Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Читальни станут модным местом. План спасения всех библиотек Екатеринбурга

21 июля 2018, 17:49
Читальни станут модным местом. План спасения всех библиотек Екатеринбурга
Фото: архив 66.ru
Что такое библиотеки? Это пыльные шторы или жалюзи, школьные парты, громоздкие горшки с цветами на подоконниках, старая неудобно расставленная мебель, сложная форма записи и навигации по книгам, злобные библиотекарши и тотальная скукота. Чтобы вытащить екатеринбургские библиотеки из кризиса, московские урбанисты за голландские деньги хотят смешать политическую волю местных властей, благотворительность бизнеса и задумки сообщества.

Екатеринбургские власти готовы переосмыслить функции районных библиотек. Учреждения должны из места совместного чтения превратиться в многофункциональные общественные пространства, которые можно наполнить событийной составляющей — устраивать камерные концерты, мастер-классы и лекции. Такие преобразования спровоцируют и перепланировку помещений.

Будущий модерновый формат разрабатывают сотрудники креативного агентства The July 16 и голландский офис московского архитектурного бюро SVESMI, которые вместе с создателем книжных «Фаланстер» и «Пиотровский» Борисом Куприяновым перестроили две московские библиотеки — имени Достоевского на Чистопрудном бульваре и «Проспект» на Ленинском проспекте. Свой опыт они хотят тиражировать в регионы, начав с Екатеринбурга.

Что хотят переделать?

Предполагается, что учреждения в Екатеринбурге перестанут быть скучным, унылым и гнетущим местом, а станут «городскими гостиными» — точкой встречи локальных сообществ.

В качестве эксперимента выбрали библиотеку № 17 на Ленина — Гагарина.

Партнеры со своим проектом преобразования библиотек выиграли грант голландского фонда, который поддерживает культурную индустрию, и вышли с этим предложением на управление культуры Екатеринбурга и муниципальное объединение библиотек, а те, как ни странно, проявили интерес. В итоге москвичи прилетели на рекогносцировку — проанализировать культурный и географический контекст.

Анастасия Смирнова, сооснователь бюро SVESMI:

— Мы выяснили, что в Екатеринбурге библиотеки имеют высокий культурный статус. Но это недореализованный капитал. Статус есть, но все равно здесь тоска. Пока отсюда не выветрился советский дух. Мы подумали, нельзя ли этот статус привести в соответствие с приятной атмосферой — чтобы была движуха, свободная обстановка.

Инициаторы провели «в поле» воркшоп: фокус-группа примерно из 20 молодых екатеринбуржцев обсудила недостатки находящейся в кризисе библиотечной системы: закрытость из-за вечно задернутых штор и недружелюбность к посетителям.

Главным преимуществом конструктивистского здания на Ленина, 70 молодые люди, среди которых были архитекторы, библиотекари и дизайнеры, назвали большие окна и четырехметровые потолки и придающие кинематографическую ауру высокие деревянные книжные шкафы. Как считают столичные урбанисты, сталинская архитектура с ее пропорциями — это хорошая стартовая позиция для создания медиацентра.

В екатеринбургской библиотеке работают 7 клубов по интересам: клуб любителей литературы «Надежда», литературно-краеведческий клуб «Гостиная Елены Захаровой», литературно-музыкальный клуб «Музыкальный дворик», клуб семейного чтения «Буквица», клуб любителей родного края «Краевед», «Бажовский клуб», «Клуб органического земледелия».

Большие окна могут впускать в помещения естественный солнечный свет, а расположение библиотеки на центральной оживленной улице, но закрытой пешеходной аллеей, открывает возможности для взаимодействия с городом. Например, оконные проемы позволяют сделать в комнате несколько уровней для людей с разным темпераментом: те, что выше, — для экстравертов (они смогут следить за тем, что происходит на улице), что ниже — для интровертов. Другой вариант — зонировать помещения, предусмотрев опенспейсы и маленькие индивидуальные каморки, чтобы посетитель мог уединиться.

