Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

В гостях у странных людей. Спецкор 66.ru вместе с уфологом ищет убийц группы Дятлова

16 сентября 2016, 12:52
В гостях у странных людей. Спецкор 66.ru вместе с уфологом ищет убийц группы Дятлова
Фото: Ольга Татарникова для 66.ru
Наша журналистка отправилась в экспедицию на два дня. Пришельцам руку она не пожала, но встретила людей, которые посвящают свою жизнь поиску аномального, убежала от волков и увидела загадочные вспышки над осенним Уралом.

Рано утром у моего подъезда приземляется серебристая «семерка». Из нее на землю выходит уфолог Алексей Мартин, лысый мужчина лет 40, основатель музея непознанного в Екатеринбурге.

— Привет, давай на ты.

Несколько месяцев назад он пообещал взять меня в аномальную экспедицию. И сегодня мы едем за 500 км от Екатеринбурга на самый север Свердловской области. Там несколько лет назад видели таинственное явление, которое якобы связано с трагической гибелью туристов на перевале Дятлова. Подробнее Мартин не объясняет: «Познакомлю тебя с очевидцем, он лучше меня расскажет».

Охотники за НЛО

Дорога до Североуральска занимает шесть часов. За это время Мартин успевает рассказать свою историю: как молодого политолога отправили воевать в Чечню, как он впервые увидел летающую тарелку над Екатеринбургом, как начал изучать эту тему и нашел единомышленников, как наладил связь с очевидцами и открыл филиал русской уфологической станции…

— Уфология — это про инопланетян?
— Традиционно уфо — это исследование НЛО. Я бы назвал себя и своих товарищей не уфологами, а исследователями аномального. Хотя называйте как хотите — нам все равно.

— В Екатеринбурге вас много?
— Костяк — человек десять, остальные то приходят, то уходят. Ты же понимаешь, здесь денег не платят, человеку приходится жертвовать временем и деньгами ради интереса.

— А чтобы стать уфологом, надо самому инопланетян увидеть?
— Чаще всего люди сталкиваются с неизведанным, а потом им хочется заняться изучением. Среди нас в основном мужчины разного возраста, от 25 до 55 лет. Такие люди, которые любят походную жизнь, кто не побоится провести холодную ночь в лесу, стуча зубами. В Екатеринбурге мы обычно раз в месяц встречались в библиотеке Герцена, проводили конференции. Когда-то по 60 человек собиралось. А теперь нас меньше стало. Я считаю, в этом виновато телевидение, которое перекормило народ информацией об аномальном.

— Вы хотите доказать всему миру, что пришельцы существуют?
— Всегда будут скептики. Даже если мы положим к их ногам труп пришельца — скажут, что подделка. Люди неверующие останутся всегда. Поэтому главное — доказать себе, что рядом есть нечеловеческие феномены.

— Многие видели НЛО?
— Миллионы! Но люди не хотят говорить о том, чего не понимают. Или они видят что-то аномальное — и сразу забывают. Мозг не хранит ненужную информацию, которая в жизни никак не пригодится.

— Кто-то умалчивает о том, что видел НЛО?
— Да, особенно военные. У них подписка о неразглашении, им просто нельзя ничего рассказывать. А если начнут говорить — придут несколько человек в штатском и «попросят» закрыть рот. Хотя как-то мой знакомый военный пенсионер признавался, что во время службы над его объектом с атомным оружием зависла летающая тарелка, отключила все электричество, всю связь. Мол, хотела силу продемонстрировать. А когда улетела — все заработало. И таких историй множество.

— Где больше всего аномальных явлений на Урале?
— На севере. Там очень специфический ландшафт. Кроме того, неизвестные объекты часто замечают над аэропортами.

— Можно ли на аномальном заработать?
— Это не способ заработка. Я дополнительно занимаюсь тем, что вожу группы в разные зоны. Но это всего лишь компенсация бензина и времени, которое я трачу. Коммерциализация здесь неинтересна. Если ты начнешь водить людей за деньги, ты потеряешь связь с аномалиями, а это самое интересное. Для меня непознанное — самое важное.

В Черемухово (Североуральский район) в машину подсаживается высокий мужчина. Юрий Якимов — и есть тот самый свидетель, который видел НЛО. Он сразу же протягивает мне папку с ксерокопиями газет и своими публикациями. Юрий всю жизнь проработал горным мастером и аномальное явление тоже видел на службе. Рассказал об этом коллегам, но большинство не поверили. Настаивать на своем мастер не стал — ему приходилось работать с взрывными веществами, поэтому рассказывать начальству о странностях на карьере было опасно.

