Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Дикий-дикий Север. Как перевал Дятлова превратился в опасный аттракцион для иностранцев и офицеров ФСБ

Дикий-дикий Север. Как перевал Дятлова превратился в опасный аттракцион для иностранцев и офицеров ФСБ
Фото: Дмитрий Антоненков, 66.RU
Каждую зиму из года в год в районе перевала Дятлова специалисты МЧС проводят спасательные операции. Порой они заканчиваются трагически. Несмотря на это, место гибели группы туристов Игоря Дятлова притягивает новых путешественников со всего мира. При этом свердловские чиновники от туризма стараются не замечать бурно развивающееся направление. Спецкор 66.RU проверил на себе – является ли посещение перевала Дятлова зимой безопасным, и оценил особенности местной туристической инфраструктуры.

Путешествие на печально известный перевал зимой возможно в трех вариантах: на лыжах, снегоходах или вертолетом. Последний вариант — дорогостоящ и непредсказуем. Погода в районе горы Холатчахль, под которой и находится место гибели дятловцев, редко бывает пригодной для полетов на вертолете.

Поход на лыжах требует серьезной подготовки и запаса времени. К примеру, в нынешнем феврале действующий судья Свердловского областного суда Александр Андреев отправился в одиночное путешествие на лыжах по тайге через перевал Дятлова, к столбам выветривания Маньпупунер. Родным он сообщил, что 27 февраля должен вернуться к точке старта и выйти на связь. Однако Андреев неверно рассчитал время и свои силы. Поэтому когда в назначенный день от него не появилось вестей, родня забила тревогу. 4 марта сотрудники ивдельского спасотряда эвакуировали туриста из-под горы Отортен.

Большинство туристов выбирает снегоходы. Вообще, путешествия на снегоходах стали чрезвычайно популярны в последние годы в России среди бизнесменов, чиновников и силовиков. Существовавшие запреты на выезд за границу привели к тому, что теперь в глухой тайге за рулем снегохода можно довольно часто встретить высокопоставленного сотрудника ФСБ или областного замминистра.

В том числе экстремальные путешествия по России привлекают и иностранцев. Так, только на днях из поездки через перевал Дятлова к Маньпупунер вернулась группа из семи ирландцев. А в момент подготовки этой публикации, к старту по подобному маршруту готовится группа чиновников-туристов из Австралии.

Любопытно, что несмотря на высокий спрос подобных путешествий у людей с деньгами, чиновники от туризма почему-то игнорируют развивающийся маршрут. Поэтому местные жители самостоятельно организуются, пытаясь, как могут, восполнить отсутствующую инфраструктуру. Это сразу бросается в глаза, еще на старте.

Начало экспедиции

Традиционно экспедиции на перевал Дятлова или Маньпупунер со стороны Свердловской области начинаются из поселка Вижай. К нему с «большой земли» ведет единственная дорога из Ивделя. Асфальт заканчивается километров через 20. Дальше начинается грунтовка, ближе к Вижаю разбитая лесовозами. К счастью, нынешней зимой снега выпало немного. Поэтому необходимые 80 километров возможно проехать и на обычном пузотере. Опытный водитель сможет справиться с ожидающими его на протяжении этих 80 км трудностями.

Примерно на середине пути заядлые путешественники по северу останавливаются у ручья. Здесь начинается воображаемая граница земель манси, по которой, согласно байкам, гуляют снежные люди и лесные духи. «Им нужно сделать подношение, откупиться», — объясняют старожилы. Можно капнуть в ручей алкоголь или бросить монету.

Фото: Антоненков Дмитрий 66.RU

Вижай

Когда-то Вижай был одним из поселков системы ИвдельЛага. Но после того как в 90-е исправительная колония сгорела, восстанавливать ее не стали. А горячим летом 2010 года, когда лесные пожары бушевали по всей России, огонь выжег уже сам поселок. Власти воспользовались этим, чтобы закрыть вопрос с проблемным поселком, и расселили вижайцев по северным городам. Сейчас Вижай застраивается исключительно в туристических целях. Здесь возводят гостевые дома или мини-турбазы. Но ни одного магазина вы здесь не сыщете.

