Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Русское «Баунти»: дикий путеводитель по азиатским странам

27 сентября 2012, 12:40
Имя помощника гендиректора BROZEX Ольги Поздняковой после семи лет работы, что называется, широко известно в узких кругах. Но мало кто знает, что главное хобби этой хрупкой блондинки — «дикие» путешествия по Азии.

Ольга считает, что после работы на Вячеслава Брозовского в этой жизни больше ничего не страшно, и с некоторых пор одна или с друзьями на несколько месяцев в год улетает на поиски приключений в дикую Азию. На встрече с корреспондентом Портала 66.ru девушка поделилась своим способом путешествий. Ольга считает, что это по силе каждому.

— Ты до сих пор работаешь у Брозовского?
— За те 7 с небольшим лет, что я работала с Брозовским, была и в бизнесе, и в администрации, и в правительстве, выборами занимались. В принципе, это было достаточно разнообразно и интересно. Пережив разные ситуации, я стала более уверена в себе, спокойна. Не боюсь повторения в будущем. Карьеру там закончила, но путешествия продолжаю.

— Твое небольшое хобби началось в это суматошное время?
— Мои родители — геологи, в свое время проехали по всему Советскому Союзу, Латвии, Литве. Они же приучили к мысли, что отпуск — это когда ты уехал далеко и надолго, иначе смысла нет, не отдохнешь. Я выросла на книгах по географии, геологии и истории. На стенах висели географические карты — я смотрела и думала, куда бы съездить. С тех пор я помногу работаю без перерывов и выходных, а затем раз в год, обычно в новогодние каникулы, собираюсь и улетаю на 1–3 месяца в дикую Азию.

Однажды меня друзья затащили с собой в Таиланд, и мы поехали в Лаос, туда можно на 2 недели заехать русскому без визы. До этого путешествовала только цивилизованно, как все приличные люди, по путевкам. Было очень страшно, потому что я не знала, куда еду, а они там до этого месяц жили.

Мои друзья — настоящие фанаты, у них есть сборники LonelyPlanet, и они стараются повторить все маршруты, найдя при этом самые дешевые варианты путешествий. Они-то и показали мне, что мир на самом деле дружественный. Не страшно заехать в глушь, в Лаос. Купить билет на местный рейсовый автобус, который охраняет человек с автоматом. Две недели мы провели в этой стране, добрались до границы в другом месте, перешли в Таиланд, где купили воду, и отправились обратно в Лаос. То есть у нас снова было 2 недели. Пропуская нас обратно, таможенник удивился, сказал: «Вы же только что выехали». Мы ответили: «У вас замечательная страна». «Ладно, заходите», — ответил он. И все. Там же я нашла колдовской или вудуистский рынок. Видимо, это нормальное для культуры явление — большой прилавок, и там когти, каменные руки, фигурки, эмбрионы…


На следующий год я уже поехала без друзей, прихватив с собой подругу, которая до этого была только в Европе. Мы полетели местными Китайскими авиалиниями — для нее это было очень страшно и дико. Но она втянулась, и вот уже который год мы путешествуем с друзьями, в основном вдвоем-втроем.

— Как вы составляете маршрут?
— Просто заранее покупаем билет. Определяем страну где-нибудь в середине года, и на этом пока все останавливается. А за неделю до поездки садимся и планируем, но очень примерно. Мы можем полететь, допустим, во Вьетнам, купив билет Екатеринбург — Ханой и обратно, а что мы там будем делать — не знаем. Если мы прилетаем днем, то ищем европейский район, где бэкпекеры останавливаются, такие есть в каждом крупном азиатском городе. Заселяемся в любую гостиницу и уже на месте определяемся, куда поедем дальше. Узнаем у местных, где лучше, потом едем на вокзал, и все.

— У тебя сформировались какие-то собственные правила для таких поездок? Например, не брать с собой дорогую технику или, наоборот, брать?
— В первом городе, в который мы въезжаем, находим гостиницу и оставляем все зимние вещи на хранение. Мы ездим в Новый год, поэтому с нами теплые ботинки и куртки. Всегда есть опасение, что они могут не сохраниться, потому что ты никакой договор с гостиницей не заключаешь, они говорят: «Ну, заплатите потом 20 долларов и заберете». И ты приезжаешь через 2–3 недели и не знаешь, что там с вещами. Правда, нас ни разу не обокрали. Бывало, чемодан отдадут потрепанный, поцарапанный, потому что у них все валяется. Нет нашего понимания аккуратности, особенно в Индии. Еще у них нет вопроса о санитарии, СЭС. Не всегда это хорошо, но, в принципе, живут люди, и ничего.

