Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Город в огне, но никто все равно не страхует дома от пожара. Колонка бизнесмена Михаила Слепухина

18 мая 2021, 15:11
Колонка
Город в огне, но никто все равно не страхует дома от пожара. Колонка бизнесмена Михаила Слепухина
Фото: Анна Коваленко, 66.RU
13 садовых домиков и лесопилка сгорели в минувшие выходные в Екатеринбурге. Была ли у их владельцев страховка — большой вопрос. По данным Ингосстраха, полисы покупают всего 5% домохозяйств, а с лесопилками не хотят иметь дел сами страховщики. Михаил Слепухин, зарабатывающий строительством деревянных домов, объясняет, с чем это связано.

Каждый раз в начале пожарного сезона мы выкашиваем сухостой вокруг деревообрабатывающих цехов, иначе сжигание травы может привести к пожару. В этом году снова обещают жару — лето еще не началось, а машины с сиренами ездят на вызовы как по расписанию.

Если деревянный дом загорелся, пожарные ему особенно не помогут — пока приедут, пока развернут рукава, все будет кончено. В пожарном автомобиле — шесть кубометров воды, расходуется она быстро, и экипажу приходится решать, что важнее — тушить догорающий дом, который уже не восстановить, или поливать соседние постройки, если они уже нагрелись и в любой момент готовы вспыхнуть. Тем более что до пожарных прудов в садовых товариществах не всегда доберешься — территории сильно перегорожены. Когда мы приезжаем строить дом на участке, манипулятор с трудом вписывается в повороты. То же самое — с пожарными машинами. В борьбе за каждый клочок земли садоводы сами уменьшают шансы спасти свои домики от огня. Предписания, которые выносят им пожарные инспекторы, многие просто игнорируют.

Страховать имущество при этом никто не торопится. Ни один из заказчиков, которым мы построили дома на пепелище, не сказал: «Наученные горьким опытом, мы непременно купим страховой полис». В их картине мира бомба второй раз в воронку не падает. Логика примерно такая: старый дом сгорел из-за неисправной трубы, теперь труба новая — неприятностей ждать неоткуда.

По таким же соображениям я не страхую свой деревянный дом — он построен в глубине участка, на большом расстоянии от бани и соседей. Уходя, полностью все обесточиваю, оставив только работающий холодильник. Вероятность пожара практически нулевая. Что может пойти не так?
Наши люди вообще не любят страховать имущество — боятся, что их обманут. Думают: сейчас денежки отдадим, а страховой выплаты не дождемся. Правда здесь есть — страховщики так составляют договоры, чтобы при первой возможности отказаться от своих обязательств. Я им тоже не очень верю.

Застраховать от пожара деревообрабатывающие производства было бы неплохо, но связываться с предприятиями, которые в любое время могут сгореть как свечка, страховщики не любят. Отказать напрямую они не могут, но выставляют такие требования, которые очень трудно выполнить. В том числе потому, что технологии на производстве быстро устаревают, а с ними — и регламенты, описывающие специфику производства. Согласовывать со страховыми компаниями изменения — шаг вправо, шаг влево — занятие очень утомительное, а без согласований компенсации за сгоревшее производство вы не получите.

Даже если вам удастся договориться, страховые тарифы будут огромными — чем выше риск, тем больше стоимость услуги.

Фото: Анна Коваленко, 66.RU

Однажды по соседству с нами сгорел лесопильный цех. Какие правила безопасности нарушили его работники, проверявшая комиссия не разобралась, но пекло было такое, что металлический каркас здания выгорел до основания. Здоровенные швеллеры гнулись, как пластилиновые.

Оправившись от шока, я решил — подальше от беды — застраховать свое хозяйство. Обратился в несколько страховых компаний — они выслали мне пакеты документов, которые предстояло подготовить. Страховщики добивались, чтобы предприятие внедрило автоматическую систему пожаротушения, сводящую их риски к минимуму, и много чего еще. Я тогда подумал: «Если я выполню все эти условия, на кой черт мне страховаться?» Тем более что системы пожарной сигнализации и пожаротушения недешевы и не всегда эффективны. В обычной жизни мы используем пожарный водоем и огнетушители. За много лет в бизнесе я уже знаю, какие моменты стоит иметь в виду.

По большому счету, причин для возгораний две — износ электропроводки и халатность работников. Задача — предупредить возможные последствия. Для этого нужно просто выполнять правила пожарной безопасности. Главное из них — не курить на территории предприятия.

Если все правильно организовать, останется единственное уязвимое место — человеческий фактор. Контроль над сотрудниками — в первую очередь вопрос дисциплины. У военных с ней проблем нет. Требовать, чтобы персонал соблюдал правила на гражданской службе, труднее — работать приходится много, а зарплаты в отрасли не самые высокие. Лишний раз утруждать себя никто не хочет. Чтобы посмотреть, как работают профессионалы, я нашел свободную вакансию в военизированной пожарной части и поступил на службу. Помимо опыта, который я собираюсь перенять, мне хочется приносить пользу, взвалить на себя груз социальной ответственности.

За четыре месяца я прошел все инструктажи — могу участвовать в тушении пожаров. Сложную работу мне, наверное, не доверят, но в критических ситуациях дело найдется всем. Оставлять свое предприятие надолго я не могу, поэтому мой график — семь суточных дежурств в месяц.

Если зовут на пожар, выезжаю вместе с командой.