Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

На Урале на полном серьезе хотят строить туркластер имени Берии. Автор идеи объясняет, зачем это нужно

На Урале на полном серьезе хотят строить туркластер имени Берии. Автор идеи объясняет, зачем это нужно
Фото: коллаж 66.RU
Вице-президент общественной организации «Защита природы» и бывший советник мэра Екатеринбурга Вадим Аверьянов, выступивший с инициативой создать под Новоуральском «Берия Центр», признается, что пока у него нет ни готового проекта комплекса, ни средств на его строительство. Но Аверьянов уверен – музей, который должен стать основой развития своеобразного туристического кластера, построить вполне реально, деньги на него найдутся – ведь «Берия Центр» точно окупится и выведет Новоуральск на новый уровень в плане туризма, а также качественно изменит жизнь его горожан.

— Как давно у вас появилась идея создать «Берия Центр»?

— Она появилась лет пять назад. Но сначала это была идея создания музейно-туристического центра на месте бывшей базы отдыха «Веревкин угол» или законсервированного санатория «Зеленый мыс».

Мы с друзьями думали, что было бы неплохо оживить пространство на берегу Верх-Нейвинского водохранилища рядом с Новоуральском. И подумали, что было бы логично вернуть поближе к месту находки так называемого «Шигирского идола», который не вызывал, на наш взгляд, тогда ажиотажного интереса у екатеринбуржцев. Думали, как правильно подать эту идею, найти влиятельных лоббистов и инвесторов.

Параллельно с нами свой проект по оживлению побережья водохранилища разрабатывала компания «А&Б». Ее директор Дмитрий Антропов сделал очень подробный план создания оздоровительного центра на месте бывшего санатория «Весна». Проект получил название «Легенда». Под него нашли инвестора, но с началом пандемии последний охладел к проекту.

Фото: предоставлено 66.RU

Проект «Легенда»

Три года назад генеральный директор регионального фонда социальной и правовой поддержки ветеранов и сотрудников спецслужб «Благовест» Михаил Соколов пригласил меня работать пресс-аташе и продвигать идею размещения в Екатеринбурге Музея внешней разведки России им. Павла Фитина. Тогда создали рабочую группу в администрации города, этим вопросом активно занимались первый заместитель главы города Александр Ковальчик и заместитель по связям с общественностью Екатерина Кузёмка.

Вместе с ней и директором Музея истории Екатеринбурга Сергеем Каменским мы объехали несколько площадок в центре города. Пытались приспособить под Музей внешней разведки бывшую гостиницу «Исеть», пустующие площади типографии «Уральский рабочий», заброшенные помещения кинотеатра «Заря» (где бывал Павел Фитин) и так далее. Мы хотели успеть к 100-летию Службы внешней разведки РФ, но не получилось. Осуществлению этого проекта в 2020 году помешали пандемия и смена руководства Екатеринбурга. Однако вся проектная документация готова и ждет своего воплощения, необходимые разрешения от самой Службы внешней разведки и семей разведчиков получены.

В ходе работы Михаил Соколов свел меня с известным екатеринбургским общественным деятелем, автором идеи «У Победы наши лица» (которая затем и переросла во Всероссийское движение «Бессмертный полк») Александром Жихаревым. Александр Валентинович рассказал мне о проекте Екатеринбургского оргкомитета «Авангард» (который он возглавляет) по созданию в городе музейно-просветительского комплекса «Сила атома» как филиала выставочного центра «Росатома» на ВДНХ.

Есть письма о поддержке проекта в адрес руководства «Росатома» и Администрации Президента за подписью тогдашнего уральского полпреда Николая Цуканова и председателя УрО РАН, академика Валерия Чарушина, где сказано, что поскольку зарождение и развитие «атомного проекта» страны во многом связано с Уралом, предлагаемый проект будет гармонично дополнять темы атомной отрасли «Мирный атом» и «Ядерный щит СССР», представленные на ВДНХ.

Когда мы общались с Соколовым и Жихаревым, появилась идея объединить проекты в один. Мы транслировали ее Екатерине Кузёмке, и она предложила создать «Центр Национальной Гордости».