Мы едем к Юрию домой. О том, что пенсионер занимается изучением НЛО, можно догадаться только по картине с изображением Солнечной системы, которая висит над обеденным столом. Уфологом Юрий себя не считает, потому что интересуется только той аномальщиной, которая творится у него в районе.

Юрий расстилает на столе карту Свердловской области. На ней три точки образуют треугольник. Эти точки — места, где происходили странные вещи. Одна — перевал Дятлова, вторая — место в заповеднике «Денежкин камень», третья — закрытый бокситовый карьер, где когда-то работал сам Юрий. Именно там в 2002 г. происходили странности, которые круто изменили жизнь горного мастера. После этого случая он стал известен как автор теории НЛО, которое погубило дятловцев.

Здесь летали «убивающие агрегаты»

Мартин анонсирует мне план: едем на карьер, где Юрий покажет и расскажет, что все-таки произошло; потом мы разбиваем на месте лагерь и будем всю ночь наблюдать за тем, что происходит в этой местности по ночам; а завтра встретимся еще с одним свидетелем НЛО, который живет в соседней деревне, и запишем его показания.

Несмотря на то что карьер давно не действует и частично засыпан, дорога до него не выглядит заброшеной. Серебристая «семерка» боится глубоких луж, поэтому мы оставляем машину и идем до карьера пешком. По дороге Юрий начинает рассказывать свою историю:

— В сентябре 2002 г. я был горным мастером на этих рудниках. В ночную смену, когда работы не велись, я приехал сюда, чтобы осмотреть оборудование. Меня высадили у дороги, и я так же, как мы сейчас, шел пешком до трансформатора, чтобы осветить рудник.

Было 11 часов вечера. Темно, вокруг ни души. Я подхожу к карьеру и вижу, что откос породного отвала освещается белым светом. Будто кто-то раскачал машину и огни по вертикали сканируют отвал. Как только я заметил это, свет сразу же переключился в мою сторону. Никаких звуков при этом не было. Я подумал, что это хулиганы, побежал к трансформатору, чтобы стало светло. Вдруг от источника света на меня начали двигаться какие-то фонари. Раскачиваясь, через лес они подлетали ко мне. Я отвел глаза от фонарей — и они остановились! Я понял, что это не воры.

Источник света и эти фонари явно реагировали на мой взгляд. Проверил несколько раз, и действительно: когда я смотрел в сторону света — он шел на меня, когда отводил глаза или отворачивался — свет снова переходил на карьер. Чертовщина какая-то. Я испугался и решил вернуться к дороге, чтобы не испытывать судьбу. Потом я возвращался в карьер днем, чтобы проверить, всё ли в порядке. Но никаких следов не было: ни колеи машины, которая так ярко могла освещать рудник, ни вообще никаких свидетельств, что ночью тут что-то происходило. И кому бы я ни рассказывал про световой агрегат — все считали, что мне почудилось, померещилось. Но я-то знал, что это происходило на самом деле и что ночью над карьером был свет, который реагировал на взгляд!

Может, я бы и забыл про эту историю, если бы через две недели не увидел заметку в газете: инспектор охраны заповедника «Денежкин камень», который находится в 50 км от моего карьера, видел точно такие же огни и приближающиеся фонари, которые реагировали на взгляд человека.

Спустя некоторое время я посмотрел передачу про туристическую группу Дятлова, которая погибла в 1959 г. недалеко от наших мест, и подумал: а вдруг эти ребята увидели то же самое, что и я, только их встреча закончилась по-другому. Начал искать материалы в библиотеках и газетах, восстановил события, сопоставил со своим случаем — и понял, как все могло быть.

Ребята тоже увидели такие огни!

Первым свет замечает дежурный, к нему подлетают фонари, но он не отводит глаза, и по нему ударяет точечная ударная волна в висок. Двое выбегают из палатки, пытаются затащить товарища внутрь. Ударная волна, нацелившись, бьет и по ним.

Последний кадр, сделанный на камеру дятловцев.

В палатке паника. Кто-то разрезает ее изнутри, и ребята, не успев одеться, выбегают на мороз, захватив с собой дежурного без сознания. Они добегают до кедра, относят раненых подальше, к ручью. Хотят разжечь костер, но боятся: вдруг убивающие огни вновь вернутся. Один залезает на дерево, чтобы посмотреть, исчезли ли огни, но падает.