В Вижае не стоит ждать высокого сервиса. Однако при соответствующем отношении радушие хозяев обеспечено. В домиках все просто: кровати для отдыха, кухня и печь. В некоторых — можно найти слабый сигнал Wi-Fi, но сотовой связи нет. Электричество обеспечивают генераторы, аккумуляторы и солнечные панели. В пик туристической активности — с января по март, мест для всех желающих не хватает.

Здесь, на последнем свердловском оплоте цивилизации, туристы пересаживаются с автомобилей на снегоходы.

Дикий-дикий север

Дальнейшая точка на маршруте — поселок манси Ушма. 50 километров до него можно проехать по дороге из Вижая. Либо, с чуть большим километражем, по реке Лозьва. Но по льду двигаться на снегоходах проще.

Когда-то Ушма также была колонией-поселением для расконвоированных зэков. О былом напоминают останки бараков. В 2006 году по указу Эдуарда Росселя здесь построили деревянные дома для жителей сгоревшего мансийского поселения Юрта Анямова. А когда в 2010-м стихия выжгла соседнее мансийское Тресколье, тогдашний губернатор Александр Мишарин распорядился отстроить для всех погорельцев жилье в Ушме. Так в поселок вдохнули новую жизнь.

Фото: Антоненков Дмитрий 66.RU

В Ушме с легкостью можно встретить подобные композиции — подвешенные шкуры, кости, черепа

Свердловские манси еще в середине прошлого века пасли многочисленные стада оленей. Но с тех пор все изменилось. Часть оленей разбежалась, другую задрали волки. Манси осели и стали заниматься исключительно охотой и рыбалкой. В Ушме получилась эдакая резервация свердловских манси. Кстати, коренные северные народы являются родственниками американских индейцев. А теперь они повторяют и их историю. Еще несколько лет назад, согласно официальной статистике, в Свердловской области проживало 124 манси. На сегодняшний день, по неофициальным данным, их осталось около 80.

Забота о манси, их переезд из Тресколья в Ушму, по большому счету, оказалась медвежьей услугой. Они стали проживать на популярном туристическом маршруте. Любопытные туристы угощают их водкой и спиртом, приносят болезни, к которым у манси нет иммунитета. Но главным бичом манси остается алкоголь. Поэтому снегоходные гиды, ведущие группы на маршрутах, строго-настрого предупреждают: «При манси — не пить, алкоголь им не давать!» Пьяный манси представляет определенную опасность для туристов. Он с легкостью может схватиться за нож или ружье… А до ближайшего полицейского участка — больше сотни километров по тайге. Поэтому рассчитывать можно только на себя.

Фото: Дмитрий Антоненков 66.RU

На ночевку мы останавливаемся в поселении Юрта Самбиндаловых, это уже территория ХМАО. От юрты здесь осталось только название. Деревянные дома, куча хозяйственных построек и домик для туристов. Семейству Самбиндаловых надоело, что туристы регулярно напрашивались на ночлег к ним в дом. Поэтому (а еще и для заработка, конечно) они возвели гостевой домик, в котором все просто: нары и печь. В комплекс услуг входит вечерняя похлебка с лосятиной и баня, от которой есть только форма, но не содержание. Манси используют баню исключительно для гигиены, поэтому привычного жара здесь не встретить. Зато — в избытке запчастей для «Бурана» и сушащейся одежды.

Фото: Антоненков Дмитрий 66.RU

Поселения манси напоминают постапокалиптичный MadMax с поправкой на север: разруха, странные аппараты для передвижений, борьба за топливо. В общем, готовые декорации для съемок MadMansi

Старшие мужчины Самбиндаловых нынешней ночью пьяны. Поэтому руководитель экспедиции Константин Кузнецов просит без необходимости не выходить во двор.

Фото: Дмитрий Антоненков 66.RU

Традиционный мансийский лабаз, более известный как избушка на курьих ножках

Роскомнадзор убил Telegram-бота 66.RU.
Подписывайтесь на резервный канал.