Мои предложения по присвоению этому центру имени Лаврентия Павловича Берии соратники назвали тогда преждевременными, но не отторгли их совсем. Но опять-таки у нас не срослось из-за пандемии и смены руководства в Екатеринбурге.

И вот в начале августа, в ходе общения с новоуральцами, у меня появилась мысль: а может, собрать все эти известные мне вышеперечисленные проекты вместе и создать единый музейно-туристический комплекс на берегах Верх-Нейвинского водохранилища? И назвать его «Берия Центр» в противовес Ельцин Центру?

Тем более что этот комплекс будет находиться на совершенно открытой территории. Не все понимают, что так называемые закрытые города состоят из двух частей: непосредственно города-крепости, обнесенного забором, и большой открытой прилегающей территории с горами, лесами, полями и озерами. Территория ЗАТО Новоуральск, например, тянется почти до Билимбая.

— Почему вы решили назвать комплекс именно в честь Лаврентия Берии?

— Кто больше всех сделал для осуществления глобальных проектов СССР: ядерного щита и мирного атома? Лаврентий Павлович Берия. Об этом и Курчатов говорил после его смерти.

Кто назначил Павла Фитина в 31 год начальником Внешней разведки СССР, без участия которой ядерный проект СССР не состоялся бы? Лаврентий Павлович Берия.

Кто дал приказ построить на берегу Верх-Нейвинского пруда закрытый город Свердловск-44 (ныне Новоуральск) и Уральский электрохимический комбинат? Лаврентий Павлович Берия.

Так как должен называться музейно-туристический кластер под Новоуральском, чьим именем? Именем Лаврентия Павловича Берии. Логично ведь!

— Но ведь Берия, мягко говоря, крайне неоднозначная личность и человек, который подписывал расстрельные списки.

— Эту мысль навязали всем, спасая свои шкуры, прежде всего Хрущев, Маленков и Булганин, когда убили Берию и свалили всю ответственность за репрессии на него. Очень удобно.

На самом деле Берия пришел [к власти] в конце 1938 года, а не в 1937 году. Он арестовывал Николая Ежова, который довел так называемые «чистки» до абсурда. Берия смог остановить этот беспредел. Домой вернулись сотни тысяч людей (в том числе, кстати, и мой дед), в строй вернулись десятки тысяч офицеров, в том числе и из комсостава. А в 1953 году была вторая амнистия Берии — на свободу вышли более миллиона человек. Это сделал не Хрущев, не Маленков, а Берия.

Еще раз подчеркну, что для Новоуральска роль Берии чрезвычайно важна: это человек, который имеет самое непосредственное отношение и к созданию ядерного щита СССР, и к проекту «Мирный атом», и к самой сильной в мире советской внешней разведке.

Я считаю, что, начав разговор о создании «Берия Центра», мы можем подтолкнуть процесс реабилитации этого человека, который был незаслуженно оболган кликой Хрущева по состряпанному ложному обвинению. Кто-то действительно до сих пор считает в нашей стране, что Берия вел антисоветскую деятельность, пытался ликвидировать советский строй и реставрировать капитализм? А ведь именно за это и за то, что он якобы «пытался в 1941 году войти в позорное соглашение с Гитлером о прекращении войны», он был расстрелян, по официальной версии. Полный абсурд написан в его обвинительном приговоре.

— Но помимо всех проектов, о которых вы говорите, Берия же, например, в сентябре 1937 года вместе с Маленковым и Микояном провел «чистку» партийной организации Армении и «большую чистку» в Грузии.

— Да если это и так, он тогда был не самым большим начальником, а подчиненным. И его могли убить, если бы он не выполнял приказы. Тот же Ежов мог легко состряпать против него и его соратников какое-нибудь «кавказское дело», например.

— Все-таки он был не последним человеком. С мая 1937 по август 1938 года занимал пост первого секретаря Тбилисского горкома КП (б) Грузии.

— История в Советском Союзе в то время, наверное, была чрезмерно жестокая. Но она была не такой жестокой, как в то же время в Китае, Японии или Германии, например. Перед СССР стоял очень непростой выбор: или пройти за 10 лет тот путь, который Запад прошел за 100, или навсегда погибнуть в противостоянии с Западом. С полным истреблением всего русского на огромной территории от Балтийского моря до Тихого океана.

