Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

На Север с удочкой. Суровая рыбалка в краю непуганых медведей

20 июня 2013, 13:19
На Север с удочкой. Суровая рыбалка в краю непуганых медведей
Фото: рыболовный клуб «Дикий Север»
Каждое лето раз в неделю состоятельные люди из Екатеринбурга садятся в вертолет и летят к черту на кулички. Несколько дней живут в глухой тайге, сплавляются по реке на катамаранах и ловят рыбу.

В этом году с июля по сентябрь они собираются предпринять 15 экспедиций на реки Северного Урала. На вертолете. Туда, куда другим транспортом просто не добраться, — на быстрые, узкие речушки, буквально кишащие хариусом и тайменем.

Начиная с июля, каждую пятницу из Екатеринбурга отправляется колонна автомобилей, груженных удочками, палатками, спальниками и другими очень нужными вещами. В машинах — с десяток рыбаков.

Утром спешно грузятся в Ми-8. Несколько часов в небе. Ровно три минуты на разгрузку. И всё. Вертушка улетает, оставив рыбаков наедине с тайгой на неделю.

Обеспеченных екатеринбуржцев в такие путешествия отправляет рыболовный клуб «Дикий Север».

Удовольствие недешевое. Ценник на дикую рыбалку начинается с 70 тыс. рублей за одного человека. Неплохой бизнес… был бы, если бы создатели клуба сами не увлекались добычей ценных экземпляров рыбы на северных реках Урала.

Корпоратив с удочкой и первые «мажорные» экспедиции

А началось все восемь лет назад, когда владелец екатеринбургского магазина электроинструмента Евгений Свитов случайно оказался со спиннингом в руке на берегу северной уральской реки. На рыбалку его позвали деловые партнеры из Перми. Им, по сути, клуб «Дикий Север» обязан своим появлением.

Евгений Свитов, один из основателей «Дикого Севера»:

— Я вообще рыбак. Меня дед приучил к рыбалке. Но до того я только на близлежащих озерах ловил: леща, подлещика, карпа, карася, окуня. Ну максимум — щуку. А тут! Закинул спиннинг и вытаскиваю огромную зубастую рыбу. Первый раз такую видел. Парни подъехали, говорят: «Так ты первого своего тайменя поймал. Поздравляем!». И всё. С тех пор на наших озерцах мне делать нечего. На север тянет.

О своем путешествии на север Урала Евгений рассказал друзьям. И очень скоро они уже сами фрахтовали вертолет и отправлялись в рыболовные экспедиции на быстрые и холодные таежные реки.

«Поначалу мажорили», — рассказывает еще один основатель клуба — Валерий Разумков. В 2005–2006 годах начинающие северные рыбаки еще не очень понимали, как правильно организовывать экспедиции, и активно экспериментировали с маршрутами, не жалея денег на эксплуатацию воздушного транспорта.

Валерий Разумков, один из основателей «Дикого Севера»:

— Вертолет мы вообще не отпускали. Всю неделю он был с нами. Большую часть времени просто простаивал. Но если надо — перебрасывал нас с одной реки на другую. Захотели — погрузились и полетели, порыбачили. Не понравилось — снова сели в вертолет и вернулись обратно.

Такие капризы влетали в копеечку. Час летного времени Ми-8 по нынешним расценкам обходится в 71 тыс. рублей. Простой тоже стоит денег.

Пилот-ветеран и три минуты на высадку

Старый добрый Ми-8 — главный герой всех рыболовных экспедиций клуба. Без него никакой рыбалки на диких реках не будет. Маршруты в клубе просят не раскрывать — опасаются, что рыбные места «затопчут» чужие. Но мы можем сказать: без вертушки туда добираться — себе дороже. Альтернатива воздушному транспорту разве что квадроциклы летом и снегоходы зимой. Но несколько суток по чаще — сомнительная альтернатива нескольким часам по воздуху. Потому нужен вертолет.

