17 марта 2015, 10:30

Александр Высокинский: «Бизнес бежит из Екатеринбурга от бесконечных проверок»

Александр Высокинский: «Бизнес бежит из Екатеринбурга от бесконечных проверок»
Фото: Дмитрий Горчаков, архив 66.ru
Вице-мэр утверждает: пока в городе один работающий в реальном секторе гражданин кормит одного чиновника и одного пенсионера, «говорить о серьезном развитии экономики просто нельзя».

Как вы думаете, сколько в Екатеринбурге государственных учреждений, имеющих право приходить к бизнесменам с проверками? Десять? Двадцать?

Их около шестидесяти! При этом каждое из них говорит: «Мы не перегибаем палку. Мы лишь один раз в три года с ревизиями приходим». Я отвечаю: вы математику в школе учили? Если каждый из вас приходит раз в три года, значит у каждого предпринимателя — по две проверки ежемесячно. И каждый проверяющий ему говорит: «Слушай, ну я же должен показать, что я не зря ем свой хлеб. Я же в результате проверки обязан найти нарушение. Давай тебе штраф небольшой выпишем».

Бывают случаи, когда в десять часов утра кто-то пишет заявление о том, что на одном предприятии используют контрафактное программное обеспечение. В половине одиннадцатого на это предприятие уже вламываются с обысками. Еще через полчаса пытаются изъять серверы бухгалтерии с прекрасной формулировкой: «Ну что ж, по документам у вас все нормально, но давайте, просто на всякий случай, еще серверы у вас изымем». Всё. Работа компании парализована. И если проверяющие ничего не найдут, за простой никто никакой ответственности не понесет. Имеют право.

Интересно, а чего они с таким же рвением не пытаются наехать на Газпром или на РЖД, например? Не потому ли, что в этих структурах работают отставные генералы, которые таким рьяным ревизорам тут же голову откусят?

А средний и малый бизнес кто защитит? Ведь именно средний и малый бизнес — основа экономики, основа занятости населения. 40% трудоспособного населения Екатеринбурга работают именно там. Но под прессом проверок компании просто закрываются.

У меня есть хороший знакомый. Он производил ширпотреб в Екатеринбурге, держал несколько фабрик. Мы с ним встретились недавно. Ну что, говорю, как дела? А он отвечает: «Да, ты знаешь, я все производство перевел в Китай». Почему, спрашиваю. Отвечает: «Здесь я ущербен. У меня была недвижимость, были люди, было оборудование. С меня было что взять, было по какому поводу проверять. А теперь у меня затраты, включая транспортные, — те же, что и были, но в производственной зоне в Китае у меня есть куратор. Он там решил все проблемы с проверками: один раз ревизоры пришли, он с ними поговорил — и всё».

Понимаете, что происходит? Этот мой знакомый дает рабочие места китайцам, перекачивает инвестиции за рубеж, и у него структура себестоимости — в долларах. Курс сдвинулся — и его продукция подорожала. Он уже не местный производитель. Он импортер.

В результате получаем очень печальную с точки зрения экономики статистику. На территории города — миллион избирателей. Это люди старше 18 лет. Из этого миллиона мы убираем 200–250 тыс. нетрудоспособных граждан и еще 200–250 тысяч муниципальных служащих, полицейских, прокуроров и так далее.

Итого: один работающий в реальном секторе горожанин кормит одного госслужащего и одного нетрудоспособного. Но Боливар не выдержит двоих. Пока мы не перевернем эту статистику, пока у нас большинство граждан не начнут создавать добавочную стоимость продукта, говорить о серьезном развитии экономики города просто нельзя.

Чтобы получать лучшие материалы дня, недели, месяца, подписывайтесь на наш канал. Здесь мы добавляем смысла каждой новости.