С началом горбачевской перестройки и в ельцинские 90-е либеральные средства массовой информации настолько гипертрофированно преувеличили количество преступлений руководителей советской власти, что народ поверил в это, как верят сегодня американцы и англичане в то, что в повышении цен на газ виноват Путин.

Я же сам жил в СССР, жили мои родители, мои бабушки и дедушки. У нас очень большая семья, очень широкий круг друзей и знакомых. Ну нет среди них репрессированных. Один отсидел два года, другой полтора. Все вернулись домой живыми и здоровыми. Думаю, что необоснованные и обоснованные репрессии больше касались больших начальников в Москве, Ленинграде и других крупных городах, но они не были такими массовыми, как их описывали СМИ в 90-е и последующие годы, воспитав на этой лжи целые поколения людей.

— И все-таки, как вы собираетесь запускать процесс оправдания Берии, если этот год и история с возвращением барельефа Сталина наглядно показали, что общественность не готова мириться с такими персонажами?

— Какая общественность? Это чисто екатеринбургский синдром. Такой истории никогда бы не было в Саратове, Пскове или Твери, например. Такого не было бы в Нижнем Тагиле или в Новоуральске. Там совсем другая общественность. Рабочая.

— Вы так уверенно говорите о мнении людей. Вы проводили какие-нибудь опросы, чтобы узнать, хотят ли жители Новоуральска иметь «Берия Центр»?

— Да. С июля я работаю на выборах в местную думу, ежедневно общаюсь с десятками людей: рабочими, домохозяйками, пенсионерами, молодежью, руководителями предприятий. Как правило, мы говорим и о создании музейно-туристического комплекса на берегу нашего водохранилища под Новоуральском.

Ни один человек из всех указанных мною категорий не сказал, что возмущен или против того, что центр (а тему с развитием прилегающей к городу территории, как музейно-туристического кластера, я веду в местных пабликах и СМИ уже больше года) будет носить имя Берии.

Даже один из самых массовых пабликов в городе — «Типичный Новоуральск» — уже несколько лет имеет на своей основной странице «ВКонтакте» заставку с портретом Берии. То есть 20 тысяч новоуральцев начинают свой день и заканчивают его, глядя в глаза Лаврентию Павловичу.

Фото: скриншот страницы

Я живу в Новоуральске с 1984 года, дважды был здесь депутатом местной думы и могу точно сказать, что люди знают, что город построил Берия. Центральная улица носила его имя. Люди, которые жили здесь в 60-е, 70-е и 80-е, помнят, какой это был социалистический рай: в магазинах было абсолютно все и самого высокого качества, слово «дефицит» отсутствовало в обиходе. Люди на комбинате получали очень хорошие зарплаты. Да и приехали они строить и создавать этот город благодаря Берии, в результате тщательного отбора.

Заложенный при Берии кадровый резерв позволил Новоуральску проехать лихие 90-е как по маслу. Когда во всей стране была полная разруха, в Новоуральске был строительный бум, в городе ходили бесплатные автобусы и по инерции продолжали выдавать бесплатные квартиры. Появился инвестиционный фонд, который составляет сегодня 1,5 млрд рублей.

Есть у нас в городе три человека, либеральных навсегда, которым под 70 лет. Вот они могут выйти в одиночные пикеты против такого центра на полчаса. Остальных название музейно-туристического кластера имени Берии не смутит, и даже наоборот, будет восприниматься как дань уважения к создателю города.

— А вы не рассматривали вариант создания «Берия Центра» в Екатеринбурге? Все-таки здесь людей больше приезжает и попасть сюда проще.

— Рассматривали, и об этом мы говорили выше. Сейчас пришло время — пандемия, спецоперация, новые льготные условия кредитования инфраструктурных и туристических проектов позволяют сегодня вернуться к созданию большого музейно-туристического кластера на Урале. Необходимо вновь, с учетом новых обстоятельств, встречаться с коллегами и обсуждать вопрос. И по месту, и по названию.

