Сталин-терминатор, Обама, Путин и Спанч Боб. Главные герои и антигерои улиц Екатеринбурга — в исследовании 66.ru

26 февраля 2016, 18:05
Сталин-терминатор, Обама, Путин и Спанч Боб. Главные герои и антигерои улиц Екатеринбурга — в исследовании 66.ru
Фото: Игорь Черепанов,архив 66.ru
Мы отсмотрели сотни фотографий граффити, тэгов, постеров, трафаретов и живописи, появившихся на улицах уральской столицы за последние десять лет, и вместе с признанными экспертами в области стрит-арта отобрали лучшие работы и разобрали их по пикселям. Среди них вы не найдете ни одного шедевра Тимы Ради или Славы ПТРК. В этот раз — только безымянные рисунки никому не известных авторов. Ведь именно они и составляют 95% современной «наскальной живописи» Екатеринбурга. Многие из этих работ давно исчезли с городских улиц. Такова природа уличного искусства. О каких рисунках вы будете жалеть, а про какие лучше даже не вспоминать — в исследовании 66.ru.

Последние десять лет дизайнер и фотограф Игорь Черепанов снимает на телефон рисунки, пиктограммы и трафареты, которыми щедро усыпаны стены домов, заборы и даже каменные блоки в Екатеринбурге. Авторы неназванных творений всего за несколько лет смогли превратить уральскую столицу в галерею современного искусства под открытым небом. Только в архиве Игоря сейчас хранится более тысячи фотографий…

Игорь Черепанов, фотограф:

— В Екатеринбурге есть мусор, который стимулирует творить такие художественные вещи. Есть бардак, и много свободы в головах. Есть много раскрепощенных энтузиастов, которые делают неформализованное искусство. Что заставляет обычного человека выходить на улицу и оставлять какую-нибудь надпись? Одних — бытовой вандализм, чешутся руки. Других — творческое начало…

Просматривая свой архив, Игорь часто задавал себе вопрос: что из снятого им — мусор, который без сожаления может быть удален с жесткого диска, а что можно назвать настоящим искусством. Мы решили помочь ему и разобрали гигабайты фотографий на несколько тематических групп. Проанализировать самые интересные работы попросили основателя креативного агентства StreetArt, автора фестиваля «Стенограффия» Евгениия Фатеева и создателя галереи уличного искусства «Свитер» Степана Тропина.

Пометили территорию

Обычно стандартные граффити делят на две категории. Те, кто попадает в первую, особо не заморачиваются и молниеносно наносят теги на укромные участки городского пространства. Вы узнаете, что это тег, если встретите незнакомое слово без какого-либо смысла. Скорее всего, оно будет наспех оставлено на стене черным маркером. Представители второй категории смотрят дальше. Свои имена, клички и названия группировок они заставляют растекаться по поверхности городских объектов неразборчивой цветной массой букв, которая, впрочем, привлекает внимание прохожих.

Многие называют граффити «городскими вредителями». Но наш эксперт Стёпа говорит, что любит качественные граффити — это когда люди не просто рисуют, а играют с формой и шрифтами.

Тег — единственный вид уличного искусства, который не признает Евгений Фатеев. Всё остальное кажется ему любопытным и заслуживающим внимания.

Евгений Фатеев:

— Теги — это безмозглые граффити «я здесь был», это глупость. Разве вы считаете искусством мочеиспускание волка, который метит территорию?

Герои нашего времени

Довольно часто на стенах зданий можно встретить изображения известных людей. Среди них — писатели и поэты, исторические и политические деятели, персонажи кинематографа и мультипликации. С помощью этих рисунков их авторы хотят напомнить миру о важности тех или иных людей. Рассказать о своих героях.

Эти работы также могут быть качественными и не очень. Поэтому важно, чтобы они вписывались в контекст времени и пространства. Например, нарисованный на бетонном заборе в центре города Спанч Боб Стёпе совсем не понравился. Он сразу понял, что это работа начинающего художника. Она выполнена некачественно, поспешно. Кто-то боялся быть пойманным и наказанным за акт вандализма — вот и торопился.

А вот Коломбо, детектива из одноименного американского сериала, Стёпа оценил.

Степан Тропин:

— Я люблю, когда уличное искусство выполнено более тонко. Всё остальное тоже имеет право быть, но для меня это слишком прямо и просто. Коломбо здесь уже не просто образ, он уже о чем-то говорит, за чем-то следит. В этой среде он выглядит гармонично.

Пиксельная ностальгия

Во Франции 1990-х самым ярким представителем стрит-арта был художник Space Invander (Захватчик). Он создавал мозаичные композиции в виде фигур инопланетян из одноименной аркадной видеоигры и расклеивал их в публичных местах по всему миру. В Екатеринбурге тоже есть последователи Захватчика.

Пиксельная графика — это форма созданного на компьютере цифрового изображения, единственно возможный способ сделать его четким при малом разрешении экрана. Она использовалась, например, в играх для Game Boy и старых приставок.

Наши эксперты нашли такое уличное искусство весьма милым. По словам Стёпы, эти рисунки часто делают люди, заставшие бум моды на пиксели. Для них это своего рода пиксельная ностальгия.

Евгений напомнил, что однажды Захватчик даже оставил свою метку в Лувре. В парижском музее до сих пор этим очень гордятся. По словам Евгения, в таких вещах важно дорасти до градуса абсолютного аутизма, который присущ, например, тем же авторам Захватчика.

Электроэротика

На стенах домов художники часто оставляют какие-то послания. Разговаривают с нами. Просто здороваются или желают приятного дня. Бывает, что и посылают на три буквы. Иногда мы можем узнать в надписи на заборе строчки из песни любимой группы… Всё это тоже искусство. И да — для этого совсем не обязательно быть художником.