Когда свет исчезает, трое пытаются доползти до палатки, а двое разводят сигнальный костер. В итоге все погибают от обморожения.

Последним выжившим остается тот, кто присматривал за ранеными у ручья. Он возвращается к сигнальному костру, видит погибших товарищей, срезает с них одежду и пытается укрыть ею раненую девушку. Но она, скорее всего, уже была мертва.

Через некоторое время насмерть замерзает и последний.

Загадочные вспышки

Сейчас место, куда, по словам Якимова, прилетало НЛО, выглядит как обычная развилка. С одной стороны лес, с другой — кусты. Но после таких рассказов стоять тут жутковато. Мартин одергивает меня и показывает навигатор.

— Смотри. Он карту не загружает. Спутники ловит, но карты нет. Рельефа не видно. Я с этим навигатором во всех походах бывал, на перевал Дятлова с ним поднимался — и ни разу он меня не подводил. Очень странно...

Я достаю айфон и открываю навигатор. Мое оборудование меня не подводит.

Темнеет. Юрий уезжает обратно домой. Мы ставим лагерь на краю карьера, в 50 м от того места, где висело НЛО. Обычная полянка, вокруг немного мусора. Как обычные туристы, мы раскладываем палатку, переодеваемся в теплую одежду и перекусываем бутербродами. Мартин пытается развести костер, но у него долго ничего не получается — мокрые ветки не хотят разгораться. Он кипятит воду на горелке, и мы пьем горячий чай.

— Тебе не бывает в таких местах жутко?
— Холодок иногда по коже пробегает, адреналин поднимается. Но несмотря на страх, все равно манит. Я уже не остановлюсь.

— В кого, кроме инопланетян, ты веришь?
— Есть снежный человек, и без него на Урале никуда. Вернее, правильно называть его лесным человеком, потому что окрас у него не белый, а черно-коричневый. Это полузверь-получеловек, ростом три-четыре метра, с очень выразительными глазами. Для людей он не опасен, хотя может напугать или закидать камнями — так он выгоняет чужаков со своей территории.

Лесных существ надо опасаться. Например, лешака — даже слово пугающее. Он ничего хорошего не несет. В лучшем случае тебя выгонит, а может закрутить, заблудить и заколбасить. Еще есть водяные, кикиморы, мавки…

— Мавки?
— Мавки похожи на эльфов, такая маленькая лесная нечисть. Все мои рассказы — не байки, а реальные истории. А если я начну выдумывать сказки про русалок — грош мне цена.

— Подожди. А где грань? Почему русалок нет — а эльфы есть?
— Ну, про русалок — маловероятна такая форма жизни... Есть явления, которые можно зафиксировать на прибор, на камеру или на диктофон. Или если одно явление группа людей наблюдала. Массовой галлюцинации же не бывает. А когда приходит один человек и говорит: «Я вступал в контакт с инопланетянами, и они увозили меня на другую планету», — это чушь. Нет доказательств.

— Как ты исследуешь аномальное? Какими приборами для этого можно пользоваться?
— Лучший способ — это биорамки. Это Г-образные куски проволоки, которые вращаются в особо активных местах. Я когда их первый раз в руки взял — они начали сами крутиться, помимо моей воли. Заметил, когда начинаю о важном думать — вращение ускоряется. Думаю о чепухе — останавливаются. Еще можно радиацию замерить или электротестером проверить предмет на токи.

— Государство знает про инопланетян и скрывает это?
— У нас государство много десятилетий собирает о них информацию. В советское время было две программы — «Сетка» и «Горизонт», где работали ученые и военные. Шел постоянный сбор информации. Я уверен, что он идет до сих пор, мы просто об этом не знаем.

У меня всегда была мечта, чтобы ко мне пришли особые службы и сказали: «Давай ты будешь заниматься тем же, но от нас. На тебе форму, погоны и секретность». Я бы пошел. Тут уже не важно, в какой организации ты работаешь. Важно, что ты занимаешься тем, что для человечества имеет большой смысл. Правда, пока не зовут никуда, вот сижу и жду.

— Как ты считаешь, пришельцы враждебны к людям?
— Они нейтральны, но могут и не испытывать особо добрых чувств. Мы же знаем, что человечество собой представляет. Мы агрессивные и жадные, большая часть населения откровенно тупая. Какой смысл вступать с нами в контакт и передавать технологии?

— Ты бы хотел сам их встретить?
— Да.

