Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

«Н2О»: любовь, смерть и вода в цехах завода «Уралтрансмаш»

22 сентября 2012, 17:20
«Н2О»: любовь, смерть и вода в цехах завода «Уралтрансмаш»
Фото: Алиса Сторчак для 66.ru
На Эльмаше пробка, а у ворот закрытого действующего предприятия «Уралтрансмаш» негде встать. Под серыми, давящими стенами завода столпились леди в боа и вечерних платьях — аромат их духов глушит специфический химический запах завода.

То здесь, то там в толпе мелькают лица уральских VIP — все верно, мы на открытии первой постановки балета «Н2О» — это «балетная инсталляция» в индустриальном пространстве. Как сообщил корреспонденту Портала 66.ru один из зрителей Александр Трахтенберг, на предпремьерный показ его пригласили — сам бы он вряд ли собрался.

Александр Трахтенберг, заместитель генерального директора по стратегическому развитию ОАО «Лорри»:

— Я к современному искусству отношусь положительно, хотя некоторые вещи для меня неприемлемы. Думаю, что в нашей стране современный балет не очень любят, поэтому это интересно и очень хорошо для Екатеринбурга. Кто знает, раньше и Моне считался странным, теперь это классика. Может быть, спустя 50 лет подобные постановки станут классическими.

Стоит отметить, в цехах довольно прохладно, в осенних куртках не жарко никому, а в некоторых цехах все еще идет своим чередом работа. По большим пыльным коридорам мы выходим в зал, где в одном конце бармены разливают шампанское, в другом за ширмой переодеваются балерины. Кустарные сидения обрамляют покрытую пленкой сцену, на фоне которой мы видим огромный проекционный экран. У стен столпились сотрудники завода, пришедшие посмотреть на перфоманс. Часть из них, как и обещалось, выполнит роль профессиональных актеров.

Традиционно постановку открывала комиссар биеннале Алиса Прудникова, совместно с директором оперного театра Андреем Шишкиным и художественным руководителем балета театра Вячеславом Самодуровым, автором балета.

Задержав начало на час и дождавшись, пока погаснет солнечный свет, в зале выключили электричество. В абсолютной темноте на заднике загорелось солнце — мы увидели восход. На фоне солнца одинокая, почти голая человеческая фигурка вышла на сцену.

Кожа — лучший костюм, сегодня на солистах театра оперы и балета в буквальном смысле нет ничего лишнего.

Танцы на фоне солнца — красивые, робкие и наивные. Немного животные. Голые люди и природа, агрессия и нежность — в них нет глубины, но есть чистота. Классическая музыка дополняет картину.

Но вот появляются первые люди. Костюм — влажная краска, пока люди окрашены не полностью, но их движения становятся жестче, а социальные отношения более явными. Появляется ревность, смелые желания, музыка нарастает и в ней появляются первые металлические нотки.

Люди становятся роботами, «скованными одной цепью» винтиками большой системы. Теперь они все в неестественном, наносном, закутанные в свои убеждения, и их тела раскрашены целиком. Они забегают на сцену с разных сторон, практически смешиваются со зрительным залом.

В музыке не остается естественности — это электронные жесткие ноты.

Меняется и задник — теперь, вместо солнца, мы видим электронные помехи. А затем — изображение кольцевой пробки, в которой стоят и стоят люди. Вокруг появляется «загазованность» — сцена погружается в туман.

В зале очень холодно, но мы видим, как по телам танцоров бежит пот, смешиваясь с краской. Касаясь друг друга, они раскрашивают свои тела в цвета непередаваемых оттенков.

Тела танцоров становятся все жестче — одни углы. Они превращаются в единый механизм. И выходят на сцену с такими же жесткими, роботичными сотрудниками завода. «Механический танец» они танцуют вместе.

Как рассказал корреспонденту Портала 66.ru один из участников действа, репетиции балетной группы доставили удовольствие всему заводу. Для этой маленькой сценки они собирались по 50 человек и репетировали несколько дней. Чтобы не отвлекаться от производства, репетиции были короткими, по 20–30 минут.

Александр Валов, ведущий инженер-конструктор:

— Мы посмотрели на настоящих балетмейстеров, это было очень ново, ведь у нас закрытое предприятие. Наши инженеры все время работают, а тут чувство прекрасного оживает. Выступлением на сцене мы очень довольны. Постановка сама очень интересна — кожа и краски вместо костюмов, необычно.

В это время танцоры возводят кубическую стену, и их движения окончательно утрачивают человечность.

Теперь — все в панцире, все в краске, своей и чужой. Стена отрезает нас даже от кольцевой дороги, она полностью глухая.

Механически люди сражаются друг с другом, музыка все нарастает, казалось бы, у людей исчезает возможность выхода из этого закольцованного круга. Оставшиеся в живых люди разбегаются и сносят стену своими телами. На пике напряжения наступает смерть — гаснет свет.

И тут на сцене начинается настоящий дождь. Актеры танцуют, прекрасно играя судорогу пробуждения от всего наносного, неестественного.

Музыка, замолкнув, начинается скрипкой.

Вместе с краской уходит и замкнутость, вода уносит боль и воспоминания. Просыпаются настоящие эмоции.

В это время первые ряды трибун, для VIP, выглядят взволнованно. Начальник управления культуры администрации города Татьяна Ярошевская и Алиса Прудникова закрывают ладонью рты.

В нескольких метрах от них на сцене вновь просыпается любовь.

Отметим, на этот смелый эксперимент театр оперы и балета решился в год своего 100-летия. Сегодня, 22 сентября, единственный показ для зрителей. Это не только возможность впервые увидеть классических танцовщиков в индустриальном пространстве, но и шанс впервые побывать на территории оборонного предприятия, которое много лет было закрытым. Показ состоится в 19:00 на территории завода, стоимость билетов — 500 рублей. Количество мест ограничено.