26 июня 2013, 19:41

Свердловская полиция учит журналиста The Washington Post делать новости

Пресс-служба областного полицейского главка отреагировала на статью об Аксане Пановой, опубликованную в американской газете.

На сайте ГУ МВД по Свердловской области появилось обращение к журналисту The Washington Post Уильяму Ингланду, который опубликовал статью об Аксане Пановой. Свердловская полиция заявляет, что готова ответить на любые вопросы корреспондента об уголовном деле, хотя он не спешит воспользоваться их помощью.

Обращение к американскому корреспонденту написано в лучших традициях советских обличающих статей.

Пресс-служба ГУ МВД по Свердловской области:

— Господин Ингланд! Полиция Свердловской области с интересом следила за Вашим диалогом с представителем уральского СМИ, в котором Вы не ответили на большую часть вопросов, заданных журналистом о том, в каких условиях Вами готовилась публикация «Head of Russian news website faces prison», а также о том, по каким причинам Вы, лауреат Пулитцеровской премии и постоянный корреспондент «Вашингтон Пост» в Москве, не сочли возможным обратиться за комментарием к полиции и к губернатору Свердловской области, ограничившись общением с представителями интересов госпожи Пановой, обвиняемой в вымогательстве, мошенничестве и злоупотреблении полномочиями.

Обращение продублировано на английском языке, и, надо сказать, это вызывает некоторое недоумение.

Обращение к американскому журналисту написано на так называемом «рунглише»: грамматика и пунктуация соответствуют, скорее, русскому языку

Ошибки в английском тексте видны любому, кто закончил хотя бы 7-й класс средней школы. Бросается в глаза вольное обращение с заглавными буквами и артиклями (скажем, «ural» написано с маленькой буквы, «You» — наоборот, с большой, а в названии американской газеты пропал артикль и большая буква в слове «Post»). С неправильными глаголами тоже все слегка неправильно: слово «продала» переведено как «selled» вместо «sold». Условные выражения, такие как «уполномочена заявить», просто скопированы из программ-переводчиков и грамматически никак не соотносятся с остальными словами в предложениях.

Особенно забавно, что свердловская полиция считает «мисс Панову» неживым предметом: «Panova, which is now accused in extortion»

Американскому журналисту предлагают связаться с полицией Свердловской области, но вот как это сделать — не разъясняется. В обращении не указаны ни телефоны, ни адрес, ни даже электронная почта. Единственный телефон, который виден на этой странице, — это номер центра «Урал без наркотиков». Найти контакты, конечно, можно, но вот беда: английской версии у сайта нет, а первый телефон, который мистер Ингланд увидит в разделе «Контакты», — это номер телефона доверия УМВД России по городу Екатеринбургу (343) 222–00–02.

Сегодня znak.com написал, что о деле Аксаны Пановой рассказал немецкий телеканал. Очевидно, теперь от свердловской полиции стоит ждать релизов на языке Гете. Фото: Антон Буценко, архив 66.ru

Аксана Панова, шеф-редактор Znak.com (из поста в Facebook):

— Впервые в жизни пресс-релиз свердловской полиции вышел на английском (!) языке. С испугу заговорили. И обращение ко мне сменили, вместо обычных «обвиняемая» и «гражданка Панова», исключительно — Mrs. Panova. Позвонил Уильям (Уильям Ингланд. — Прим. ред.), говорит, русские полицейские позорятся, пытаются на сайте TWP анонимные комменты, сделанные автопереводчиком, выставлять. Выглядит нелепо.

Чтобы получать лучшие материалы дня, недели, месяца, подписывайтесь на наш канал. Здесь мы добавляем смысла каждой новости.