— Не страшно?
— Вот я тебе нарисую картину, а ты скажи, страшно или нет... Поляна в лесу. Впереди четыре четырехметровых тела. Длинные, вытянутые тела и руки. Они просто стоят и смотрят. Видны только фигуры. Что будет дальше? Они нападут? Исчезнут? Каждая следующая секунда — непознанная.

— И что бы ты сделал, если бы оказался на этой поляне?
— Я бы стоял и смотрел. И ждал. Это же они к нам пришли.

Я сижу лицом к еле тлеющему костру. Позади карьер. Я представляю, как длинная фигура появляется за спиной и кладет мне тонкую руку на плечо...

— Не боись. Пойдем уже на локацию, посмотрим, что там творится.

Внутри меня все опускается. Я медленно поднимаюсь, понимая, что идти все равно придется. Прошу Мартина включить фонарь. Он до этого говорил, что светом лучше не злоупотреблять. Запинаясь о булыжники, мы двигаемся в сторону развилки.

На месте, где летало НЛО, я почти не шевелюсь. Удивительно, но в лесу нет ни единого звука. Тишина такая, что слышен звон лампы в фонаре.

— Давай уйдем отсюда, пожалуйста.

— Да, мне тоже здесь как-то некомфортно, чувствуется, что мы здесь чужие.

Разворачиваемся. Я не поднимаю глаз от подсвеченного кусочка дороги. Вдруг краем глаза замечаю вспышку у лагеря. Убеждаю себя, что это просто отсвет фонаря.

— Ты видела это?!

— Да.

Вглядываюсь в темноту — и снова вижу вспышку. Она уже над нашим лагерем, где-то на уровне деревьев. Будто кто-то включил и выключил фонарь. И еще раз.

Мне резко расхотелось возвращаться к палатке. Мартин настаивает и тянет меня за руку.

Когда мы дошли до лагеря, я решила бороться со страхом сном. Забралась в палатку, укуталась в спальник, на глаза — повязку и беруши в уши. Но уснуть долго не могла. Даже когда в соседний спальник залез Мартин, я слышала шорохи и странные звуки...

А утром мы нашли следы.

— Я почти всю ночь не спал. Слышал, как звери подходили вплотную прямо к стенам. Я подумал, что это были кабаны или волки. Но вряд ли кабаны — хрюканья не было. Может, это были росомахи.

У края палатки действительно были круглые отпечатки. Мне показалось, что были видны подушечки, поэтому мы решили, что ночью вокруг нас гуляли волки, и быстро начали собираться в обратный путь. На сегодня у нас запланирована встреча с еще одним свидетелем — инспектором заповедника «Денежкин камень» Валентином Рудковским.

Еще один свидетель

Валентин Степанович рассказал нам, как в 2002 г., примерно в то же время, что и Якимов, видел летающие объекты у себя в заповеднике: «Около десяти часов вечера я развел костер и собрался переночевать. Но неожиданно увидел полосу света будто от прожектора, которая просвечивала лес на километр. Вдруг рядом с источником появились фонари, которые начали быстро приближаться ко мне, когда я на них смотрел. Я подумал, что это кто-то балуется и хочет меня напугать. Взял ружье и пошел навстречу. Вдруг понял, что, если бы это люди пробирались через лес, было бы слышно. А тишина стояла полная. В 50 м от фонарей я понял, что происходит что-то не то. Фонари приближались и ослепляли. Я лег на землю и закрыл глаза. Полежал так полтора часа. Когда снова поднялся, фонари уже были в другой стороне. Я вернулся к костру, несмотря на свет. Как вдруг услышал резкий треск, как от разряда электричества, и огни повсюду погасли. Когда рассвело, я пошел осмотреть то место, где были огни, там не оказалось никаких следов».

Пока инспектор рассказывал свою историю, Мартин записывал всё на видео и задавал уточняющие вопросы. После этого рассказа Рудковский поведал о других странных случаях в заповеднике: как один опытный охотник убежал в нижнем белье из машины и замерз, как он видел круги на песке, как другие странные световые явления происходили в лесу...

Мартин все тщательно записывал, отмечал координаты аномалий. А в конце разговора они с Якимовым и Рудковским пришли к одному мнению: нужно отправиться следующим летом на территорию заповедника, чтобы побывать на всех аномальных местах. Меня позвали с собой, но я отказалась.

— Откладывать нельзя. Нужно ехать! А то сидим в городе и ерундой какой-то занимаемся.

Фото: Ольга Татарникова; 66.RU