки остались довольны — Center по сравнению с другими площадками Екатеринбурга как Tesla среди автомобилей — здесь новое оборудование, камеры с трансляцией на четыре стены, большие светлые гримерки, отдельные входы в ресторан и на парковку. Антоха МС сказал, что это лучшая новая площадка в России.

Фото: Страница Артема Зверева в Facebook

—Там же неудобная низкая сцена.

— Это придает особенную камерность. Если сцену не видно — ты можешь смотреть на экраны на стенах и колоннах.

— Я видела выступление Тимы Белорусских. Был аншлаг. Мы с подругой стояли напротив бара, и официанты еле как пробивались через толпу, чтобы отнести заказ.

— Люди часто страдают потребительским экстремизмом. Думают, если купили билет за тысячу рублей, то рядом с ними никто не может стоять, в зале должно быть и не холодно и не тепло, а официант обязан прибегать через каждые пять минут. Понимаешь, когда на концерт приходит куча народу, это огнище, в этом кайф. Любишь толпу — заходишь пораньше, любишь посвободнее — попозже, стоишь возле бара, берешь коктейль и смотришь на экран.

View this post on Instagram

, -

A post shared by Artem Zverev (@bonjour_epta) on

— Как выбрать артистов, чтобы поднять площадку?
— Выбираю проверенных артистов с новыми программами. Мы привозили Антоху МС, который первый раз выступил с лайф-бэндом, а не в одиночестве на сцене с дудкой скакал. Осенью везем «Каспийский Груз» — они сделали программу Unplugged под впечатлением концерта «Нирваны» на МТV. То есть рэперы будут сидеть на барных стульях, а рядом — музыканты с инструментами. Песни вообще по-другому зазвучат. Плюс вожу еще свои любимые группы, смотрю чарты и все понимаю.

— Как ты поймешь, что раскачал Center Club и сделал его офигенским местом? Это что?

— Когда будет много заявок на аренду и концерты. Когда забью весь сезон и в неделю будет по три концерта — в четверг, в пятницу, в субботу. Промоутеры давно ждали альтернативную площадку. Тут вместимость — тысяча человек, приятно находиться. Организаторы приведут аудиторию, люди узнают про нас. А то бывает такое, что даже работники Ельцин Центра не знают, что на первом этаже есть клуб. Еще мы начали делать наружную рекламу и искать партнеров. Не стоит ждать, пока люди сами придут за билетами. Надо бороться за аудиторию, конкуренция высокая, а покупательская способность низкая.

— Как сказались на музыкальной сцене прошлогодние гонения на Хаски, IC3PEAK?

— У них выросли гонорары, они стали собирать больше публики. Это такая же история, как с Иваном Голуновым. Пока ему не подкинули наркотики, про него мало кто знал, а сейчас знают все. Артист должен быть гонимым. Вспомни Цоя или рок-н-ролл.

— Но в нулевые никого не щемили.

— Тогда и сцена была другой. Нулевые породили в основном отстойный поп из продюсерских центров. Толстый дяденька имел связи на телеке, радио и в СМИ, и без этого дяденьки ты никуда не попадешь. Сейчас правила изменились. Российская сцена расцвела и вытеснила западную, потому что появилась возможность нормально зарабатывать. Исполнители получают основные деньги от стриминга. Все покупают подписку, качают пиратскую музыку только идиоты.

— Ты стал директором группы RSAC, которая недавно выступала на «Вечернем Урганте». А они как к успеху пришли?

— Благодаря упорной работе и опыту. Феликс Бондарев занимается музыкой уже лет десять. Я верил в них с самого начала, привозил их в «Дом Печати» для души. Сейчас они в топе всех чартов. Когда меня позвали быть концертным директором, я согласился, потому что работал с двух сторон и прекрасно понимаю нужды организаторов и нужды артистов.

Фото: Страница Артема Зверева в Facebook

— Как повлияет на концертную жизнь Екатеринбурга открытие рядом с Экспо-центром огромного конгресс-холла?

— Смотри, если я тебе дам «Феррари», ты станешь лучше водить?

— Водить? Нет.

— То же самое и с концертами. Площадка — это инструмент. У тебя может быть самая лучшая площадка, но кто будет делать так, чтобы это стало выгодно? Конечно, круто, что он есть. Но на Урал не приезжают не потому, что у нас нет нормального пространства для большого концерта. Просто мы — далеко. Условные Depeche Mode возят с собой много оборудования — им удобно доехать по хорошим дорогам до Москвы и Питера. Ехать куда-то на Урал? За две тысячи километров? Зачем? Проще сделать несколько концертов в Европе.

— Но Стинг же приезжал.

— Это устраивали москвичи. Что-то не слышно, чтобы они еще кого-то большого привозили.

— Что тебе хотелось бы сделать в Екатеринбурге? Чего не хватает?

— Мне очень нравится проект французских промоутеров Cercle. Они устраивают вечеринки в необычных местах — на винодельне, в церкви, в аэропорту Шарля де Голля, на вершине Альп. Представь, что ты приходишь не просто в клуб, а, например, в сквер. Там стоит прикольная сцена, артисты, напитки и играет диджей с симфоническим оркестром. В Екатеринбурге можно устроить что-то крутое. Концерт у Кольцово, куда парочки приезжают смотреть на самолеты, или в музее ИЗО рядом с каслинским павильоном.

— Звучит как «Ночь музыки», но по билетам.

— На «Ночи музыки» было бы классно сделать донаты. Фестиваль крутой, но бесплатный. Бесплатное люди не ценят и относятся как к должному. Было бы классно, если бы у них появились добровольные взносы за бонусы, например пройти без очереди или футболку получить. Такая помощь бы сильно ребят поддержала.

— Думал перебраться в Москву?

— Я часто думаю над этим вопросом. Раньше я работал рекламщиком и смотрел на все со стороны. Потом сам начал делать мероприятия, и меня осенило — если ты что-то хочешь сделать в городе, то сможешь сделать это сам. Вот по такому принципу я живу. Мне не хватало фестиваля новой русской сцены, и мы с Телеклубом сделали «Вилы». Вариант уехать в Москву — он для молодых, для тех, кому в двадцать лет тяжело превозмогать безработицу и нехватку опыта.

— Но оставаясь в Екатеринбурге, тебе приходится преодолевать кучу «но».

— Я и вижу в этом смысл — превозмогать «но», затягивать артистов, находить спонсоров, снижать стоимость билетов. Если городские функционеры массово начнут переезжать в Москву, то что останется в регионах?