Раздел Отдых
17 декабря 2012, 21:24

Группа PlayGame: люди, которые играют в игры с музыкой

В прошедшие выходные в «Горностай баре» свой последний концерт отыграла молодая группа PlayGame. Последний — это не значит, что ребята устали и решили уйти на покой. Последний в этом году и последний перед концом света.

Уходить на покой создателям почти что нового стиля музыки, которой пока еще рано давать определение, еще очень и очень рано. У них все еще впереди.

Знакомьтесь. Даря Шешина — вокал, Артем Злобин — саунд-продюсер, Роман Меркушин — бас-гитара, Иван Баженов — ударные, Анатолий Долгасов — гитара, синтезатор, Ник Агеев — гитара. И еще автор текстов — Елена Чиркова. Она отвечает за тексты песен и придумывает образы для Даши.

Группа PlayGame существует три с лишним года. У ребят в активе уже есть первый альбом.

Предвосхищу огромное количество комментариев от пользователей Портала 66.ru в духе «это вообще кто такие» и «почему не знаю». Не знали? Самое время узнать. Считаю, что говорить о новых, молодых и перспективных на страницах портала просто необходимо, потому что за ними — будущее. Рок-н-ролл мертв, скажете вы. Он будет мертв, если не будет таких парней и девушек. Хоронить его еще рано.

Мы встретились с ребятами прямо перед концертом. Гитаристы Ник Агеев и Анатолий Долгасов и солистка PlayGame Даря Шешина решили поделиться своим мнением о музыке и о себе, о том, что для них PlayGame, и что необходимо музыкантам для того, чтобы быть замеченными. Глядя на них, ты понимаешь, что эти люди живут музыкой, их времени хватает на то, чтобы придумывать новые звуки, создавать новое в музыке, а вот зарабатывать на этом хобби они пока еще не научились.

Ник Агеев рассказывает, что ранее группа существовала в виртуальном варианте. Но потом они решили показать свое творчество публике. Публике понравилось.

— Никита, PlayGame — достаточно молодая группа, которая изначально задумывалась как виртуальный проект. Как вы от виртуальной задумки перешли к реальному?
— Проекту на самом деле уже четвертый год где-то. Но фактически группа существует только два года. Она была создана в 2009 г. Причем это был сторонний проект, половина состава у нас играла в «Огрызках», такая группа была, сейчас ее уже, наверное, никто не знает, но тем не менее, мы там были очень заняты, у нас времени абсолютно ни на что не хватало, и все, что мы делали — мы записывали дома. С нашим саунд-продюсером Артемом Злобиным. Треки создавались дома, сводились дома, прослушивались дома, и за рамки дома они никуда не выходили.

— То есть практически все на коленке?
— Ну да. В дальнейшем просто «Огрызки» прекратили существовать, у нас к тому времени вышел сборник на интернет-лейбле. И он получил неплохой резонанс. Мы решили просто взять — и зафигачить все это дело вживую. Это не в прямом смысле слова живая музыка, половина музыки — это семплы. Все это делается тоже непосредственно вживую на концертах и смешивается с живыми инструментами.

— Вы же, можно сказать, новички. Как вы себя ощущает в роли новичков? Вы считаете, что то, чего вы добились на данный момент, — это малость, капля, или есть еще куда расти?
— Всегда ощущение есть — сделать лучше. Сейчас единственная проблема — в организации концертов. И в подходе к организации. Сложно найти хорошую площадку, чтобы гораздо больше времени уделялось отстройке звука, а не так, как у нас обычно бывает: все быстро-быстро, есть полчаса-час — и давайте быстрее, ребята.

— Насколько я понимаю, в Екатеринбурге вас очень мало знают, но знают за пределами Екатеринбурга. Где вы выступаете?
— Этим летом мы ездили в Питер, отыграли там два концерта. И все пока что. Нас знают за пределами Екатеринбурга, наши треки выходили на сборниках на Украине, в российском интернете и даже в Лос-Анджелесе.

— Ваши песни и ваша музыка — для меня это было сочетание несочетаемого. Тут есть и рок-музыка, из 60–70-х годов, есть электронная, по текстам песен — с одной стороны она достаточно грустная, с другой стороны — очень мощная. Как все это сложилось у вас?
— Мы к этому пришли постепенно. Считайте это результатом нашего двухлетнего развития.

— Вы все это продумывали?
— Например, первый и пока единственный альбом PlayGame мы сводили 4 месяца. Если послушать первоначальный вариант сведения и то, что здесь — мы в итоге выпустили совершенно две разные вещи. В любом случае творческий процесс — это процесс поиска.

— За сам творческий процесс кто у вас отвечает?
— У нас нет лидера, как это принято в большинстве коллективов. Когда существует какой-то автор, вокруг него объединяются остальные музыканты и транслируют его музыкальные идеи. У нас в этом смысле все очень демократично: у нас рок-музыка — от гитаристов, электронная музыка — от саунд-продюсера, ну и Даша, соответственно, большую часть приносит.