Но я считаю, что в Екатеринбурге такой проект не пойдет. Пусть в Екатеринбурге будет Ельцин Центр, а у нас будет «Берия Центр». Мы не соревнуемся. Просто в этих городах очень разный менталитет.

— То есть у «Берия Центра» нет цели стать заменой Ельцин Центру? Какое у вас отношение к президентскому центру в Екатеринбурге?

— Я считаю, что его нужно реформировать в плане именно музейной части. Считаю, что там необходимо показывать правду о жизни в СССР и о значении СССР для развития во всем мире. Сейчас же там, начиная с мультика с общим историческим обзором, все искажено до безобразия. Детям показывают страшную-ужасную историю России, Советского Союза и белого и пушистого Бориса Николаевича. А это не соответствует действительности. Там сегодня, по сути, филиал западной империи лжи. И это рядом со зданиями правительства и Законодательного собрания Свердловской области. Слишком символично и нехорошо.

Хотя я считаю, что Ельцина можно уважать за две вещи: за то, что он попросил прощения у россиян за свои ошибки, и за то, что привел Путина к власти. Но за то, что произошло в Беловежской пуще, — нет. Он и руководители Украины и Белоруссии развалили великую страну, что привело к печальным и кровавым последствиям. То, что происходило и происходит сейчас на Кавказе, в Молдавии, на Украине, в Казахстане, в Прибалтике, — это результат подписания смертного приговора СССР в Беловежской пуще. А сколько людей потеряли в России и во всех этих разбежавшихся республиках работу, деньги, жилище, ориентиры в жизни и тихо умерли от голода, тоски и стыда — вообще никто не считал и не сосчитает.

— Вы выше сказали, что центр предполагается разместить под Новоуральском. Где конкретно?

— Более всего для строительства этого комплекса подходит место бывшей базы отдыха «Веревкин угол». Сейчас там все равно пустошь, а коттеджи строить нельзя. Конечно, при наличии доброй воли со стороны собственника (ООО «Корвет»), на основании договора с ним, используя уже подготовленную им инфраструктуру (газовая котельная, централизованная канализация, электричество). Если с руководством «Корвета» договориться не удастся, место под строительство комплекса можно выбрать между Зеленым мысом и Домиком рыбака. Туристическую инфраструктуру там создавать не запрещено.

Фото: предоставлено 66.RU

— Что вообще будет представлять собой «Берия Центр» и почему люди должны будут захотеть поехать сюда за несколько десятков километров от Екатеринбурга?

— Здесь будет развито несколько направлений: историко-краеведческое, военно-патриотическое, туристическое и спортивно-оздоровительное. Помимо вышеперечисленных музеев, можно будет сюда вывезти экспозицию городского и комбинатовского музеев — они у нас шикарные, но их никто не видит. Ну и непосредственно Музей Лаврентия Павловича Берии, конечно.

У нас здесь живописнейшие места. Хочешь — по грибы иди, хочешь — рыбу лови, хочешь — на яхте под парусом ходи. В самом Новоуральске есть горнолыжная трасса, и туда можно сделать туристические пропуска на автобусы для организованного проезда гостей.

Конечно, создание центра и привлечение туристов спровоцируют интерес индивидуальных предпринимателей, которые смогут на его территории и рядом с ним открывать гостиницы, киноконцертные и конференц-залы, бассейны и фитнес-центры, кафе и рестораны и прочие элементы комфорта индустрии отдыха и развлечений.

Также уверен, что можно решить вопрос с проездом туристических автобусов из района Зеленого мыса через город по спецпропускам в музеи Невьянска, Нижнего и Верхнего Тагила, на Семь Братьев, в конный клуб «Каприоль», на Шигирские прииски и т. д.

Кроме того, «Берия Центр» может стать жирной точкой на туристической карте области и частью значимого маршрута из Екатеринбурга через Ганину Яму в Невьянск. К тому же рядом, на территории бывшего санатория «Зеленый мыс», уже строит свой комплекс компания «Баден-Баден». Рядом построена база училища олимпийского резерва. Тут же биатлонный комплекс, который не слишком сложно восстановить до современных требований.

