Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Что не так с Екатерининской ассамблеей, где больным детям собирают десятки миллионов рублей. 9 тезисов

8 декабря 2019, 23:46
Колонка
Что не так с Екатерининской ассамблеей, где больным детям собирают десятки миллионов рублей. 9 тезисов
Фото: Департамент информационной политики Свердловской области
За вечер участники Екатерининской ассамблеи собрали больше 85 млн рублей. Деньги пойдут в фонд «Жизнь в движении». Это благотворительная организация, созданная актером Евгением Мироновым. Она помогает детям, которые нуждаются в протезах. Учредитель фонда «Живи, малыш» Егор Бычков обнаружил странности организации — она не публикует отчеты о детях, которым помогла, не раскрывает расходы на сайте Минюста и тратит миллионы на концерты.

Бизнесмены и промышленники Свердловской области приняли участие в Екатерининской ассамблее. Это ежегодное благотворительное мероприятие, где собирают деньги на лечение больных детей. Центральным событием вечера становится аукцион — гости выставляют на продажу предметы из личных коллекций.

Фото: Департамент информационной политики Свердловской области

В этом году самым дорогим лотом стал стол, сделанный губернатором Евгением Куйвашевым. Им интересовался Эдуард Россель, но купил стол Андрей Симановский за рекордные 35 млн рублей.

Екатерининская ассамблея проходит в Екатеринбурге восемь лет. За прошедшие годы ее участники пожертвовали больше 85 млн рублей. Впервые мероприятие состоялось в 2011 году — тогда собрали больше 2,5 млн рублей на оборудование для поликлиники ОДКБ № 1. С тех пор суммы сборов ежегодно увеличивались примерно на миллион. Благополучателями становились фонды «Аистенок», «Подари жизнь», «Созидание», «Дети России».

Фото: Департамент информационной политики Свердловской области

В 2017 году бизнесмены собрали 23 млн на трудотерапию для взрослых и подростков-инвалидов. В 2018-м — 31,7 млн на аппараты искусственной вентиляции легких. В 2019 — рекордные 85 млн на протезирование детей-инвалидов. Эти деньги достанутся фонду актера Евгения Миронова.

Фото: Департамент информационной политики Свердловской области

Владелец тагильского фонда «Живи, малыш» Егор Бычков удивлен собранной суммой. Он проверил, что за фонд получил деньги, и счел его недостойным столь значительной субсидии, а прошедшую ассамблею несправедливой. Вот объяснение по пунктам, которое он опубликовал в Facebook.