Из дорогой техники у меня всегда с собой нетбук и фотоаппарат. Собираясь, надо помнить, что могут ограбить или это может в воду упасть, к тому же на себе тащить много не хочется. Поэтому ездим с небольшим рюкзаком, где большую часть занимает косметика и легкие летние вещи.

Еще есть правило такое: приезжаешь в другую страну, в Дели например, и попадаешь в шум, все толкаются, пихаются, грязь, мусор, что-то тебе пытаются продать. Мы стараемся первый день провести так, чтобы обезопасить себя. Ну, например, можно взять такси и несколько часов ездить по городу, привыкать. Ты вроде как в машине привык и нормально себя чувствуешь. Тебя ничего уже не удивляет и не шокирует.

Мою подругу в первую поездку шокировало, когда китайцы в самолете играли в покер — со всего салона все сбежались, чуть ли не на наших креслах сидели. Для них нормально касаться друг друга, толкать, задевать. Это не вызывает отторжения или желания извиниться. Допустим, у нас никогда двое мужчин не пойдут по улице обнявшись, только если они перебрали, а там — всегда. Если мужчины друг другу руку на плечо положили и гуляют, это признак хорошей дружбы. Если они друг друга обнимают — тоже. Еще, допустим, мы в такси садимся, а там горит палочка ароматическая и окна закрыты — машина в дыму. Таксист утро с этого начинает, хочется ему так. Мы едем с принятием, иначе зачем в другую страну ехать?

— А по финансовой части?
— Это однозначно выходит дороже, чем ехать по путевке в какую-нибудь гостиницу в Гоа и там прожить 2 недели. Потому что мы всю страну объезжаем. Но если то же самое путешествие планировать с турфирмой, это будет раза в 2 дороже. Мы на месте имеем возможность сравнить гостиницы и выбрать подходящую по деньгам и по качеству. Ну, например, на месяц в Лаосе мне хватило 15 тысяч рублей, без самолета — там такие цены. Ели местную пищу, жили в нормальной гостинице. На Индию я около 100 тысяч потратила со всеми перелетами.

— Есть какие-то табу в таких путешествиях?
— Мы больше с европейцами общаемся, с местными стараемся не связываться, чтобы и им не мешать, и себе. У нас есть определенное правило по отношению к религии. Мы ездим по религиозным храмам и стараемся следовать всем правилам. Если нельзя входить, мы ни в коем случае не войдем, сфотографировать нельзя — мы ни в коем случае не достанем исподтишка фотоаппарат. Правила безопасности: если двое человек едут — один отдыхает, второй ни в коем случае в это время не спит. Ну, и таблетки от дизентерии всегда с собой, хотя, в принципе, ни разу не пригодились.

Некомфортная ситуация была всего один раз в Лаосе. Мы ездили на водопады купаться, я была в купальнике и сверху сарафан, а сарафан короткий. Так получилось, что помимо водопадов проехали еще по нескольким местам, и местные мальчики смеялись надо мной. Для них это было дико: во-первых, белая женщина, во-вторых, в коротком сарафане. Я поняла, что это ненормально. Нужно смотреть, как одеваются люди вокруг, и стараться обезопасить себя.

— Ты яркая блондинка, обычно привлекаешь внимание?
— Да. В Индии меня это раздражало, потому что они не просто смотрят, но и просятся сфотографироваться, дают ребенка подержать, потому что верят, что, если белый человек подержит их ребенка, у него будет счастье, а в следующей жизни он переродится в белого человека.

Даже в Мумбаи, в туристическом центре, мы на час задержались, потому что к нам подошла одна семья индийская, попросила сфотографироваться. Местные фотографы из серии «я сделаю фотографию и вышлю вам» тут же побежали, своих клиентов потащили. И нас просто не отпускали оттуда! Пока европейцы согласны, они быстренько в очередь выстраивались. Для них белый человек — просто полубог, потому что до этой жизни уже несколько жизней был человеком.

Все остальные — Лаос, Таиланд, Вьетнам — нет. Иногда подойдут, поговорят. Мне после Китая было удивительно, что в Таиланде очень доброжелательные люди. Если в Китае человек к тебе подходит, он хочет тебе что-то или продать, или предложить свою услугу. Если ты откажешься, будет агрессия. В Таиланде они могут просто подойти и спросить тебя, чем помочь, что тебе рассказать. Во Вьетнаме точно так же. Очень хорошо знают и любят Россию в азиатских странах, Лаос, Вьетнам, конечно, потому что мы помогали им в войне с Америкой, и очень плохо, если они принимают тебя за американца. Но когда начинаешь рассказывать, что ты из России, они сразу: «О, Россия», — причем не «Раша», а именно «Руссия». Они сразу вспоминают, кого знают из России — Шарапову Марию знают. В Лаосе нам прямо говорили: «Мы когда видим русских, благодарим. До нас очень редко русские доезжают». Как бы у нас сейчас ни говорили, что Советский Союз там экспансию устраивал, люди воспринимают это как помощь.

