Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Новый фильм Серебренникова про Виктора Цоя показали в Каннах. Реакция первых зрителей

11 мая 2018, 14:38
Картину одного из самых обсуждаемых отечественных режиссеров во Франции провожали 15-минутными овациями. Но в России она понравилась далеко не всем.

В конкурсной программе Каннского кинофестиваля показали фильм Кирилла Серебренникова «Лето», который еще до выхода раскритиковал Борис Гребенщиков (кстати, один из героев музыкальной драмы, в фильме он просто «Боб»). Как говорится в описании картины, «Лето» рассказывает о начале творческого пути Виктора Цоя, о его (якобы) романтических отношениях с женой Майка Науменко — Натальей и дружбе с другими музыкантами, которые так или иначе вошли в историю Ленинградского рок-клуба. Увидеть фильм пока нельзя — российская премьера назначена на 8 мая, поэтому мы собрали мнение о картине первых зрителей — кинокритиков Каннского фестиваля, которые вступили в заочный спор с лидером группы «Аквариум» и находящимся под домашним арестом Кириллом Серебренниковым.

«Сценарий фильма писал человек из КГБ»

Одним из первых сценарий фильма о зарождении андеграундной рок-сцены в начале 1980-х прочитал лидер группы «Аквариум». Борис Гребенщиков его тут же раскритиковал, сказав, что в нем нет «ни слова правды».

Борис Гребенщиков, лидер группы «Аквариум»:

— Сценарий — ложь от начала до конца. Мы жили по-другому. В его сценарии московские хипстеры, которые кроме как *** (совокупляться, — прим. ред.) за чужой счет, больше ничего не умеют. Сценарий писал человек с другой планеты. Мне кажется, в те времена сценарист бы работал в КГБ. Надеюсь, Кирилла Серебренникова освободят, но мнения о фильме у нас разные. Мне кажется, я прав, потому что я в то время жил.

Говорят, что после критики лидера группы «Аквариум» сценарий был переработан. Впрочем, сам Серебренников эти слухи никак не подтвердил. Но, по словам кинокритика Антона Долина, ничего общего с тем, о чем говорил Борис Гребенщиков, у «Лета» нет.

Антон Долин, кинокритик:

— Единственное, чем абсолютно не озабочены персонажи «Лета», — это секс и деньги. Перед нами чистые, наивные, отчаянно романтические молодые люди, не желающие идти на любые компромиссы. Что до секса (мини-спойлер), то он на экране ограничен единственным, по-школьному целомудренным, поцелуем.

Второе обвинение Гребенщикова («ложь от начала и конца») также вызвало недоумение зрителей. Антон Долин напомнил музыканту, что картина — игровая, а не документальная, поэтому называть художественный вымысел «ложью», по меньшей мере, странно.

Антон Долин:

— Да, Гребенщиков был свидетелем событий, описанных в фильме, а Серебренников и его соавторы сценария Михаил и Лили Идовы — нет. Но ведь в центре «Лета» — отношения Майка Науменко с его женой Натальей и начинавшим в те годы профессиональную карьеру Виктором Цоем; все ключевые сцены происходят в квартире Науменко, в отсутствие Гребенщикова. Единственная живая участница — сама Наталья Науменко — была главным консультантом фильма, и ей можно доверять как минимум не меньше, чем лидеру «Аквариума».

То, что критика, предшествовавшая выходу фильма, сама оказалась «ложью», подтвердил еще один зритель «Лета» — кинообозреватель «Российской газеты» Валерий Кичин. Он напомнил, что сценарий — это лишь черновой вариант картины, и хороший режиссер «всегда держит в уме множество затей, которые сценарий даже не предполагал».

Валерий Кичин, кинокритик «Российской газеты»:

— Все слухи и опасения, которые высказывались людьми, картины не видевшими и в лучшем случае прочитавшими сценарий, оказались легендами и мифами. Кино такое дело: сценарий — это даже не пресловутые «полработы», это только ее начало, ее рабочий план, а сам фильм всегда рождается на съемочной площадке и потом на монтажных мониторах.

«Слабое место до ужаса предсказуемо — это Рома Зверь»

Роль Виктора Цоя в фильме сыграл корейский актер Тео Ю, Майка Науменко — дебютант в кино, лидер группы «Звери» Рома Зверь, Наталью — Ирина Старшенбаум. В целом критики сходятся во мнении, что работу трио можно назвать слаженной (актеры «понимали друг друга с полувзгляда», даже несмотря на то, что Тео Ю не знает русского).

Антон Долин:

— Кореец Тео Ю очень похож на Виктора Цоя, а Рома Зверь, чье участие в картине вызвало гул неодобрения у фанатов Майка Науменко, не просто напоминает прототипа, но и потрясающе (и очень похоже) за него поет.

Другого мнения придерживается кинообозреватель «Афиша Daily» Станислав Зельвенский. По его словам, роль Майка Науменко Роме Зверю не удалась. Более того — он стал самым слабым местом «Лета».

Станислав Зельвенский, кинообозреватель «Афиша Daily»:

— Нет, он (Рома Зверь, — прим. ред.) все-таки не может играть (может ли он петь — а песни Науменко Билык исполняет сам, — вопрос в зал), и даже авиаторы и локоны, скрывающие половину лица, тут не помогают. Майк поэтому получился не столько невозмутимым, сколько заторможенным: актер очевидно боится лишний раз двинуть лицевыми мускулами.

По мнению Зельвенского, Старшенбаум и Тео Ю тоже «недоигрывают, но сознательно», поэтому их персонажи выглядят органично. Так, в частности, актерская работа Тео Ю может послужить примером того, как нужно играть «повседневного Виктора Цоя», и в будущем помочь другим режиссерам (которые, конечно же, будут снимать байопики о жизни рок-легенды). «В ней (в работе Тео Ю, – прим. ред.) есть и сдержанность, и непосредственность, и фантастическое обаяние, которые видны в любой видеозаписи музыканта», — считает Зельвенский.

«Отворачиваться от фильма было бы неправильно»

Несмотря на то что Кирилл Сереберенников находится сейчас под следствием, в новом фильме ему удалось воздержаться от каких бы то ни было политических высказываний. В картине ни Науменко, ни Цой не сражаются с системой.

Антон Долин:

— Они просто живут и творят так, будто ее не существует, и слышная им одним музыка T. Rex без труда заглушает громогласный гимн СССР. Именно эта позиция делает их чужими и враждебными любой власти, брежневской или путинской.

Фильм получился не столько о любовном треугольнике (никаких семейных ссор вы в нем не увидите), сколько о 80-х вообще — уникальном периоде в жизни страны, когда, преодолевая сопротивление среды, зарождался русский рок — знак наступающих перемен и один из первых глотков свободы.

Лариса Малюкова, обозреватель «Новой газеты»:

— «Лето» — про влюбленность, хотя герои практически не произносят слова «любовь», оно связующее вещество всего. Про влюбленность друг в друга, которая естественно переплавляется в мелодии «Зоопарка» и Майка.

Впрочем, по словам Станислава Зельвенского, любой синопсис «Лета» будет «слегка лукавить». «В каком-то смысле картина ни о чем, что, кстати, не обязательно плохо», — считает кинокритик.

Станислав Зельвенский:

— «Лето» производит сложное впечатление: у него рыхлая структура, но это во многом компенсируется энергией отдельных эпизодов, свидетельства несомненного таланта уживаются с не менее очевидными безобразиями, и если в целом фильм трудно счесть удачей, отворачиваться от него тоже было бы неправильно.

Материал подготовлен по публикациям «Фонтанки», Meduza, «Афиши Daily», «Российской газеты».