  1. Сборы на ассамблее достигли немыслимых масштабов [но все деньги достаются одному проекту]. В Свердловской области нет фондов, собирающих за год столько же, сколько на ассамблее жертвуют за вечер. Крупнейший фонд помощи детям «Мы есть» собрал за 2019 год только 63 миллиона. В один вечер кто-то получит столько, сколько другие не получают вместе взятые — простите, но это как-то дико. Тем более странно, что олигархи уральские, а фонд почему-то московский. Возможно, есть смысл помогать не одному, а нескольким проектам.
  2. Непрозрачная система отбора фондов [и возможность обмана жюри]. По каким критериям оценивают фонды? Почему выбрали фонд Евгения Миронова?
    НКО обязаны ежегодно публиковать отчеты по нескольким формам на сайте Минюста. У фонда Миронова там отчетов нет. Это тревожный звоночек.
    Я не нашел информации, кому и чем помог фонд, кому оплатили или сделали протезы, ни на сайте «Жизнь в движении», ни на сайте «Центра протезирования». Зато нашел информацию, что из 9 млн собранных средств половину они потратили на концерты, миллион с лишним на фотовыставку. Сомневаюсь в эффективности таких трат.
  3. [Нет данных о реализованных за счет ассамблеи проектах.] На сайте ассамблеи нет информации о том, как были потрачены деньги, собранные в предыдущие годы. Все ли проекты получилось реализовать? Достигнуты ли планируемые результаты? Кто и как проверял финансовую отчетность проектов?
    Может быть, есть смысл делать эту информацию публичной?
  4. [Закрытые данные по] сметам проектов. Эксперты проверили смету фонда Миронова перед Екатерининской ассамблеей. Хорошо, а где нам ознакомиться с ней? На какую сумму она рассчитана?
    В описании проекта говорится, что в Свердловской области около 30 детей нуждаются в протезировании, ходунках и колясках. Вычеркиваем ходунки и коляски из-за несерьезности сумм в контексте собранных миллионов, остается протезирование. Сколько это детей? Сколько стоит протезирование? Почему им не оплатили протезирование из фонда высокотехнологичной помощи за счет бюджета?
    Если перейти к грубой математике, фонд Евгения Миронова должен потратить по 3 млн рублей на протез для ребенка. Смета именно это предполагала? То есть если на этих детей надо 30 миллионов (предполагается, что в протезах нуждаются не 30 человек, а около десяти – прим.), то остальные 50 млн куда потратят? Как быть, если собранных средств больше, чем нужно нуждающимся в протезировании детям, живущим в регионе?
  5. [Игнорирование нужд местных фондов.] В Свердловской области куча полезных инициатив. Какие-то НКО сворачивают важные проекты из-за отсутствия финансирования. Вспомните историю со студией аутистов. В чем прикол отдать фонду-победителю все собранные деньги, даже если их слишком много получилось, но проигнорировать проблемы местных фондов?
  6. [Фонд-победитель может решить проблемы за счет личности основателя.] В чем прикол отдать огромный ресурс фонду Евгения Миронова, который близок к власти, может зайти на любой телеканал и к любому российскому миллиардеру в кабинет?
    С 2001 года и по сегодняшний день актер Евгений Миронов состоит в совете по культуре при президенте. Минимум раз в год Владимир Путин проводит заседания совета. Миронов также доверенное лицо Владимира Путина на выборах, горячо поддерживает его и получает ордена. Интересно, почему последние 20 лет Владимир Путин отказывает Миронову в настойчивых просьбах организовать нашим детям бесплатное протезирование конечностей? Может, у Миронова не нашлось времени спросить?
    У актера есть возможность решать вопросы на уровне законодательства и властей, у него есть влияние, чтобы привлекать пожертвования, размеры которых нам и не снились.
  7. [Фонд-победитель получил деньги незаслуженно.] Фонд «Жизнь в движении» с момента своего основания и до 2019-го собирал от 1,3 млн до 9 млн рублей в год. Это говорит об одном: Евгений Миронов не занимается фандрайзингом, хотя все необходимое у него есть. По отчетам фонда на сайте видно, что в год у них бывает по 30 поступлений. Есть месяцы, когда им не переводили ни рубля. То есть, с одной стороны — Чулпан Хаматова и Константин Хабенский, которые [упорно работают], а с другой — Евгений Миронов, который очнулся ото сна, собрал 85 миллионов в Екатеринбурге и вне себя от счастья укатил в Москву.
    Я знаю людей, которые пашут годами, собирают по три копейки на свои проекты, но им никогда не насобирать столько, сколько получилось на одном вечере Екатерининской ассамблеи.
  8. Екатерининской ассамблее не хватает открытости. В Фонде президентских грантов можно познакомиться с заявками участников. А на сайте ассамблеи, которая перечисляет получателям огромные суммы, нет. Хочется знать, сколько стоят заявленные проекты, какой календарный план реализации, какие компетенции у реализующих, каких количественных и качественных показателей можно добиться с помощью проекта. А не читать сухое описание в несколько строчек.
  9. [Реализуют ли проект?] Я надеюсь, что ассамблея помогла всем нуждающимся в протезировании детям со Свердловской области. Хочется через год это проверить. Записал себе в ежедневник. Мы фандрайзим и справляемся. За других переживаю. Всем очень тяжело.