Даша на сцене смотрится очень органично, ее голос тут же погружает тебя в мир, созданный PlayGame.

— Вы уже нашли какое-то для себя место в музыке?
— Нет, думаю, что не нашли. Ну, во-первых, мы в отрыве от музыкальной тусовки существуем как-то сами по себе. Мы больше гораздо времени проводим на базе, делая новые треки, чем участвуя в музыкальной жизни города. Мы стараемся, чтобы тусовка не влияла на создание чего-то нового, не влияла на наши вкусы.

— А вообще с кем-то общаетесь из екатеринбургских музыкантов?
— С кем-то — да. «Айфо», «Курара»… На самом деле перечислять можно долго, несмотря на то, что мы два года всего существуем, в каких-то проектах мы принимаем участие давно уже. Я пять лет назад переехал в Екатеринбург, с тех пор я здесь где-то что-то делаю, Анатолий тоже здесь периодически, у Артема Злобина здесь свой проект, он так и называется — «Артем Злобин», это электронная музыка, ее можно найти. Ну и у нас все музыканты с опытом, дружеские связи достаточно широкие в этой среде.

— Как вы все нашлись? Вас кто-то собрал или вы просто дружили-дружили, тут раз — родилась идея создать группу PlayGame?
— Все встречались случайно. Кто из детства, кто по учебе — это дело случая. Никто не придумал — вот есть такой-то человек, он делает очень круто, давайте его позовем — нет, просто мы знали и случайно — давайте попробуем! Как, собственно, и всегда со всеми происходит. Задумано ничего не было.

— Ну вообще слово «планировать» и PlayGame — это несочетаемые вещи. У нас вся наша жизнь больше похожа на какой-то снежный ком. И каждый раз происходит что-то такое, чего мы просто не ожидаем вообще.

У ребят уже огромные планы на будущее. Скоро сядут писать новый альбом, материала для него накопилось предостаточно.

— Какие планы на будущее?
— Сейчас готовим новый альбом.

— Сколько песен уже записали?
— Вы будете смеяться, но неизвестно. Песен на самом деле огромное количество, какие-то еще в голове, какие-то обретают очертания, но что получится в итоге, сколько будет песен там — сложно вообще сказать. Это будет существенно отличаться от того, что есть сейчас.

— Вы себя сами как оцениваете? Ощущение того, что Екатеринбург — столица рока, уходит сейчас в прошлое? Или нет? Сочетание огромного количества стилей в вашей группе — это какая-то новая веха в жизни музыкального Екатеринбурга?
— Мне кажется, Екатеринбург по большому счету никогда и не был какой-то музыкальной столицей, да и ко всему музыкальному мейнстриму в России, это мое субъективное мнение, я очень негативно отношусь. Мне не нравится, что и как здесь делается. Причин этому много: пресловутый русский менталитет, географические особенности...

— Кто-то еще, помимо вас, работает в таком же стиле или нет?
— Из Екатеринбурга? Нет. Но, может быть, мы просто про них не знаем. Вообще, сложно сказать, в каком стиле мы работаем. Стиль какой-то у нас очень размазанный получается.

Они все разные на сцене и, видимо, эта разность их все больше и больше объединяет.

— Я сегодня слушал, у вас много песен, в которых прослеживается тема курения и сигарет. В связи с тем, что собираются запретить курение на ТВ и в общественных местах, не боитесь ли вы, что вас могут запретить?
— Мы тогда просто станем андерграундным проектом.
— Мы еще окончательно не выползли из него, но после этого окончательно свалимся.

— Что сейчас надо молодой группе, чтобы быть замеченной? Играют ли роль деньги, продюсеры или еще что-то? Или достаточно внимания тех людей, которые приходят на ваши концерты? Что главное: сарафанное радио или все-таки вложения должны быть?
— Здесь есть два момента. Первый — это качество материала, который коллектив производит. Он даже может быть вторичным, но сделан хорошо, и это тоже возымеет свой резонанс. Второй важный момент — это менеджмент. Вот с этим вообще в России очень плохо. В нашем коллективе нет человека, кто мог бы этим заниматься нормально. Мы делаем это сами, но делаем это криво. Все равно человек должен быть заинтересован в этом деле, это должно нравиться, должна быть хватка, ну и самое главное — желание и ответственность.

— Какие-то концерты уже запланированы?
— Сейчас запланирован отпуск, мы ненадолго создадим себе виртуальный коллектив и будем заниматься созданием треков. У нас еще не определена та форма, в которой мы будем этим заниматься, вариантов множество, у нас впереди достаточно интересный процесс.

А это девушка с прекрасным именем Даря, благодаря ее голосу музыка PlayGame становится живой, ее вокал заставляет дышать зал.