— А самый дикий регион, куда тебе удавалось забраться?
— Это было как раз в Лаосе. Чудо света — Долина кувшинов: огромные кувшины до 3 метров высотой выдолблены из камня. Предполагают, что это был какой-то торговый путь, им 2–3 тысячи лет, и никто не знает, зачем они.

А еще почему я в Азию все время езжу? Потому что страны, где развит буддизм, изначально более добрые, очень расположены к другим людям. Мне это ощущение нравится. Везде доброжелательность — подарки не дарили, но замуж звали. Сдружились со многими, общаемся по интернету, и с индусами, и с Вьетнамом, и с Китаем.

Было интересно, когда во Вьетнаме на Новый год мы три дня ночевали в гамаках, потому что приехали на остров Фукуок. Планировали, что 30 числа приедем и там отпразднуем Новый год. Приехали в ближайшую гостиницу, а там все занято. Ребята из Канады, парень с девушкой на ресепшене, сказали, что на острове нет мест. Мы не поверили. Часа три, наверное, колесили, наняв мопеды с водителями, объездили все: и дорогие, и недорогие и вообще все гостиницы — везде занято. В итоге нам местная тетушка, как в Сочи, в своем дворике повесила гамаки, и мы три дня там жили. Она пускала в душ и в туалет. Сочи просто отдыхают в этом плане.

Ночевали пару раз в аэропорту, потому что было страшно ехать искать гостиницу — как правило, они ночью закрыты. Это было в Ханое, и на нас странно смотрели люди, потому что там это не принято, но никто не выгнал. Еще есть автобусы-слипербасы: 2 полки на 2 человека, закрываются шторками. Внизу двое, вверху двое, если путешествуешь один, то к тебе может лечь какой-нибудь индус, потому что он купил место рядом, и вы вдвоем будете там спать.

На Востоке абсолютно расслабленное состояние, поэтому сбываются все мечты. Хотелось йогурта с фруктами, приходит официант, говорит: «У нас сегодня дежурное блюдо — йогурт с фруктами». Этим мне нравится. Это создает настроение, атмосферу отдыха в Азии, тут даже собаки дружелюбные.

В Гоа, например, нашли компанию, которая нас опекала. «Вы туда не ходите, потому что там наркотики». Другие предупреждали, что, если в Гоа вы идете в клуб, девушкам в бесплатные коктейли обязательно добавляют какой-нибудь наркотик. Не пейте их, покупайте максимум воду и пиво, чтобы при вас открыли, тогда все будет нормально.

— Языковой барьер не мешает?
— Там английский в основном. Во Вьетнаме есть люди, которые знают русский язык, потому что они в советское время учились в Белоруссии. В других странах русский практически не знают, и более того, мы ездим в те места, где нет русских туристов. Для меня это принципиально, потому что мне комфортнее там, где европейцы, они по-другому себя ведут.

В раскрученные для России туристические места, на Пхукет какой-нибудь, я никогда не поеду, потому что понимаю, что окажусь в Сочи.

Допустим, во Вьетнаме на остров Фукуок 4 января прилетел рейс из Москвы. Пляж заполнился кричащими людьми. «Маша, ты пойдешь на массаж?» — «Нет, я пойду пиво попью». До этого там все было тихо-спокойно. Европейцы если и веселились, то нисколько не мешая другим, а если мешали, извинялись. Мы через день оттуда сбежали. Нас иногда принимали за иностранцев. Есть стереотипы о поведении русского туриста за границей. Местные люди говорили: «Мы знаем, как они выглядят, вы на них не похожи». И это приятно, потому что стереотип этот плохой, его надо исправлять, вести себя нормально.

— А нормально — это как?
— Нормально — это не мешая другим. У европейцев, в принципе, это самое основное. Американцы выглядят, как наши: могут в растянутых футболках, слетающих шортах ходить, но при этом тоже мешать не будут. Новый год во Вьетнаме мы с немцами и вьетнамцами праздновали. Пошли по пляжу гулять и встретили компанию. Немцы издалека говорят: «Это русские». Мы к ним подошли — правда, это оказались две семьи из Москвы. С ними остались немцы, которые не знали русского, а русские не знали английского и немецкого, но они всю ночь разговаривали, друг друга понимали прекрасно.

