Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

«Когда-то Ирбит тоже был крупным городом». Валерий Ананьев – о том, как пресечь деградацию Екатеринбурга

3 октября 2017, 17:51
«Когда-то Ирбит тоже был крупным городом». Валерий Ананьев – о том, как пресечь деградацию Екатеринбурга
Фото: архив 66.RU
Когда-то неверное управленческое решение пустило под откос развитие Ирбита. Череда подобных просчетов может превратить Екатеринбург из преуспевающего в отстающий город.

Власти, бизнес и общество не могут договориться, в каком направлении должен развиваться город. Если первые две социальные категории активно участвуют в градостроительном процессе, то последняя остается на обочине принятия решений и может посылать сигналы недовольства только с помощью хаотичных уличных акций. Порой они воспринимаются как маргинализированные выступления, которые проще проигнорировать.

Существующие институты учета мнения населения не работают. Кто может припомнить, когда в последний раз девелопер сворачивал крупную стройку, лишаясь прибыли, только из-за того, что простые горожане против? А диалог нужен. И совершенно не важен формат и площадка, считает глава НП «Атомстройкомплекс» Валерий Ананьев.

Строитель инициировал обсуждение городских проблем и готов привлечь к нему профильных специалистов и чиновников. Колонка Валерия Ананьева — это своего рода приглашение к круглому столу.

— Главными интересантами застройки города являемся мы, его жители. Не важно, какую мы имеем специальность, куда мы ходим на работу. Мы все заинтересованы в том, чтобы Екатеринбург развивался, чтобы в нем было комфортно жить, чтобы мы имели преимущества перед другими городами. Конкурентоспособный город — это инвестиции, дополнительные поступления в бюджет, новые возможности строить дорогу и развивать инфраструктуру и проч. Заинтересованность и обсуждение городских проблем в повестке должны быть всегда. Это важно, чтобы не наделать ошибок, которые потом будет тяжело исправить.

Когда-то Ирбит был крупным и известным городом, который развивался очень динамично. Но в какой-то момент руководство города допустило ряд ошибок — и Транссибирская магистраль прошла мимо. Не нужно объяснять, что сегодня собой представляет Екатеринбург, а что — Ирбит. Если жителям будет все равно, то пройдет очень мало времени — и Екатеринбург превратится из эффективного, преуспевающего, защищенного мегаполиса в заурядный, а потом и отстающий город.

Некоторые механизмы выявления мнения населения стали формальностью. Если от результата публичных слушаний ничего не зависит, то зачем они нужны? Просто где-то поставить галочку, что проект прошел общественные обсуждения? Высказывания горожан должны быть настолько понятными, чтобы нельзя было их интерпретировать как-то иначе. И не обязательно собирать мнения на формализованных площадках. Если, допустим, люди высказываются против какой-то застройки, то это должно быть видно, это должно быть каждый день. Что сегодня мешает горожанам участвовать в подобной полемике? Отсутствие подобной площадки.

Мы готовы организовывать такой формат обсуждений и привлекать всех участников процесса: администрацию Екатеринбурга, застройщиков. Невозможно грамотно дискутировать и задавать власти правильные вопросы, не погрузившись в тему. Обсуждения должны быть постоянными — а подходящие площадки для этого есть. Например, «Ельцин Центр».

Фото: архив 66.RU

Если мы чего-то не отстояли, значит мы этого не сильно хотели или сделали не всё, что могли. У общественности достаточно много способов высказать свою точку зрения. Если обсуждения будут плотными, а мнение будет формулироваться профессионально, мы примем правильные меры. Я не призываю к простой говорильне. Можно использовать любую трибуну, можно ведь пригласить на обсуждение власть, того же губернатора. Насколько я знаю, он не отказывается от таких вещей.

Много лет назад проектировщики подготовили план застройки района «Сити» рядовыми панельными домами. Но строителям и власти такой вариант не понравился. Они поняли, что уровень развития градостроительного комплекса не соответствовал значимости этой территории. Если бы в итоге построили эти дома, то минимум 75 лет никто не мог бы ничего строить в центре. И было принято решение остановить стройку, несмотря на наличие утвержденного проекта. Так вовремя принятое правильное решение спасло Екатеринбург от застройки центра панельными домами. Это показывает, что торопиться точно не нужно. Тем более — по неоднозначным, спорным вопросам.

Застройщики по некоторым темам побаиваются высказывать свою точку зрения, поскольку очень зависят от власти. Поэтому чем активнее будет общество, тем легче будет застройщикам спокойно формулировать предложения и тем сложнее будет власти проводить свои решения. По идее, не должно быть противопоставления общества и власти. Да, мы понимаем, что у каждого свои задачи, но цель одна: сделать город конкурентно привлекательным и комфортным. От этого выиграют все.

Есть и другие проявления, когда власти нужно давать сигнал. В 1982 г. была завершена реконструкция Оперного театра. По тем временам она была проведена блестяще. Но в последние 20 лет здание эксплуатируется не очень хорошо, оно пришло в негодность и снова требует глобальной реконструкции. Что сегодня происходит? Власти заказывают маленькие проектики: то поштукатурить, то поменять проводку. И считается, что там что-то делается.

Фото: архив 66.RU

На мой взгляд, нужны более глобальные работы, нужна настоящая реконструкция. Я говорю не только про Оперный театр, но и, например, про цирк. Ведь в итоге их может ждать такая же судьба, как у гостиницы «Большой Урал». Чтобы этого не произошло, общество должно участвовать в формировании задачи, в том числе по благоустройству города. Сегодня такие возможности есть: выделены деньги на обустройство парков, на набережные.

Конечно, есть непонимание и между обществом и застройщиками. Мы друг друга не слышим. Накладывается еще слой недоверия к любому бизнесу. Как у нас воспринимают девелоперов? Приходят люди, которые хотят заработать деньги на городе. Бизнес в принципе ориентирован на прибыль, но ведь цели и задачи бывают абсолютно разные. У нас есть и плохие, и хорошие строители.

У нас тоже были конфликты с местными жителями. Лет десять назад мы приобрели площадку на УНЦ. Эта территория когда-то была передана Академии наук, они должны были строить там жилье. Но не получилось, земля простаивала. Мы легко выиграли торги: сказался кризис и отдаленность территории. Сделали проект планировки, а за время простоя пустырь порос деревьями. На общественных слушаниях люди начали возмущаться, что мы собираемся рубить парк. Мы пошли на компромисс и согласились, что парк нужно сохранить и вырубить деревья только под домами. Вот пример диалога, в котором нуждается город.