Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Виталий Калугин: «ЦБ отстреливает банки, словно Клинт Иствуд с пистолетом Макарова»

13 октября 2014, 12:00
Колонка
Виталий Калугин: «ЦБ отстреливает банки, словно Клинт Иствуд с пистолетом Макарова»
Фото: Дмитрий Горчаков, архив 66.ru
Частный управляющий и главный колумнист Портала 66.ru разбирает по полочкам работу мегарегулятора. Выводы неутешительные.

Центральный банк — первый парень на деревне. С двумя поправками. Если принимать во внимание гендерные кадровые особенности последнего времени — скорее, Смольный институт. И второе — это главный крупье казино «Российская Федерация».

Я не мужской шовинист, но маятник качнулся от засилья невзрачных возрастных менеджеров в старомодных очках к эффектным девушкам-отличницам «ботанического» вида слишком резко. Хотя будем справедливы: из 12 членов совета директоров всего 4 женщины, но двух из них — Набиуллину и Юдаеву — знают все, а из мужчин более одного никто не назовет, да и то вряд ли.

По большому счету выполнение простейшего обмена валютной выручки на рубли позволяло вполне терпимо относиться к тому, кто возглавляет ЦБ. Но, увы, времена теперь не те. В главном калибре ЦБ с 2001 года всегда находился «антиотмывочный» закон 115-ФЗ. Теперь ЦБ написало себе пару Писем (именно так, с большой буквы их принято именовать), за номерами 172-Т (сначала) и 92-Т (потом), которыми может убить любой банк в зависимости от того, насколько косо он смотрит в рот своему регулятору. Кстати говоря, 172-Т выпущено в сентябре 2013-го, то есть на старте отзыва лицензий. Наверное, потому что мотивировать все борьбой с черным налом скучно…

И вот теперь, стреляя по-македонски, с двух рук (в одной 115-ФЗ, а в другой 172-Т), ЦБ пытается быть Клинтом Иствудом банковского мира. Но качество стрельбы со слабых женских рук остается как у пистолета Макарова на дистанции 200 метров — ни кучности, ни точности. В результате гибнут те, кто должен был жить (к таким я отношу, кстати, и «Точку»), и живут те, кого надо было прикончить еще год назад (имен не привожу, диффамацией назовут).

Отдельный анекдот — новые сферы ответственности. Взяли под крыло негосударственные пенсионные фонды — и у них начались проблемы (акционирование, заморозка накопительной части пенсий). Поглотили ФСФР — проблемы начались у профучастников фондового рынка.

Можете сказать, что я вешаю всех собак на ЦБ злонамеренно. Возможно, мнение субъективное, и позже я поясню, почему. Но когда один раз — случайность, второй — совпадение, а третий — уже закономерность. Поэтому, согласно бритве Оккама, после отбрасывания всех версий оставшаяся, сколь бы неправдоподобной она ни была, — правда. Моя правда в том, что ЦБ как регулятор достиг или вот-вот достигнет вершины своей некомпетентности. Единственный банк в стране, которому я лично не доверяю абсолютно, — это Центральный банк.

По законам Мерфи, каждый бюрократ на своем месте стремится достигнуть предела собственной некомпетентности. А также стремится к расширению возглавляемых им структур (отделов, департаментов). На выходе имеем некомпетентность, размазанную на множество участников вертикали, поэтому никто конкретно не виноват.

В качестве лирического отступления скажу, что работа в ЦБ — это синекура. Это такая карьера, ради которой люди жертвуют многим — семьей (местные сотрудники ЦБ меня поймут), свободой мнений и суждений (психология «винтика»). Эта машина намного жестче даже «Сбера» с его традиционным «легким» отношением к персоналу.

Но прогибаться есть за что: в этой закрытой корпорации средняя зарплата в 2012 году приближалась к 120 000. Это сильно напоминает ЦК КПСС в 1980-е: собственные санатории и дома отдыха (22–23 штуки) с копеечными ценами, больницы и даже медицинские центры, комбинаты питания (65–66 единиц). Там работает примерно каждый седьмой из 70 000 штатных сотрудников ЦБ (все цифры — по состоянию на 2012 год, но что-то мне подсказывает, что с тех пор все стало еще масштабнее). Для сравнения: IT-специалистов лишь чуть более 11%, или каждый девятый. Теперь понятно, почему нам так худо будет, если уйдут Visa, MasterCard или отключат SWIFT? Потому что некому там этим заниматься, все ушли на фронт бытового обслуживания.

Теперь предметно.

Никогда никто не виноват в том, что банковский надзор хромает не только на ноги, но и на руки, и на голову тоже. Скелеты из банковских шкафов сыплются с пугающей регулярностью. Становится понятно, что на ошибках там никто не учится. Самый последний пример — «Мособлбанк» с его пока не окончательной дырой в 16 миллиардов рублей.

По количеству сотрудников ЦБ на 100 000 человек населения мы практически лидеры. В ЦБ Китая всего вдвое больше народа, при населении больше почти в 10 раз. Удивительно? Нисколько! Для сведения: на один банк в РФ приходится примерно 75 сотрудников ЦБ (70 000 человек на 900 кредитных организаций), в США — 3 человека (23 000 на 7 500–7 600), в Еврозоне — 8 специалистов (70 000 на 8 000–8 100). Все понятно? У семи нянек…

Хотя чего тут сокрушаться? Еще Игнатьев в своем прощальном заявлении решился сказать, что за границу по-черному уходят десятки миллиардов долларов. А он (на секундочку, глава ЦБ!) ничего с этим сделать не может. А теперь загибайте пальцы на руке — кто персонально может контролировать эти недоступные для главы ЦБ каналы? Вторая рука может не пригодиться.