В первые приполярные экспедиции екатеринбургских рыболовов отправляли «Пермские авиалинии». Но недолго. От этого перевозчика клуб был вынужден отказаться и начать поиски своего собственного пилота.

Евгений Свитов:

— У «Пермских авиалиний» сменился владелец, и прайс резко взлетел. Мы были в шоке, когда за перелет, раньше обходившийся в 400 тысяч, нам насчитали 700 тысяч рублей.

Нового перевозчика нашли по знакомству. Им стал суровый и дерзкий пилот, ветеран войны в Афганистане. В девяностые, когда государство спешно избавлялось от ненужных активов, он умудрился приватизировать два вертолета Ми-8. И открыл свой маленький бизнес. Как только снег сходит и леса Северного Урала превращаются в одно большое болото, его услуги становятся очень нужны геологам, газовикам и спасателям. А теперь еще и рыбакам.

Евгений Свитов:

— Отличный летчик. Военный разведчик. До матерного словца охотник, непростой, очень серьезный человек. Ни разу не было такого, чтобы мы просидели день-два без вертолета. Четко придерживается плана, графика.

«Серьезный человек» быстро отучил екатеринбургских рыбаков от «мажорных» полетов. Теперь все четко по расписанию. Никакого перегруза. Никакого алкоголя на борту. Никаких дополнительных вылетов и промедлений. По графику высадил, по графику забрал обратно с заранее оговоренной точки. На разгрузку-погрузку дает ровно три минуты. Поначалу членов экспедиций это смущало.

Валерий Разумков:

— Процесс выгрузки бесил до тошноты. Хватаешь — кидаешь, хватаешь — кидаешь… без разбору выбрасываешь баулы со снаряжением. При погрузке еще хуже. Представьте, десять здоровых мужиков лежат на земле в обнимку с амуницией. Вертолет садится почти что прямо на них — в пятнадцати сантиметрах буквально от локтя лежащего на земле человека. И как только он коснется земли, начинается такой же суматошный процесс загрузки. А пилот подгоняет, кричит: «Время! Время!».

Нервы у неопытных приполярных рыбаков не выдерживали. В клубе рассказывают, как однажды один из участников экспедиции во время посадки вертолета просто соскочил с места и кинулся прочь от шумной машины. Попал под удар ветра, поднятого лопастями Ми-8. И кубарем полетел в кусты. «Из него буквально выдувало вещи, — рассказывает Валерий. — Видеокамеру выдуло, ключи от машины. Камеру подобрал. Но ключи так и не нашел».

«Представьте, десять здоровых мужиков лежат на земле в обнимку с амуницией. Вертолет садится почти что прямо на них — в пятнадцати сантиметрах буквально от локтя лежащего на земле человека«.

Но протестовать против жестких правил рыбаки не собираются. Погрузка за три минуты экономит не только время пилота, но и деньги его клиентов. По техническим требованиям (а их вертолетчик-афганец соблюдает неукоснительно), если через три минуты судно не взлетит, его лопасти нужно будет запускать заново, прогревать двигатель. Технический специалист обязан будет покинуть кабину и оценить готовность вертолета к взлету. На все эти операции уйдет минут тридцать. А расходы рыбаков увеличатся на 35 тыс. рублей.

Ханты, манси и медведь

Вертолет поднимается в небо. И рыбаки на неделю остаются в тайге. Первым делом разбивают лагерь, готовят обед и до конца субботы объявляют свободный день.

Валерий Разумков:

— Разбредаемся кто куда. Кто-то тут же начинает ловить рыбу. Кто-то идет в тайгу за рябчиками. Кто-то лезет в горы. А в воскресенье начинается сплав.

На катамаране группа отправляется по реке в поисках рыбных мест. Жесткого графика сплава нет. Все зависит от клева. Если рыба берет хорошо и экземпляры попадаются достойные, на одном месте экспедиция может задержаться на несколько дней.