Стёпа называет надписи на стенах «уличной поэзией».

Степан Тропин:

— Это живое, это городская поэзия. «Электроэротика» нравится мне гораздо больше, чем Спанч Боб. Он для меня ничего не значит. Для надписей нужно быть немножко философом. Это очень искренне, это по-настоящему. Можно не уметь рисовать, но всё равно оставить внутри человека след.

Это напоминает надписи на школьных партах, которые мы все когда-то читали или оставляли сами. Сейчас таким надписям даже посвящены отдельные паблики «ВКонтакте».

Евгений Фатеев:

— В хорошем смысле простой и ординарный человек очень хочет, чтобы его заметили. Он хочет быть. Когда он шарашится по супермаркетам — он не есть. Он хочет поделиться с кем-то следующим: «Я есть, я здесь был. Я из Стерлитамака. В 1975 году я дембельнулся из армии». И это от него останется. Некоторым везет: какой-то условный Вася в 1913 году накарябал свое имя на Каменных палатках. Это сохранилось и через время уже стало ценностью.

Пропаганда: бесплатно, без СМС и регистрации

Современное уличное искусство — это дешевый, наглядный и всем доступный способ пропаганды. Чаще всего выполняется с помощью незамысловатых трафаретов. Такие трафареты — излюбленное манипулятивное оружие сторонников веганства, недовольных либералов и фанатиков. Действуют они не очень изобретательно, но при этом резко и даже грубо.

Веганы пытаются внушить мясоедам их тотальную неправоту. Лозунги сводятся к простым «трупоедение — зло», «животные не одежда» и «тепло не в мехе».

Трафареты с политическим контекстом — своеобразные засечки на поверхности современной истории. В последнее время наиболее часто появляются «патриотичные» рисунки, направленные против США. Например, портрет Барака Обамы и обезьяна с динамитом. Или логотип «Макдоналдса» на мусорном контейнере.

К профессиональным художникам, кстати, тоже частенько обращаются с подобными заказами. Нормальные художники, говорят наши эксперты, отказываются. Евгений, например, называет эти трафареты «тупыми» и «ангажированными». Степан с ним охотно соглашается.

Степан Тропин:

— Такие трафареты говорят всё в лоб. Можно делать эти вещи тоньше, и эффект от них будет больше. Когда граффити становится инструментом агитации, его внутренний дух пропадает. Ты выходишь на улицу, когда тебе хочется о чем-то просто кричать. Тут искусство перестает быть таким честным.

Среди трафаретов можно встретить и социальные граффити. Их главная цель — мотивация. Одни призывают прекратить употреблять алкоголь, другие — переходить дорогу только на зеленый свет. Пользы от них, кажется, больше, чем вреда. Если только они не принимают слишком грубые формы и не ущемляют права других людей.

Улица как музей

Многие из тех, кто выходит с баллончиком краски на улицы, хотят сделать город чуть лучше. Способов раскрасить серые стены мегаполиса — десятки. Плакаты, настенная живопись, попытки обыграть реальность — всё это, скорее, украшает, чем портит.

Плакат Евгений Фатеев, правда, считает очень сложным жанром. Дело в том, что в отличие от остального стрит-арта, в нём уже есть свои каноны. Поэтому встает вопрос не только наивности, но и профессии. Стёпа появление плакатов на улицах города вполне оправдывает. Он отмечает удобность их изготовления — в домашних условиях всё делается куда спокойнее.

Степан Тропин:

— Плакаты особенно хороши в тех местах, где ты не имеешь возможности делать что-то долго. Если бы уличный художник просто рисовал такое на улице, он, наверное, не успел бы доделать. Поэтому дома он переводил с проектора на лист и просто наклеивал работы на стены. Тем самым он сокращал время своего пребывания на улице.

Но бумага довольно быстро портится. Хотя любители уличного искусства знают, на что идут. Именно благодаря недолговечности работ на их месте постоянно возникают новые. Так улица живет и эволюционирует.

Настенную живопись не заметить сложно. Бывает, что рисунок занимает целую стену пятиэтажки. В качестве сюжета для таких работ чаще всего выступают пейзажи. Но есть среди них и целые фантазии. Например, стена школьного здания на улице Вайнера, по которой прогуливаются инопланетяне и летают тарелки. К таким работам наши эксперты относятся уважительно.

А вот обыгрывание реальности, по словам Стёпы, вещь довольно банальная. Для этого необязательно быть художником. Иногда нужно просто что-то вовремя заметить. Большое значение имеет то, насколько тонко сделана работа.

Степан Тропин:

— Вот тут идет поводок к ободранной рекламе (фото вверху, — прим. 66.ru). Это вызывает какие-то вопросы в голове, дает какую-то информацию. А тут раньше находилась «Шарманка» (фото внизу, — прим. 66.ru). И ребята из театра делали маленькие городские интервенции. Эта история хороша тем, что после такого люди выходят в свои дворы и что-то улучшают, даже если эти дворы выглядят вот так.

Четких критериев того, что считать стрит-артом, в что — нет, не существует. Но наши эксперты уверены, что это и не нужно. Пусть каждый сам решает, что круто, а что нет.

Евгений Фатеев:

— Уличное искусство — самое бесценное, что может быть в истории человечества. Самое опасное — это высокая культура, которая с помощью дураков-искусствоведов и всяких безмозглых тёток что-то назначает искусством, а что-то — нет. Да кто мы с вами такие? Я абсолютно не вправе судить. Любой образчик анонимного усилия искусства, попытки делать искусство — может быть, туго понимаемое, может, на задней странице школьной тетрадки — я почитаю. Это жемчужины.

Текст: Александра Новикова для 66.ru. Фото: Игорь Черепанов,архив 66.ru