— Были религиозно-исторические ожидания, которые нашли себе подтверждение?
— Наша последняя поездка в Индию получилась очень интересной. Это страна, где развивается теория заговора »10 против всего мира». Они выстроили религиозную систему для того, чтобы иметь власть и держать страну: там ограничение по интернету, сотовой связи, образованию. Это вполне современная страна, но кастовость у них сохраняется. В правительстве обязательно есть брахманы, и человек не может получить информации больше, чем положено его касте. Человек из низшей касты не будет изучать науки, только религию, особенно в деревнях. Как правило, школа у них — условная вещь. Они ходят к брахману и только у него учатся. Чтобы стать брахманом, надо жениться на дочери из семьи брахмана, и только когда у тебя родится сын, ты можешь уйти из семьи, пойти в храм служить, отслужив какое-то время, становишься брахманом. А если тебе женщина сына не рожает, отдаешь ее обратно в семью, и эта семья падает на класс ниже.

— Они имеют какое-то критическое мышление в отношении своей религии?
— Мы общались с современными молодыми людьми, индусами, которые живут в Австралии и в Англии, — они все равно носят на себе символ Ганеши, ходят в храм. Дань ли это моде или воспитание — я не знаю. У большинства это очень развито. Достаточно сказать, что на севере Индии в глухих деревнях до сих пор приносят в жертву детей-девочек кровавой богине войны Кали. И там же до сих пор сжигают женщин, чей муж умер. Когда Шиву убили, его жена вошла в костер и сгорела вместе с ним. До 1946 года вдова в Индии должна была войти в костер вслед за мужем, если она праведная женщина. Это экономически просто определялось, так как иначе она оставалась на попечении родни мужа, которая не была очень счастлива от этого. Затем этот закон отменили англичане, ввели за это уголовную ответственность для родственников мужа, но до сих пор это поверье живо в селах. У них есть каста неприкасаемых, которые, как правило, убирают улицы. Это те, у кого более темная кожа, как у африканцев, и они сами об этом знают.

Там каждый человек имеет право выбрать себе своего бога, и только ему одному поклоняться, ведь богов насчитывается более 360 тысяч. В округе Дели мы попали в храм Танцующего Кришны. Мы ходили наряду с местными людьми, подошел местный. Я пожертвовала храму 10 рупий, а он нарисовал нам на лбу точки, провел экскурсию по храму и взял для нас у Кришны пожертвование, цветы. Я их сохранила.

Есть уже и современные люди. Мы спрашивали у таксиста: «А где у вас женщины в Дели?». Там правда мало женщин на улицах. Он говорит: «Нет-нет, сходите в ночные клубы, вы увидите, что они и пьют, и курят, и в коротких юбках ходят». А так в фильме «Миллионер из трущоб» очень много правды, все это там есть. Очень много мусора, грязи и в то же время много ярких моментов культуры, невероятных архитектурных решений, люди яркие, красивые, нарядные.

— Было желание забраться в совсем отдаленные племена? Или это слишком рисково?
— Такое желание всегда есть, но для этого нужно понимать, зачем. Когда мне говорят: «Я хочу в Тибет, поговорить с ламой», — не понимаю — зачем? Если едешь, подготовься к тому, чтобы ему было о чем с тобой поговорить. То же самое в племена — зачем? Ради чего совершать серьезные и часто опасные вещи? У меня цель — отдохнуть, а отдыхать, как правило, лучше далеко от места своей работы, сменив окружение, атмосферу и себя. Плюс для меня всегда важно присутствие океана. Смотришь на море и понимаешь, что все — суета сует, а вот эта вот штука — вечная, оно стирает все проблемы, год заканчивается в хорошем состоянии и начинается. Как встретишь Новый год, так он и пройдет. Если мы всё путешествие каждый день были с новыми людьми, так год и проходил. Если переезжали с места на место — тоже.

— Хочется чего-то большего в отношении туризма? Заниматься им профессионально?
— В Индии много осевших русских, особенно в Гоа, мы таких встречали. Паспорта и билеты выкинули, но это не мой путь. Я бы с удовольствием пожила в одной из азиатских стран. Мне там комфортно и, может быть, когда-нибудь я сделаю это, но просто жить и ничем не заниматься — скучно. В Индии мы встретили девушку, которая приехала в Гоа и решила: «Это мое и я хочу здесь жить». Она открыла небольшую турфирму по обслуживанию бэкпекеров через ее сайт. Мне больше нравится заниматься делом, а потом поехать отдыхать, отвлечься от действительности и попасть на другую планету.

Внутренний фотобанк компании