Евгений Свитов:

— Мы не напрягаемся, не составляем график маршрута, никуда не торопимся. Мы ведь отдыхаем. Для кого-то отдых — это в Турции на пляже полежать. А для нас — рыбалка в тайге, наедине с природой.

Правда, оставаться «наедине с природой» выходит не всегда. Приполярный Урал — край малонаселенный. Тем не менее встречать людей в этих диких местах экспедициям доводилось. На берегах рек они хоть и редко, но натыкаются на местных оленеводов — хантов и манси. И вспоминать об этих встречах не любят. К «городским мажорам» с удочками местные относятся не слишком дружелюбно. Кроме того, сказываются ментальные различия.

К примеру, нашим рыбакам сильно нравится река Тыкатлова. Рыбы, говорят, в ней очень много, берет хорошо и трофейные экземпляры попадаются. Но местные малые народы в стародавние времена объявили эту реку шаманской, священной, если хотите. Добывать в ее водах рыбу и охотиться на ее берегах запрещено. И конфликты на этой почве, судя по всему, случаются. Правда, Евгений о них рассказывает коротко: «Ну да. Конечно. Они же у себя дома. Они хозяева. А мы кто такие? Никто».

В каждую экспедицию обязательно берут с собой ружье, хотя бы одно. Но не для того чтобы отстреливаться от местных. Для защиты от других соседей — от лосей и медведей.

Евгений до сих пор с небольшой дрожью вспоминает свою первую встречу с хозяином тайги.

Евгений Свитов:

— Мы втроем ночью пошли на тайменя. Я иду первым. И тут смотрю — выходит на меня такая ряха. Медведь! Встал и смотрит. Я от ужаса все забыл: что шуметь нельзя, что бежать нельзя. Страх такой животный меня сковал, и я бросился наутек. Меня Валера тогда спас. Схватил за плечо: стой, мол, тише. Он просто в ладоши похлопал. И медведь отошел. Но не отстал. Гонял нас с берега на берег, в итоге загнал на середину реки. Стояли по колено в воде и «лягушкой» лодку накачивали, чтоб уплыть оттуда. Добрались до лагеря, но страх не отпустил. Меня прямо колотило всего. Ночь. Водку уж всю выпил. Все равно уснуть не могу. Трясет.

С тех пор в клубе завели правило: по одному и без оружия не ходить.

Правила клуба и скидки для своих

Брать с собой ружья — далеко не единственное правило, которое за восемь лет появилось в клубе. С опытом рыбаки поняли, например, что пойманную рыбу (за исключением редких трофеев) следует отпускать, что употреблять спиртное на борту вертолета нельзя, жен и детей брать на рыбалку не рекомендуется и что в каждой экспедиции обязательно должен быть старший.

Руководитель группы летит со скидкой. Часть затрат на его доставку до места ловли оплачивают остальные участники экспедиции. Это справедливо, потому что старший отвечает за безопасность всего коллектива, за доставку группы на место и ее эвакуацию в конце маршрута, решает все оргвопросы и т. п.

Тех, кто правила соблюдать не хочет, на рыбалку не берут.

Евгений Свитов:

— Мы же все эти нормы не просто так придумали. К примеру, отпускать рыбу — это чтобы не навредить природе. Ну надо тебе — возьми несколько килограммов, ну ведро возьми. Больше-то зачем? Но попадаются кадры, которые, видимо, планируют рыбу продавать. Был у нас один такой. Чуть вылет нам не сорвал. В последний момент, когда уже нужно было деньги за вертолет вносить, заявил: «Я заберу с собой 200 килограмм хариуса. Мне надо. Иначе не полечу». Таких, конечно, не берем.

По поводу назначения старшего в каждой группе рассказывают другую поучительную историю: про то как экспедиция целую неделю не выходила на связь. С собой у группы из десяти человек было несколько спутниковых телефонов. Но за 12 часов до намеченной эвакуации ни пилот, ни члены клуба в Екатеринбурге не могли с ними связаться. Уже хотели бить тревогу и высылать спасателей. В итоге группа все же сообщила свои координаты. Но поздно ночью. Эсэмэской.

