Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Виталий Калугин: «Калина» + инсайд = любовь?

3 июля 2013, 16:36
Колонка
Виталий Калугин: «Калина» + инсайд = любовь?
Фото: Дмитрий Горчаков, архив 66.ru
Поклонники мелодрам могут расслабиться — нет тут никакой любви. И не было никогда. По моему скромному мнению. Или как принято в Сети — ИМХО.

Агония глубокоуважаемой ФСФР впечатляет. Что им не сидится-то? Все уже решено, штатные расписания должны быть написаны, приказы составлены. И прочее, и прочее. Нет, надо шевелиться на ровном месте. Кому и что они хотят доказать? Что надо департамент ЦБ пообширнее, типа, работы непочатый край. Оклады повыше? Явно ведь понимают, что Эльвире Набиуллиной первые полгода будет явно не до них. Сидели бы и не отсвечивали. Но нет, контора пишет.

Я бы относился к этому с изрядной долей юмора и здорового пофигизма, если честно. Если бы не работал до сих пор в индустрии. И видел бы, что собственный регулятор помогает рынку. Только мешал. Получение лицензии — та еще история. Мало того, что документов полно, так и помурыжат лишнего. Это раз. Штрафы и санкции за не самые большие прегрешения профессиональных участников повысили до какого-то лошадиного уровня. Это два. Капитал компаний загнали в небеса зачем-то. Это три. И это то, что на поверхности. Конечно, в этой ситуации издеваться над беззащитными «тварями дрожащими» есть хватка. Никто не огрызнется. Иначе замордуют проверками да придирками.

Иное дело — сильные мира сего. Манипуляция ценами в Газпроме накануне либерализации? Не слышали. Взлет гособлигаций перед присвоением России инвестиционного рейтинга — да все о'кей! Что там из свежего. Подозрительные полеты за немалое время перед слиянием Роснефти и ТНК-ВР. Это раз. Взлет котировок перед предполагаемой скупкой ВТБ из Катара. Два. А сколько по мелочи. Я могу утрировать, конечно, но рынок очень узкий. Все всё обычно вокруг знают. И если большинство пальцем на кого-то конкретно указать не может, то определить 90–95% вероятность инсайда в движениях цен могут почти все. Иначе не выживают. А остались на сегодня только самые стойкие.

Так если ты не можешь укусить никого с «толстой» визиткой, то не унижай себя поеданием бессловесной мелочи.

Что касается «Калины». Свечку не держал, не знаю. Но поскольку постоянно торгую в рынке, то все и всегда взвешиваю в терминах вероятности и рациональности.

Первое. Маловероятно, чтобы очень профессиональная команда, собранная Тимуром Горяевым, делала ошибки на уровне начинающего трейдера. Ну не верю я, что такие компетентные люди могли так глупо себя вести, как декларирует ФСФР. Что за много времени до поглощения и якобы даже на свое имя и на имя аффилированных лиц пошла скупка. Тупость неимоверная, абсолютно нерациональная. Особенно если к этому времени существовали хоть какие-то официальные документы о поглощении. Если нет — умойтесь.

Второе. На рынке всегда торговались сущие крохи акционерного капитала. Просто копейки. Так что любой человек с миллионом долларов мог подвинуть рынок. И некому было бы его остановить. Ведь в шорт «Калину» никто не давал. По-моему. Очень вероятно, что кто-то мог скупать акции, только догадываясь о сделке, без явного инсайда. И не его вина, что рынок тонкий.

Третье. Рынок всегда ждал процесса продажи бизнеса. Еще до кризиса общим местом на рынке было мнение о том, что «Горяев и Со» растят бизнес под продажу западным грандам. Более того, я сам помню свои комментарии на эту тему в прессе. В далеком 2007-м. Все этого ждали. Кто-то мог сыграть на опережение. Очень вероятно.

Четвертое. Опять же свечку не держал, но аккумулирование всего пакета с биржи могло быть условием покупателя, чтобы потом не возиться с офертами и разрешениями ФСФР и ФАС. Надо сказать, что факт продажи никого не удивил. Удивила цена, это да. Вдвое дороже рынка. Но, с другой стороны, если на рынке торгуется даже не 5% капитала, то судить по этим торгам о стоимости всего бизнеса смешно. Бизнес стоит столько, сколько стоит контроль над ним. И не важно, что там в текущей котировке. Это тоже очень вероятная вещь.

Dura lex sed lex. Это работает, только когда универсально. Вот когда Мэдоффа посадили на пару сотен лет за пирамидинг и Колесниченко на 7 лет в России, это уже показатель. Когда владельца хедж-фонда в Ню-Йорке поймали на инсайде, то усадили на 11 лет и штраф в 93 миллиона долларов присудили. И это еще легко отделался. В России же до сих пор не было ни одного уголовного дела по инсайду. Ну о чем мы говорим?
Когда регулятор вместо четкого обвинения — кто, когда, с кем, на сколько нагрели остальных участников торгов — мутно намекает на каких-то топ-менеджеров «Калины» и какие-то офшоры, ей богу, становится неловко. Нет зубов — не кусай. Просто рычи.

Если итожить, то по принципу бритвы Оккама предположу, что весь пар — ради свистка.

Желающим скажу, что никаких интересов и контактов в «Калине» не имел, не имею и иметь не собираюсь. Что касается инсайда и прочего манипулирования в частных интересах, то это зло, страшное зло. По моим представлениям, прозрачность нашего рынка повысит его капитализацию в три-четыре раза. Только из-за того, что все будут верить, что ни один человек не сможет на него влиять. Еще раз: НИ ОДИН. Кроме регулятора, конечно. Но это и не человек.

Но сегодня, если бороться с инсайдом всерьез, рынок придется закрыть. На нем и так уже мало кто остался. Кому нравится играть в казино, где все карты меченые? И опять — ИМХО.