Доходит до смешного. Передо мной лежит листовка, взятая не скажу в каком банке, на которой, внимание, на бланке департамента информационной политики губернатора СО от имени шефа Уральского ГУ ЦБ РФ Ирины Петровой фактически выписывается гарантия от отзыва лицензии. Стоит ли тогда искать заказчиков «заведомо ложных слухов»? Как говорится: «Is fecit, qui prodest» — «сделал тот, кому выгодно».

Многие банки расстались бы с половиной депозитов ради получения такой брони. Желающие могут поискать листовку на память в банках. Я готов предположить, что подписание таких гарантий вне пределов компетенции руководителя даже такого ранга. И скорее всего, Москва не в курсе. Ведь случись что — крайним окажется ЦБ, который в глазах вкладчиков — обещал.

Кстати, банкиры — люди очень информированные. Отзыв лицензий достаточно редко происходит внезапно. Сначала банк отключают от БЭСП (банковская система электронных платежей). И статистика 2014 года говорит, что после отключения от системы более чем на 1–2 дня отзыв лицензии происходит с вероятностью 90% максимум в течение 26 дней, в среднем же — 13–14 дней. То есть там, внутри системы, имя жертвы известно заранее.

По итогу банковский надзор ЦБ в пассив пишем жирный такой минус.

«Инфляционное таргетирование» как фетиш в текущих условиях не работает. Это мое мнение, хоть режьте. Инфляция в стране зависит от пяти человек, и то, сколько в стране денежных агрегатов, — дело пятое или десятое. Иными словами — немонетарная она, наша инфляция. Поэтому строить свою политику на таргетировании того, чем не можешь управлять, — нелепо.

Опять минус.

Следствием «таргетирования» явился свободный курс рубля. В нашей стране курс бакса всегда был больше чем просто функцией цены на нефть. Это, наряду с недвижимостью, — фетиш для сохранения капиталов. И как дурной сон — ЦБ будет тем, кто столкнет лавину валютной паники. Люди, полагаю, уже готовы морально аннулировать накопленные проценты по срочным депозитам и бежать в обменники.

Есть свидетельства того, что в банках валюта кончается уже к обеду, спреды расширились до максимумов, обороты превышают те, что были на панике 2009 года. Средний «чек» превышает 10 000 долларов пока, то есть меняют состоятельные граждане и кладут в сейф. А что будет, когда пойдет масса? ЦБ, ты готов?

Я не предлагаю фиксировать рубль, это идиотизм, но когда ЦБ как единственный источник рублевой ликвидности изображает невинность — это глупо. В ситуации раскручивающейся самоподдерживающейся паники даже у ЦБ нет гарантии победы. Я бы не был так резок, если бы не видел по РБК легкомысленно улыбающуюся Ксению Юдаеву (зампреда ЦБ), обещавшую потратить на интервенции хоть все валютные резервы.

Так что это даже не минус, это трассирующая очередь минусов.

По итогу в актив я записать ничего не могу, кроме внешней привлекательности и серьезного образования (пусть и теоретического, «по кейсам») Набиуллиной и Юдаевой. Нематериальные, так сказать, активы. К слову сказать, они стараются, похоже, и не виноваты, что попали на расстрельную должность. Как Кириенко в премьер-министры в 1998 г.

Ведь по любому из направлений работы — цугцванг (выходы один другого хуже). За любое решение их потом будут рвать на куски. Авгиевы конюшни они чуточку расчистят, а весьма вероятные последствия в виде краха финансовой системы на них же и повесят. Стыдно, мужики!

Напоследок — занимательная статистика.

В 2012 году ЦБ впервые опубликовал доходы своих топ-менеджеров. Это смех сквозь слезы. Заработок Набиуллиной превысил доход любого из членов Совета управляющих ФРС США, кроме его главы. Доходы самых богатых членов СД ЦБ превышают доходы и Бернанке (экс-начальник ФРС), и любого из управляющих региональных банков ФРС США, и любого из управляющих Банка Англии и европейского ЦБ. Размер активов ЦБ РФ и упомянутых банков различается даже не в разы, а на порядки. Там половина всего мира на активах.

И пусть статистика по доходам в Европе — за 2008 год, но здравый смысл мне говорит, что их доходы в кризис увеличиться не могут, чисто по этическим соображениям. Члены СД ЦБ могут найти слово «этика» в «Википедии». Надо расширять кругозор.

Самый смешной факт прошел по новостям пару дней назад. Бывший всесильный глава ФРС Бен Бернанке не смог пролонгировать собственный ипотечный кредит. И все почему? Банки там очень независимы в своей политике. Что в конечном счете позволяет балансировать всю систему.

Хотел бы я посмотреть на банк, отказавший в заявке на кредит топ-менеджеру ЦБ.

Вывода два — один грустный, другой смешной:

1. Абсолютная власть развращает абсолютно ©;
2. Зачем платить зарплаты людям, имеющим возможность управлять валютным курсом?

P.S. Если вы серьезно верите в независимость ЦБ, то зря теряли время на чтение моего опуса.

Напоминаю, что после 1.01.2015 должны умереть более 140 банков с капиталом менее 300 млн рублей.