Так что, как видите, здесь может быть очень интересно, и цель создания центра в том, чтобы человек мог сюда приехать и остаться на несколько дней. В частности, я вижу огромный потенциал для китайского «красного туризма». Думаю, мало кто представляет, сколько миллионов человек в КНР знают о Берии и хотели бы узнать о нем больше.

В первую очередь, как новоуралец, я очень хочу, чтобы благодаря созданию инфраструктуры и появлению рабочих мест мой родной город стал более интересным для молодежи, которая сейчас из него активно уезжает. В Екатеринбурге мало кто знает, что всего в 50 км от города есть «Большой клубный дом Новоуральск», где лучшие в области детские сады и школы, спортивные базы, художественные и музыкальные школы, театр, а шикарные квартиры (более тысячи в моменте) стоят копейки. Наличие рядом с городом еще и музейно-туристического, спортивно-развлекательного кластера могло бы дополнительно привлечь в город поток фрилансеров из того же Екатеринбурга и других городов области.

— По вашей задумке, «Берия Центр» — очень сложный, комплексный проект. Сколько средств необходимо, чтобы реализовать этот проект?

— Честно говоря, никто не делал еще конкретную оценку. Но, по моему мнению, именно сейчас подходящий момент для такой инициативы. В Послании Федеральному Собранию в апреле 2021 года Владимир Путин объявил, что «открыта программа льготных кредитов на строительство и реконструкцию гостиниц и другой туристической инфраструктуры. Ставка по таким кредитам рассчитана на 15 лет и будет составлять 3–5%». Тогда же в Правительстве РФ заработал принципиально новый инструмент развития территорий — началась выдача субъектам Федерации инфраструктурных бюджетных кредитов по ставке не более трех процентов годовых сроком погашения 15 лет.

Поэтому мы могли бы воспользоваться этими условиями, в частности, не только развить туристический проект, но и улучшить инфраструктуру — например, расширить дорогу от Серовского тракта до строящегося на месте санатория «Зеленый мыс» «Баден-Бадена» или построить путепровод вдоль города, прямо над берегом водохранилища, чтобы не нужно было заезжать в закрытый Новоуральск.

Проект действительно масштабный, поэтому тут нужно несколько крупных ответственных игроков. В прошлом году я рассказывал про «Берия Центр» Андрею Симановскому (владелец «Сима-ленда», — прим. ред.), но он тогда сказал, что такой проект ему в одиночку не потянуть.

— Когда вы планируете запустить этот центр? Все-таки кажется, что сейчас на фоне происходящих событий все средства направлены на другие цели и всем немного не до туристических проектов.

— Я не инвестор, я не могу планировать. Когда идея овладеет массами и станет материальной — зависит от множества факторов. Но кризис — это не только время потерь, но и время больших возможностей. Знаю несколько довольно крупных предпринимателей, которые думают, куда вложить сейчас свои деньги.

Но прежде всего здесь важно политическое решение. И главную роль играет воля «Росатома», так как это его земля и ни один кирпич здесь не ляжет без согласования. Есть Закон о закрытых административно-территориальных образованиях, согласно которому, чтобы что-то построить на территории ЗАТО (а большая часть таких территорий никаким забором не обнесена), нужно получить разрешение в «Росатоме», ФСБ и в местном муниципалитете. Поэтому все зависит от этих трех структур.

Но если взять самые хорошие расклады, то в целом на проектирование, поиск инвесторов и строительство, думаю, хватит семи–десяти лет. Если будет политическая воля, то построят быстро. Это все-таки не объекты Олимпиады в Сочи.

— Инициативу в публичном поле уже поддержали депутаты Государственной думы Анатолий Вассерман и Андрей Альшевских. Как вы думаете, это поможет быстрее принять необходимое политическое решение?

— Возможно. Идея ушла в ноосферу и начала овладевать массами через лидеров общественного мнения. Но ее материальное воплощение в прямой зависимости от воли руководства «Росатома» и Администрации Президента. Ну, а по переносу в будущий туристический кластер под Новоуральском музея «Шигирская кладовая» решение, конечно, за губернатором и Минобрнауки.