Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Краткий дневник туриста, который приехал в Казахстан работать и отдыхать, а оказался на гражданской войне

Краткий дневник туриста, который приехал в Казахстан работать и отдыхать, а оказался на гражданской войне
Фото: Анна Коваленко, 66.RU
Совладелец контент-бюро «Ишь, Миш!» Михаил Пономаренко рассказал о том, каково это — приехать с женой в Алма-Ату по делам с надеждой успеть отдохнуть, но оказаться в эпицентре протестов без связи с родными, а после улететь обратно в Екатеринбург на военном самолете.

— В ночь с 4-го на 5-е мы с прекрасной Светланой Анпилоговой прилетаем в Алма-Ату. «Тут митинг, поэтому связь может глючить», — пишет нам Айна, у которой мы снимаем квартиру. Мы выходим в аэропорту, нет связи, стоят солдаты.

— Таксист, что везет нас за 10 000 ₸ при обычной цене в 3000 ₸ жалуется, что цены на бензин и газ (на нем многие машины ездят) выросли в 2 раза. «Людей это взбесило, мы ничего не получаем от продаж газа, нефти, а цены только растут».

— Как в «Вавилоне» Алехандро Гонсалеса Иньярриту, мы попадаем в водоворот. Живем на Шевченко — Сейфуллина, это исторический центр. Рукой подать от правительственных зданий. Ночью грохот, крики, люди скандируют лозунги, стрельба. Гудят машины без номеров. Люди несут огромный флаг Казахстана. Мы сидим в квартире и, пока есть интернет, покупаем билеты в Россию на 7 января.

— Через пару часов как мы прилетели, аэропорт громят протестующие. Рейсов нет, пишет нам Айна, пока есть интернет, уже только через прокси, «закупайтесь продуктами, вы застряли».

— 5 января мы успеваем встретиться с Андреем Табакаевым. И даже прогуляться по городу. После наши вылазки или в магазин на 1-м этаже, или Андрей нас забирает на машине. Как в «Вавилоне», местные нам очень помогают — так у нас появилась sim-карта.

— Аэропорт не работает. Думаем ухать до Бишкека (300 км), но опасно, черт его знает, что там на трассе. Вроде как AirAstana полетит с 9 января. Ну ок, думаем, долетим до Астаны хотя бы и оттуда в Москву. Но нет, ничего не летает…

— Няня с Мишуткой дома, нам спокойнее. Как в «Вавилоне», к няне приезжают гости, но, к счастью, не в Мексику, а лишь в Екатеринбург. Но совпадение невероятное.

— Платим за продукты наличкой, ничего не работает. 7-го отключают последнюю возможность связаться с домом. Не работает ни интернет даже с прокси-бубнами, ни сотовая. Мы в изоляции. Смотрим из окна на город. Сдружились с парой из Москвы — они живут этажами ниже. Ирина работает в рекламе — еще одно невероятное совпадение.

— Андрей с Кристиной угощают нас пирогами и поят чаем. «Самый запоминающийся отпуск у вас». Это точно.

— Казахи безумно приветливые люди. «Извините, что вы приехали в отпуск и тут такое», — говорят нам парни из магазина, «мародеры из соседних аулов приехали, они обозлены на К: коррупцию, клановость и кумовство».

— С 6-го ситуация меняется кардинально. С вводом войск все становится тише. Выходим на улицу, гуляем.

— Михаил Салашов: «Вас вывезут военными бортами», дозвонился. Суперновость. Мы еле дозваниваемся в консульство, да, 9-го в 14:00 быть в аэропорту. Собираемся.

Фото: Михаил Пономаренко, Facebook

— В аэропорту тысячи две людей. Все строго по-военному, «пожалуйста, сюда, покажите паспорт, вещи, проходите». Мы летим на 6-м рейсе в Чкаловский. Как в «Вавилоне», нас спасает авиация.

— 5 часов в военном транспортном самолете. Нет туалета, предупредили несколько раз. Все относятся с пониманием. Дети даже бегают и играют в догонялки, снимают тиктоки. Холодно сидеть в хвосте, но ощущение, что вот уже дома скоро. Как в «Вавилоне», держу Свету за руки, «мы уже скоро дома».

— Садимся в «Чкаловском». Потом Шереметьево. Потом Кольцово. Дома. Сын спит, но мы дома. Как в «Вавилоне».