Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

«Россию всегда делают крайней». Сергей Маковецкий — об отравлении Скрипалей и патриотическом кликушестве

20 апреля 2018, 18:22
«Россию всегда делают крайней». Сергей Маковецкий – об отравлении Скрипалей и патриотическом кликушестве
Фото: Владислав Бурнашев, 66.ru
Маковецкому — почти шестьдесят. Актер фильмов «Брат 2», «Жмурки», «Про уродов и людей», «12» каждый год снимается в новых картинах и играет на сцене. В Екатеринбурге на творческой встрече он рассказал об отношении к резонансным политическим делам, объяснил, почему ненавидит ЕГЭ, и признался, как сложно ему живется в мире гаджетов.

Сергей Маковецкий приехал в Екатеринбург, чтобы сыграть в ТЮЗе спектакль «Онегин». Накануне постановки актер театра им. Вахтангова встретился со своими поклонниками и в течение часа отвечал на вопросы фанатов. Говорил много — о политике, о театре, о мире интернета. 66.RU побывал на творческой встрече актера и записал все самое интересное.

Фото: Владислав Бурнашев, 66.ru

Об интернете и смартфонах

В интернете много неточной информации. Кто-то что-то где-то услышал, а потом это пересказал. Во-первых, ты понимаешь, что это неправда, во-вторых, ты осознаешь, что это придумано, а в-третьих, думаешь: как реагировать? Я решил никак на интернет-скандалы не реагировать. Как сказал мой хороший друг, любая сенсация длится двадцать четыре часа. Будет новый день, будет новое жареное.

Меня пугает этот потусторонний и виртуальный мир, но говорить, что он плохой, у меня язык не повернется. Вся информация сейчас поступает через сайты и наверняка в этом потоке приблизительной информации находится истина, которую невозможно услышать на федеральных каналах.

Я с гаджетами на вы и пользуюсь ими только благодаря своему восемнадцатилетнему внуку. Очень рад за это поколение, которое живет в них, для которого интернет и инстаграм — это все.

Лично мне, чтобы что-то понять, нужно пять раз позвонить внуку. Он очень терпеливо мне объясняет. Я его спрашиваю, открыть мне геолокацию или нет? Он мне отвечает, мол деда, если ты откроешь геолокацию, на карте станет видно, где ты находишься, и, например, такси сможет туда подъехать. Для меня его рекомендации как высшая математика.

Фото: Владислав Бурнашев, 66.ru

О ЕГЭ

ЕГЭ — ненавидимый мною экзамен, потому что там можно угадать правильный ответ.
Могу привести пример глупости ЕГЭ. Я смотрел программу, и там один человек рассказал историю. На ЕГЭ был вопрос: кто виноват в смерти Ленского? Если вы читали это великое произведение, вы скажете, возможно, ревность, возможно, глупость, возможно, юношеский максимализм, рок, в конце концов. На мой взгляд, правильный ответ — стечение обстоятельств. Знаете, какой правильный ответ в ЕГЭ? Пушкин. Потому что он придумал эту дуэль.

О современном театре

Я иногда теряюсь, когда прихожу в якобы современный театр. Я сажусь в кресло и смотрю, как полчаса люди кашляют. Или спектакль, где падают деревянные яйца с неба, а бедный актер их ловит, а потом носит в корзины и прыгает по столам. И что это? У меня только одна мысль: лишь бы он не упал и ногу себе не сломал. Я понимаю, что художник наверняка что-то задумал. Но для меня падение деревянных яиц ничего не означает. Что я вынес из спектакля? Ничего. Я пустой как барабан. Если вы называете это современным театром, то это не мой современный театр. А кто-то скажет, это прекрасно. Хорошо. Только, пожалуйста, не настаивайте, что это прекрасно.

Современный театр не должен отменять того, чтобы люди, сидящие в зале, сопереживали. Театр — это единственное место, где можно проверить, зачерствело ли у тебя сердце или в нем еще есть отклик. Если есть — значит, ты живой.

Фото: Владислав Бурнашев, 66.ru

О телевидении

Последнее время я стараюсь смотреть канал «Дождь». Хотя иногда руки тянутся и к федеральным каналам. И очень любопытную картину вижу: на «Дожде» говорят одно, а на федеральных – диаметрально противоположное. Я как человек разумный пытаюсь сам размышлять, что на самом деле происходит. Когда слышу умных людей, дослушиваю до конца. Некоторым ведущие дают высказаться, а некоторых перебивают. На это тоже надо обращать внимание.

Фото: Владислав Бурнашев, 66.ru

О политике

Я не понимаю, почему в мире такое отношение к России. Что бы ни случилось, мы виноваты. Мне обидно. Я никогда не отличался патриотическим кликушеством. Но мне обидно, когда меня и моих близких обвиняют в том, что я не совершал. Взять то же отравление Скрипаля. Прямых доказательств нет, но Россию уже обвинили, и весь мир поверил. Потом комиссия скажет, что прямых доказательств нет, но мир-то уже отреагировал. Не бывает универсальных лекарств, а ему сразу дали антидот. Если болит голова — принимаем парацетамол, если зубы — болеутоляющее. А они сразу дали ему нужное лекарство, значит, знали, что за яд.

Или еще пример. Украина нас называет агрессором. А скажите пожалуйста, вы много видели стран-агрессоров, на территории которых прекрасно работали фабрики президента обвиняющей страны? Это же фарс. Кондитерские фабрики Порошенко работают в Липецке. А если бы он назвал агрессором американцев, у него бы в Коннектикуте работала бы фабрика? Что бы с ним было? Наверное, арестовали бы все активы.

Я не понимаю, где истина. Наверняка она там, где мы не видим. Политика — это завуалированная игра.

Роскомнадзор убил Telegram-бота 66.RU.
Подписывайтесь на резервный канал.