Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

«Там удобнее жить и вести бизнес»: Алексей Гончаров — о том, как Тюмень уводит у нас деньги и людей

9 июня 2017, 10:20
Колонка
«Там удобнее жить и вести бизнес»: Алексей Гончаров — о том, как Тюмень уводит у нас деньги и людей
Фото: Алексей Гончаров для 66.RU
В «столице деревень» не проводятся «Иннопромы» и чемпионаты мира по футболу, но именно этот город, который, кстати, пять лет возглавлял Евгений Куйвашев, Екатеринбургу стоит воспринимать как своего прямого и главного конкурента — за инвестиции и за человеческие ресурсы. Почему всего в 300 километрах от нас все по-другому — в авторской колонке для 66.RU рассуждает бизнесмен, девелопер и экс-владелец завода «Уралпластик» Алексей Гончаров.

С Тюменью я работаю очень давно, сотрудничал с ними и по пластику, и по упаковке, и по теплоизоляционным материалам, но всегда был там только наездами. А сейчас планирую построить в Тюмени новый завод, смотрю разные варианты, встречаюсь с местными властями самого высокого уровня. И могу констатировать: это больше никакая не «столица деревень».

Даже по дороге из Тюмени в Тобольск поражает хозяйский подход ко всему. Ни в одной самой маленькой деревне по пути туда я не увидел ни одного заброшенного, разваливающегося дома. В самом стотысячном Тобольске — стройные, аккуратные улицы, приведенные в порядок дома, много современных зданий и бережно отреставрированных старых.Тюмень сегодняшнюю и 10-летней давности даже сравнивать нельзя. Различия начинаются уже на въезде в город — вдруг появляются отличные дороги, гораздо лучше, чем в Свердловской области. В самом городе очень чисто, огромное количество парков, пешеходных зон, детских площадок, большие дворы у жилых домов. Набережная в мраморе и граните и с изумительной подсветкой, люди катаются на велосипедах, гуляют с детьми — всё как в нормальном европейском городе, всё продумано и сделано для человека.

Тюмень вообще вызывает такое чувство, что город развивается очень правильно, что у него есть стратегия, что он хочет привлекать к себе людей и готов в это вкладываться. Тюмень сейчас более дружелюбна для человека — прежде всего с точки зрения простого обывателя, который каждый день ходит с коляской или ездит на велосипеде.

Несколько моих товарищей, очень состоятельных людей, не захотели переезжать за границу или в Москву — они переехали в Тюмень! Меня это поразило. Спрашиваю их: почему? Они говорят, что, во-первых, здесь очень четко и понятно выстроены отношения с администрацией и властью, комфортно вести бизнес. Понятно, чего хочет государство. Во-вторых, для жизни здесь всё очень комфортно: зимой и летом чистят дороги, есть парки, нет пылищи и грязи, красивейшие набережные, очень комфортное жилье и инфраструктура, отличные торговые центры.

Екатеринбург же всегда был точкой притяжения, куда многие мигрировали с северов: покупали здесь недвижимость, оставляли деньги в торговых центрах. Мы к этому привыкли и расслабились. А Тюмень сейчас выстраивает стратегию перенаправления этого потока на себя. Условия для жизни она создает гораздо интереснее, чем сегодня может предложить Екатеринбург. И люди с тех же северов теперь едут оставлять свои деньги в Тюмень, а не в Екатеринбург. Город ушел вперед нас, потому что ему есть что предложить людям. Пока мы почивали на лаврах «главного урало-сибирского города», деревня по имени Тюмень очень быстро тоже превратилась в город — и едва ли не лучше нашего.

Я прихожу к выводу, что демократия и Россия — видимо, не очень сочетающиеся вещи. Должна быть жесткая вертикаль, жесткая направляющая рука. А дальше — жесткая исполнительская дисциплина. И в Тюмени областные органы власти сильно интегрированы в местное управление — с точки зрения контроля над тем, чтобы все проекты двигались и развивались. Областные чиновники и городские работают как одна проектная команда с единой политикой.Самое главное, что у тюменцев есть стратегия. Там очень четкая вертикаль власти: есть губернатор-стратег, который определяет общую для всех концепцию развития. Думаю, это началось с Собянина, который задал такое направление развития — амбициозное, мощное, с привлечением всех ресурсов, которые только можно найти. И самое главное, что человек не выпал из этой стратегии. Тюмень опирается на то, что ей нужно больше людей — ведь это значит больше доходов, больше бизнесов, больше налогов.

Что меня поразило, почти шокировало, так это то, что практически все чиновники, с которыми я встречался в Тюмени, спрашивали: что тебе нужно, как тебе помочь? Они очень заинтересованы в том, чтобы получить еще одного инвестора, который создаст новые рабочие места, будет платить налоги. И стратегия помощи бизнесу четко расписана по всем направлениям и структурирована.

Как начинающий девелопер, как работодатель, который заинтересован в хороших людях, я вижу, что сегодня Тюмень предлагает более интересный кейс, чем Екатеринбург. И для нашего города это плохо. Поток денег от нас может уйти туда или до нас просто не дойти. Если бы я, допустим, собирался строить еще один завод и выбирал, где его разместить, Тюмень могла бы победить.

Они готовы массу всего предложить, ускорить все свои процессы и согласования — они не боятся этого делать! А у нас иногда говорят: раз мы имеем право рассмотреть твой запрос в 30-дневный срок, то раньше, чем через 30 дней, мы и не рассмотрим, потому что нас тогда заподозрят в особой лояльности к тебе. А в Тюмени не боятся ускорять и помогать, потому что там все чиновники — одна команда и подозревать друг друга им не в чем.

При этом человеческие и финансовые ресурсы в Свердловской области по-прежнему намного больше и мощнее, чем там. Тюмень еще только наращивает этот потенциал, а у нас он уже есть. Но десятки заводов и фабрик ежегодно открываются там, потому что там тратят огромные усилия на то, чтобы они туда пришли, чтобы им было комфортно вести бизнес. И в битве за интеллектуальные ресурсы они тоже скоро смогут нас обыграть.

Константин Мельницкий; 66.RU; 66.RU; mamipapi.ru