Солистка PlayGame Даря Шешина известна не только своим искренним голосом. Недавно она засветилась еще и на актерском поприще. Скандальный сериал «Семья алкоголика», в котором она играет дочь-нимфоманку главного героя, вышедшую из тюрьмы. Это два совершенно разных образа — Даря в кино и Даря на сцене. Благодаря ее голосу, искренности, неповторимости и легкости, с которой она существует на сцене, в музыку вливаешься моментально. И не замечаешь, как погружаешься в мир, созданный группой PlayGame.

— Даша, насколько я понимаю, ты с самого начала в группе? Как так получилось, как вы нашлись? Как ты стала солисткой? Это было твое собственное желание или члены всего коллектива решили и постановили?
— На самом деле сплачивало нас время университетское, потому что все мы познакомились в Российском государственном профессиональном педагогическом университете (РГППУ) и решили: почему бы не попробовать новый проект — с электроникой и голосом? На тот момент это был просто эксперимент, никаких дальнейших планов, вроде «а давайте станем звездами, будем до 50 лет работать на сцене». Нет, это на самом деле не так.

Даша еще снимается в сериале «Семья алкоголика» и играет совершенно несвойственную себе роль — дочку-клептоманку.

— Как ты себя ощущаешь в данном формате? Насколько я понимаю, песни пишут, создают тебе образы. Как тебе такое сочетание несочетаемого?
— Года три назад существовал проект PlayGame — Никита, Тема и я — и группа Viva Minority, экс-«Огрызки», и у меня тогда еще сопоставлялись две несопоставимые части — панк-рок и такой мягкий трип-хоп. На самом деле, мне кажется, все пошло оттуда, потому что потом один проект закончил свое существование, и я перенесла образ сюда.

— Хочу тебя спросить о другом твоем амплуа. Замечательный сериал «Семья алкоголика», ты там играешь роль дочки главного алкоголика. Образ, совершенно отличающийся от того, в каком ты работаешь на сцене. Ты там такая разбитная, а здесь ты совершенно другая — солнечная, воздушная, позитивная. Как ты пришла в «Семью алкоголика»?
— Изначально — это дружба с Андреем Крупиным (режиссер и создатель «Семьи алкоголика»), он постоянно мне говорил, что не может найти девушку на эту роль: «Я не вижу ее, никто не может мне показать то, что мне нужно. Давай ты попробуешь!». Я говорю: «Ну я же вообще не такая, как я с этим справлюсь, о чем ты говоришь?». Он ответил: «Я в тебя верю. Давай!». И в первой серии начали что-то там пытаться, искать нужный образ. И потом оказалось, что я вошла в образ и могу воровать кошельки и все что угодно. И это все благодаря Андрею. Я последнее время все чаще замечаю, что в жизни один человек может мало с чем справиться, если бы не было друзей, не было знакомых, не было группы, ну и меня бы, наверное, тоже не было.

Даря считает, что для нее сейчас PlayGame — это практически семья, люди, которые понимают и поддерживают.

— В каком образе тебе комфортнее?
— А вот в том и дело, что комфортно и в роли разбитной девчонки, и в роли солнечного человека. И я в жизни даже начинаю замечать, что это помогает. Раньше я была очень скромным, спокойным существом, даже зажатым, а благодаря «Семье алкоголика» я раскрепостилась. Благодаря группе я поняла, что, когда тебя два раза в день узнают на улице, это уже что-то. Это и неожиданно, и приятно, ты понимаешь, что людям действительно интересно, и делаешь для себя выводы, что ты интересный человек. Потому что это твой внутренний мир. И это добавляет уверенности в себе.

— А те люди, которые приходят на ваш концерт, кто они. Друзья, знакомые?
— В век информационных технологий мы все боготворим интернет. Мы только через интернет продвигаем свою музыку и благодаря сарафанному радио. 50% — друзья. А 50% — тех, кто послушал, им действительно понравилось, и они решили: наверное, надо сходить на выступление, посмотреть, как вживую.

— Что для тебя PlayGame?
— На данном этапе группа для меня — семья. У меня достаточно тяжелый выбор сейчас в жизни, и пока на первое место я ставлю группу. Я не уезжаю в другой город, хотя могла бы, я не меняю свою жизнь только потому, что у меня есть PlayGame и я знаю, что я нужна им и они нужны мне. Лично для нас, для каждого, это стиль жизни. Рано или поздно ты сталкиваешься с тем, что у тебя музыка начинает звучать в голове, вне зависимости от того, на репетиции ты или просто прогуливаешься по улице. Когда ты начинаешь улавливать такие нотки и мелодии, ты понимаешь, что это твой музыкальный стиль жизни.

Рустам Шаймуратов
Чтобы получать лучшие материалы дня, недели, месяца, подписывайтесь на наш канал. Здесь мы добавляем смысла каждой новости.