Кроме правил, клуб обзавелся собственным сайтом, завидным запасом снаряжения, жестким графиком вылетов и теперь готовится пройти государственную регистрацию в качестве некоммерческого объединения.

Хотя изначально создатели «Дикого Севера» ничего подобного не планировали. «Мы просто хотели относительно дешево летать на рыбалку. Сами прикиньте, делить 500 тысяч рублей аренды вертолета на троих или на десятерых — серьезная разница», — коротко объясняет Валерий Разумков.

Рассказы о 700 килограммах рыбы и бесконечном бойком клеве казались бы обычными рыбацкими байками… если бы участники экспедиций не копили такие видеодоказательства.

Сначала заполняли вертолет, вербуя новых членов клуба через знакомых. Но с годами «сарафанное радио» разнесло новости о екатеринбуржцах, собирающих рыбаков в северные экспедиции, далеко за пределы Свердловской области. Пришлось выдумывать правила для того, чтобы просто управлять процессом.

Заодно сформировалось негласное, но очень полезное сообщество бизнесменов. И еще одно правило, к рыбалке, правда, отношения не имеющее: «Внутри клуба — все по себестоимости». Рыбак рыбака видит издалека и в обычной, городской жизни отдает свой товар товарищу с хорошей скидкой.

Бюджет таежной рыбалки

Портал 66.ru подсчитал, во сколько вам обойдется рыболовная экспедиция на реки Северного Урала, если вы рискнете повторить опыт наших героев.

Оптимальный состав экспедиции — 10 человек (исходя из грузоподъемности вертолета). Далее приведены приблизительные подсчеты общих затрат на перелет и обязательный комплект амуниции для всех участников группы.

Статья расходов Количество Цена за 1 шт., руб. Общая стоимость, руб.
Перелет туда-обратно на вертолете Ми-8 - 560 000 560 000
Медицинская страховка 10 400 4 000
Четырехместный катамаран 1 25 270 25 270
Шестиместный катамаран 1 30 060 30 060
Бензопила 1 7 500 7 500
Ручная пила 2 410 820
Топор 2 2 370 4 740
Стол 1 2 360 2 360
Котлы 3 1 240 3 720
Походная кухня 1 6 990 6 990
Спутниковый телефон 2 39 900 79 800
Комплект раций 5 4 000 20 000
Универсальное зарядное устройство (для телефонов, раций, фото- и видеоаппаратуры) 3 1 730 5 190
Палатки 3 6 900 20 700
Противомоскитное устройство для кемпинга 1 2 000 2 000
Фонари (для освещения стола и палаток ночью) 5 2 990 14 950
Походная баня 1 6 500 6 500
Аптечка 3 1 990 5 970
Страховочная веревка (для сплава, вместо спасательного круга) 10 5 300 53 000
Гермомешки 10 1 900 19 000
Сапоги или вейдерсы 10 1 500 15 000
Налобные фонари 10 3 200 32 000
Дождевики 10 640 6 400
Термобелье 10 3 900 39 000
Походные костюмы 10 4 350 43 500
Противомоскитные костюмы (шляпа + сетка) 10 165 1 650
Туристические коврики 10 1 750 17 500
Спальные мешки 10 2 950 29 500
Итого 1.057.120

Обратите внимание: помимо перечисленного выше снаряжения, вам понадобится огнестрельное оружие (хотя бы два ствола на группу) и, конечно, рыболовные снасти. Но здесь все индивидуально. И высчитывать среднюю стоимость просто нецелесообразно.

Также мы не считали затраты на некоторые элементы личного снаряжения (фляги для воды, тарелки, ложки, ножи, свитера, шапки, перчатки и т.п.) и на продовольствие (тем более что основа рациона таежного рыбака — пойманная им рыба и подстреленная дичь).

Фото, видео: рыболовный клуб «Дикий Север»