Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Темный рыцарь: возрождение легенды. Бэтмен и Болотная

27 июля 2012, 01:00
Мы вернулись из «Титаник-Синема» с премьерного показа «Возрождения легенды» — фильма, завершающего трилогию Кристофера Нолана о человеке — летучей мыши.

Нолан совершил непозволительную ошибку. 4 года назад он выдал шедевр шедевров, живую классику, гениальное полотно, превзойти которое мало кому удастся. Включая самого Нолана.

Завершающий «Темный рыцарь» беднее сиквела во всем, кроме масштаба и поднимаемых проблем. И — да: здесь нет злодея, затмевающего протагониста и фактически выключающего его из повествования.

В остальном — фирменная нолановская структура, концепция, подход к работе — все на месте. Первую половину хочется спать, а зря. Без нее не понять кульминацию и развязку. Много диалогов, мало экшена. Масса философских сентенций и бытовой психологии. Но все это подано настолько качественно, что купленную колу вы вряд ли допьете до последнего слова, до поставленной точки.

«Бэтмен» у Нолана — это по-прежнему кино идей, мыслей, концепций и решений. Решений, которые герои принимают пусть и моментально, но в невыносимо сложной внутренней борьбе. «Бэтмен» Нолана — это по-прежнему не кино о супергероях.

Это, в первую очередь, социальная драма. кино о психологическом разломе и душевных травмах. Трагедии неформатного человека в обществе. И трагедии самого общества. О сильных лидерах с искореженной в детстве душой. И об интерполяции их комплексов на день сегодняшний. Кино об идеях, которые могут рушить целые города, и с помощью которых так легко овладевать толпой. Испытывая ее, проверяя на прочность. Выводя на Болотную.

Не ту, картонную, — с прибаутками, песнями и речами Юры-музыканта о равенстве и братстве. А ту, которая ведет прямиком в семнадцатый год, где равенство и братство превращаются в бей-круши-ломай буржуя, рви на части, мародерствуй. Кино об идеях, ведущих к революциям, порождающим своих Гитлеров.

Герои Нолана в этой связи не столько живые люди, сколько идеи, концепты, гештальты. Это Андрей Болконский, не нашедший свою Наташу Ростову; это Раскольников, ответивший безапелляционно: «Право имею». Например, уничтожить всех. Потому что травмирован душой и зол на целый свет. Такова убийственная, но несокрушимая мотивация главных героев.

Которых здесь по-прежнему добрый пяток. Но, в отличие от прошлого фильма, каждый из персонажей не лезет на первый план. У каждого персонажа своя функция, своя миссия и своя идея, которая вводится, сталкивается с идеями и прогнозами других героев. Сталкивается, чтобы победить или быть побежденной. Хотя правильных, победивших идей в фильме нет.

Да, к сожалению, еще здесь нет гениального Хита Леджера, столь страстно и проникновенно исполнившего роль психопата в «Темном рыцаре». Но есть другие психопаты, которые хоть и не выдерживают сравнения по накалу страсти в своей игре, но хороши по-своему. И Энн Хэтэуэй, и Том Харди, и блистательно-коварная Марион Котийяр.

По-прежнему в строю старая школа, включая бессменного Кристиана Бейла. Вокруг которого хоть и крутится основная нить повествования, но который в нем по-прежнему принимает только эпизодическое участие, появляясь в пиковые моменты как греческий «бог из машины» и доводя ситуацию до логического завершения.

Достойный финальный аккорд трилогии исполнил Майкл Кейн (Альфред), который произносит в фильме три умопомрачительных монолога и роняет две мужские слезы. На мой взгляд, лучшая роль второго плана.

Диалоги в последней части трилогии о «Бэтмене» затмевают и местами закрывают экшен. Который здесь, конечно же, есть. И он прекрасен. Нолан работает в духе старой школы, сводя к минимуму CGI-сцены, моделируя баталии на пленере.

В ход идут масштабные модели, «живые» декорации, пиротехника и старая-добрая режиссерско-операторская работа. Которая выполнена так, что глаз не оторвать. Размах сцен дополняет патетичная музыка Ганса Циммера, превращая происходящее на экране в эпичное полотно. Без цыганщины, пестроты и аляповатых ярких красок.

Потому, ради всего святого, не сравнивайте постреалистическую трилогию Нолана с готической сказкой Бёртона и гей-шапито Джоэля Шумахера. Они принципиально, концептуально разные и несравнимые. Дилогия Бёртона была шедевральна как готический комикс; дилогия Шумахера по-своему хороша как шутка юмора с торчащими резиновыми сосками и ягодицами Клуни.

Трилогия Нолана прекрасна как эпос о современных проблемах и вечных вопросах. И завершающий фильм бесподобен именно в этом контексте.

Единственное, что может испортить впечатление от просмотра, — это старания наших мастеров дубляжа. Бейн с глухой маской на пол-лица, говорящий, как диктор центрального телевидения образца 1979 года, — это за гранью. По возможности — смотреть в оригинале.

«Возрождение легенды» — совсем чуть-чуть менее гениален, чем прошлый фильм. Но вот вопрос: как, по какой математической формуле, высчитать это «чуть менее гениально»? Главное же, что шедевр. Потому мое мнение — смотреть непременно, вдумчиво и много раз.

За приглашение на премьерный показ благодарим кинотеатр «Титаник-Синема»

Фото: Warner Bros.