Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Как сутенер стал пионером. Лидер «Сансары» поет, играет и танцует на сцене «Салюта»

15 мая 2015, 09:00
Александр Гагарин объясняет, почему в его новом спектакле нет ностальгии по Советскому Союзу (совсем нет). Зато есть лекция дипломированного филолога о шипящих и много простых и искренних историй о море, жизни и настоящей любви.

19 мая, в День пионерии, лидер группы «Сансара» представит второй вариант своего моноспектакля, который так и называется — «Пионер». В основе — 12 песен из одноименного сольника Саши Гагарина, сложные декорации, театр кукол и диковинные спецэффекты (в какой-то момент, например, сотни разных людей рисуют руками на целлулоидной пленке видеоряд к очередной песне). Накануне выступления на сцене «Салюта» мы встретились с Сашей Гагариным и спросили, как из музыканта он превратился в актера, почему хотел назвать свой спектакль «Сутенер» и когда «Пионера» увидят в других городах.

— Что было раньше: спектакль или альбом?
— Я даже не знаю. У меня была идея записать эти песни для альбома «Пионер», но я никак не мог найти для них музыкальную форму. Параллельно весь прошлый год мы со Стасом Словиковским и всей его командой PV.TV об этом думали. Решили придумать спектакль, а мой новый альбом сделать саундтреком. Примерно за месяц всё сложилось. И теперь я не знаю, что важнее. С одной стороны, это хороший и новый способ презентации песен, а с другой стороны — спектакль сам по себе. Тут непонятно.

— Вы собираетесь везти спектакль в другие города?
— Это сложно. Это же надо привезти группу человек из десяти и разные декорации. Я в этом еще не настолько глубок, чтобы всё получалось так, как у театралов. И, конечно, это не спектакль в том виде, в котором все привыкли его воспринимать. Это музыкальная фантазия на тему театра.

— Какие у вас вообще отношения с театром?
— Сложные. Мне не всё нравится, я не всегда понимаю. Я понимаю, что всё зависит от людей, которые на сцене. В кино всё уже создано, а тут всё зависит от людей, от степени их талантливости, погруженности и искренности. С театром у меня очень долго было «не верю». Но когда я забывал о том, где я нахожусь, всё получалось. Мне всегда хотелось быть где-то близко к театру.

— Это, скорее, музыкальный спектакль. Вы не думали попробовать сыграть в настоящем спектакле, как, например, солист группы «Курара» Олег Ягодин?
— Ну, они же учились. Они профессионалы. Это настоящая работа. Мы, конечно же, дилетанты. Мне даже немного неловко перед всеми театралами. Но в этом есть свой плюс. Тем, кто был на спектакле в декабре, понравились непосредственность и искренность. Кто-то сравнивал это с Мамоновым, кто-то с Гришковцом. Но это, наверное, ни то, ни другое, это нечто третье.

— Премьера спектакля состоялась еще в декабре. Что-то изменилось в нем с дебютного показа?
— В декабре я понял, что так больше делать нельзя. Мы всё учли и проделали работу над ошибками. За эту неделю мы придумали всё совсем по-другому. Сегодня мы с Сережей Даниловым даже писали либретто для спектакля. Тогда я перепугался как черт. Сейчас мы стараемся сделать его более осознанным. Теперь все знают, что нужно делать. Я убрал какие-то песни и вместо них поставил более проверенные. Мы покажем клип на песню «Флаги» с грузинской группой «Мгзавреби». Мы наконец-то запишем видео, сделаем репортаж про спектакль. Мне хочется повторять его всё время. Это какая-то многосерийная история. Вроде бы один и тот же сериал, но каждая история — новая.

— На прошлом спектакле лекцию о шипящих со сцены читал Сергей Данилов. Будете ли вы привлекать к постановке кого-то еще?
— Уже в этот раз на сцене будут актеры, которые будут читать. В этом и смысл. «Пионер» — очень свободный, туда можно включать что угодно. Это будет человек, который что-то открывает в себе и в жизни. Это не галстучный пионер. Много раз на концерты приходили люди в пионерских галстуках. Но несмотря на то что из всего класса я был первым принят в пионеры, эта история всё равно не об этом. Не про «ходить строем», а про человека, который хочет удивляться и открывать что-то новое.

— Почему тогда именно «Пионер»?
— Вообще альбом должен был называться «Сутенер». Первоначальное значение слова «сутенер» — человек, который связывает, сводит одного с другим, поддерживает. Это была история про песни, которые в определенное время меня поддерживали. Но мне показалось, что не все считают это название правильно. И пионера-то не все считывают. Всем кажется, что там какой-то бэкграунд про советское время. У меня этого всего, если честно, нет.

«Пионер» — это французское слово. Это любой мореплаватель — Колумб, Беринг — это всё они. Только это перенесено из географической истории в какое-то житейское море. Очень часто мы впервые в жизни сталкиваемся с какими-то вещами, которые от нас не зависят. Ссора навсегда с близким другом, смерть родителей или, наоборот, рождение детей. И каждый реагирует на это по-разному. «Пионер» — про это. Про то, готов ты к этому или не готов. Поэтому в этот спектакль можно вставлять что угодно: от нашей с тобой беседы и прогулки по любимому городу в пять утра до полета первых колонистов на Марс.

Текст: Александра Новикова для 66.ru. Фото: sashagagarinpioneer.bandpage.com. Видео: sansaraTV