На открытых площадках участники предложили делать камерные концерты нишевых музыкальных групп на 50 человек, устраивать клуб читателей, где обсуждать художественные произведения, проводить встречи профессиональных сообществ и организовать рабочую зону — коворкинг. И вообще заведение может работать и по ночам.

Самостоятельно библиотечный центр не может инициировать такие проекты: ему нужно разрешение от властей. При этом учреждению затруднительно сдавать пустующие площади в аренду, чтобы наполнить их жизнью и заодно заработать деньги. Мешает сложная бюрократическая процедура, связанная с муниципальными торгами и риском потерять помещение из-за того, что у арендатора есть опция выкупа помещения в собственность. Чтобы упростить эти моменты, нужно органично вписать событийную составляющую в стены библиотеки.

Что получится?

Это Центральная библиотека Роттердама. По форме здание похоже на гору книг, накрытых стеклянной пирамидой. Внутри расположен образовательный центр, шахматный клуб, конференц-залы, коммерческие офисы и магазины.

Современный подход к созданию библиотек предполагает открытое пространство, минимум внутренних перегородок, отсутствие дверей и наличие разных функциональных зон: для чтения и для мероприятий, не связанных с чтением.

Они из консервативных и узкопрофильных должны стать «третьим местом», считает PR-директор The July 16 Олеся Бондаренко.

Олеся Бондаренко, PR-директор The July 16:

— Есть желание сместить ракурс с торгового центра. К сожалению, много горожан проводит свое свободное время именно там. Вообще наши главные конкуренты — это торговый центр и диван. Когда мы придумаем пространство, где весело (но это не означает громко), я предвижу большой поворот к чтению. Все ритуалы советской библиотеки — не про современного человека, не про его комфорт. Хотя хорошее настроение и впечатления — это ценный товар.

Большая проблема нынешних библиотек — это плохая связанность с городской средой, они не вовлечены в контекст. И потенциал для развития здесь — наладить коммуникацию, соединить пользователя и город.

Анастасия Смирнова:

— Читальни могут быть вещью в себе в каких-то зонах. Но сегодня они становятся гораздо более изощренной структурой, чем раньше, с градиентом пространств. Связь с городом осуществляется не только на пространственном уровне — на первых этажах, но и на уровне партнерства. На уровне понимания, частью каких сетей они являются. Например, библиотека № 17 входит в систему муниципальных библиотек, но может стать частью пространства, где проходят музыкальные вечера. Тогда городская карта будет выглядеть по-другому.

Исследователи надеются привлечь в проект частные деньги. Причем модель финансирования предполагает, что бизнес не будет зарабатывать, скорее, это пожертвования от спонсоров и меценатов.

По словам Олеси Бондаренко, объяснить человеку, зачем ему дарить городу книжный фонд, — трудная задача. Но, поправляется она, для предпринимателей прибыль может выражаться не только в денежном эквиваленте, но и в социальном и репутационном капитале.

Все книги в библиотеке имени Достоевского находятся в открытом доступе. Никто не уходит в темную комнату, чтобы найти нужное издание. Читают тут не только за общим столом, но и сидя в кресле или на подоконнике.

«В России еще не наработали практику работы в фандрайзинговой среде. Мне близка американская история, когда учреждениям культуры не возбраняется иметь собственных партнеров, круг попечителей. Хотим поработать с екатеринбургскими бизнесменами, для которых важно вкладываться в развитие инфраструктуры города. Такие люди постепенно появляются», — уверена она.

Исследования продлятся до конца лета, их результатом станет сформулированная концепция преобразований. В сентябре урбанисты защитят ее перед городскими чиновниками. Тогда станет понятно, дадут ли они добро на реконструкцию, выделят финансирование и распространят ее на другие книгохранилища или отправят в стол.