Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

«На игле» 20 лет спустя: зачем смотреть историю о престарелых торчках в городе победившего Ройзмана

9 марта 2017, 13:25
«На игле» 20 лет спустя: зачем смотреть историю о престарелых торчках в городе победившего Ройзмана
Фото: Павел Матяж для 66.ru
Бэгби, Кайфолом, Рентон и Кочерыжка выжили и решили открыть «проститутошную» на деньги европейских налогоплательщиков.

В городе победившего Ройзмана с успехом стартовало ностальгическое продолжение истории о кучке торчков, слоняющихся по Эдинбургу в попытках раздобыть денег на героин. Спустя 20 лет в тех же декорациях те же персонажи продолжают слоняться по Эдинбургу. Удивительно, но все старые друзья-наркоманы в строю. Но ищут они уже не героин. А друг друга и причину жить дальше, «протянуть еще лет 30». Кто-то бегает трусцой, кто-то ищет утешение в сексе, а кто-то продолжает сидеть.

Кайфолом, Рентон, Кочерыжка и даже сбежавший из тюрьмы бешеный психопат Бэгби подавлены, растеряны и одиноки в этом новом, враждебном мире. Все занялись борьбой за выживание, нет больше той скорости. Культовый молодежный манифест 90-х «Выбери жизнь», переработанный Дэнни Бойлом, 20 лет спустя звучит как монолог старого капитана полиции из «Изображая жертву»: «Я вас ни… (абсолютно) не понимаю!»

Героин запрещен полицией Эдинбурга, Екатеринбурга, Зальцбурга, Питсбурга, да в любом городе запрещен. Что, в общем, никогда не мешало западным кинематографистам снимать фильмы от лица наркоманов, делать их красивыми, молодыми героями, вызывающими симпатию, сочувствие, сопереживание и т.д. С обязательным моральным падением и деградацией героев к финалу, естественно. Это хождение по очень тонкому льду. Молодые режиссеры снимают фильмы о субкультуре, частью которой они являются. Для них это глубоко личные, автобиографические переживания. Тут главное — не заржать и соблюсти моральную дистанцию, чтобы в результате получилась такая, типа, назидательная притча.

Дэнни Бойл был одним из тех, кто все это придумал. Он всегда был в авангарде, и в 1996 г. стал настоящей звездой, предложив миру историю о дружбе шотландских наркоманов. Фильмы, обличающие наркоторговцев, были и раньше. «Лицо со шрамом» (1983), «Славные парни» (1990) и отчасти «Криминальное чтиво» (1994). Но это слишком широкая тема. Короче говоря, все персонажи этих фильмов были похожи. Бандиты, заработавшие миллионы на торговле наркотиками, были одеты в дорогие костюмы, разъезжали на крутых тачках с клевыми телочками и терпели неизбежный и сокрушительных крах в финале.

Маргинальные потребители наркотиков, наводнившие города, долгие годы оставались за кадром. Было несколько робких, малобюджетных попыток в 80-е, но они не имели особенного успеха. Поэтому мощный, виртуозно и модно снятый, снабженный ураганным саундтреком, драматичный Trainspotting произвел настоящую сенсацию, прорвал плотину. К теме наркотиков обратились серьезные режиссеры. В 1998-м выходит «Страх и ненависть в Лас-Вегасе» Терри Гиллиама, В 2000-м — «Реквием по мечте» Даррена Аронофски и «Траффик» Стивена Содеберга, в 2007-м — «Гангстер» Ридли Скотта.

По сообщению газеты The Times, в 2012 г. фильм «На игле» был признан лучшим британским фильмом за последние 60 лет по результатам опроса, приуроченного к празднованию 60-летия со дня восшествия королевы Елизаветы II на престол. Эдинбургские торчки официально вошли в пантеон британских культурных героев, в компанию к Джеймсу Бонду и Гарри Поттеру.

В России культура таких фильмов не сложилась. Можно вспомнить балабановский «Морфий», отчасти «Духless» и злополучный «Высоцкий», в том смысле, что фильм сфокусирован вокруг пристрастия Владимира Высоцкого к наркотикам. С хождением по льду у нас всегда было туговато — слишком уж толстый.

Поэтому Trainspotting-2, как и предыдущий, воспринимается несколько отстраненно в городе, где наркоман — это не человек, а животное, прикованное наручниками к батарее, где бывших наркоманов не бывает и т.д. Всё это не про нас.

Но кое в чем эти старые британские панки ведут себя совсем как люди. Они решают открыть сауну — массажный салон и рубить бабло, сдавая там чиновникам славянских проституток. А чтобы найти денег, идут в инвестиционный фонд и затирают там душещипательную байку про превращение запущенного постиндустриального мегаполиса в культурный и торговый центр региона. Выбить лавэ под локальный патриотизм — это у нас завсегда срабатывало.

Текст: Павел Матяж для 66.ru. Иллюстрации: kinopoisk.ru