Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Муниципальный фестиваль рисунков на стенах боится всего, даже самого себя. Колонка Алексея Шахова

14 июля 2020, 17:34
Колонка
Муниципальный фестиваль рисунков на стенах боится всего, даже самого себя. Колонка Алексея Шахова
Фото: Анна Коваленко, 66.RU
Исследователь стрит-арта и стикер-артист Алексей Шахов делится впечатлениями о первых работах и художниках фестиваля, заменившего «Стенограффию».

Когда я попросил фотографа Гришу Постникова проехаться с репортажем по арт-объектам фестиваля Public art, то словил флешбэк — слово в слово эта просьба звучала на «Стенограффии» в 2019 году. Вспомнив эту атмосферу упорства, круглосуточной работы на площадках и простого веселья, я решил прокатиться по площадкам нового события и посмотреть на него непредвзято, пообщаться с художниками, посмотреть на первые работы и составить мнение по фактам, а не эмоциям.

Фото: Григорий Постников, для 66.RU
Фото: Григорий Постников, для 66.RU
Фото: Григорий Постников, для 66.RU

Фестиваль зачем-то шифруют. Первый пресс-тур по объектам прошел без анонсов на официальных ресурсах мэрии или хотя бы в соцсетях администрации города. Никто из моих знакомых журналистов не получил приглашений, поэтому в тур, судя по пост-релизам, поехали практиканты вузов, приближенные к власти медиа и сотрудники Управления культуры Екатеринбурга. На сайте у последних говорится, что «фестиваль уличного искусства проходит в двадцать первый раз», — там не видят большой разницы между «Длинными историями», «Стенограффией» и Public art.

Организаторы и художники будто напуганы. Прежде всего планкой, которую задали в Екатеринбурге их предшественники. Художники неплохо рассказывают о своих работах, но сразу запинаются и начинают потерянно смотреть по сторонам, когда речь заходит об отношении к «Стенограффии». Все знакомы с контекстом — никто из опрошенных мной не сказал, что не понимает, о чем речь. Участники могли столкнуться с непониманием со стороны друзей, и формулировки вроде «художник из известной команды, которая желает остаться инкогнито» только подкрепляют веру в такие слухи. Обычно команда приезжает целиком, хотя бы ради фана.

Фото: Григорий Постников, для 66.RU

Фото: Григорий Постников, для 66.RU
Фото: Григорий Постников, для 66.RU
Фото: Григорий Постников, для 66.RU

Костя Koss нарисовал на Ленина, 53 окно и проломленную стену, на которые его вдохновил поход в музей Сальвадора Дали. Парень счастлив от предоставленного шанса, рассказывает о работе без конца. Организатор, который был с ним на площадке вместо волонтера, сказал: «Я тебе потом объясню, кто это», на что художник выдал одну из самых разочаровывающих фраз: «Из «Стенограффии», что ли? Вот только не надо искажать факты!» Через пару часов на ту же точку пришел мой знакомый, и у него сразу начали спрашивать, для себя ли он снимает, «а то тут подсылают всяких».

Нет, я не из «Стенограффии». Я помогаю им, но нередко наши точки зрения с оргкомитетом расходятся. Я принципиально не общаюсь с командой «Стритарт» (организаторы «Стенограффии») на тему Public art, вместо этого мы обсуждаем, что будет с привычным фестивалем дальше.

И все же «Граффити 24» пытаются создать хороший фестиваль уличного искусства. Насколько могут, учитывая отсутствие масштабного событийного опыта и две недели на подготовку. Public art был бы просто прекрасным событием в Первоуральске, Ревде или Верхней Пышме. Но никак не в Екатеринбурге: здесь рисовали нейросети, закатывали 6800 квадратных метров рисунка и делали высказывания художники с других континентов.

Фото: Григорий Постников, для 66.RU
Фото: Григорий Постников, для 66.RU

Людям все равно заходят эти работы. Особенно жирафы: в моем Facebook уже были посты про «а в чем разница?», где фото с Public art стоит рядом с работой с летящими птицами «Стенограффии». Тех же жирафов я видел даже в городских пабликах, в федеральных каналах и в обсуждениях на формах. Все счастливы, красиво же.

Это не игра с реальностью, это не сложные месседжи, требующие переваривания и медиации на экскурсиях, — это доступный контент для глаз. И в серости, из которой многие жители города не выходят месяцами, это правда может стать чем-то выделяющимся, позитивным, украшающим среду.

Фото: Григорий Постников, для 66.RU
Фото: Григорий Постников, для 66.RU
Фото: Григорий Постников, для 66.RU

Важно правильно заявить о себе. Когда мы на экскурсиях говорим про «Карт-Бланш», то ждем метких месседжей и свежих имен из мира уличного искусства с первого года, если о «Стенограффии», то участники хотят увидеть техничность, масштаб и работы зарубежных звезд стрит-арта. Эти фестивали начали четко позиционировать себя с первых лет существования, сразу сказав, кто они, откуда и куда идут. И выделяются те работы, которые превосходят ожидания или внезапно ломают их. Public art пока выглядит как «фестиваль ради фестиваля», он боится самоопределения и не может найти свое место. Заинтересованные горожане в большинстве от события уже ничего не ждут, а остальные готовы съесть то, что дают, — лишь бы давали.

Впереди у команды еще минимум три показанных ранее эскиза, иностранный участник-белорус и два фасада. Возможно, пазл сложится, когда появятся все работы. Или внезапно будет прорывной арт. Или они наймут пиарщика, который шедеврально сможет интерпретировать все, что получилось. Или просто ничего не выйдет.