12 сентября 2012, 13:57

Виталий Калугин: О вреде граждан для ВВП России

Мы все воображаем себя значимыми для страны, но, скорее всего, заблуждаемся.

Купил я с наступлением майского тепла себе двухколесного друга. Велосипед то есть. Впервые лет за 25, наверное. Последний раз у меня он был еще в школе. С тех пор все пешком да пешком погулять.

Кстати, продавцы спортивного магазина утверждали, что такого велобума они никогда не видели. Охотно верю, так как сев на велосипед, заметил, что вокруг полно таких же желающих поддержать форму и прочее здоровье. Настолько много, что пешеходы недовольно косятся (и правильно, кстати, ПДД запрещает ездить по тротуарам) да автомобили раздраженно сигналят, хотя вроде едешь себе вдоль обочины вплотную. Завидуют, наверное, что пробок для велосипедов нет. В итоге приходится постоянно выбирать: тротуар без риска для жизни или дорога.

И надо же такому случиться, что почти тогда же натолкнулся в интернете на байку про экономику и велосипед. В вольном пересказе примерно так: велосипедист не пользуется машиной, то есть не тратится на бензин, техническое обслуживание и страховку. Но при этом не создает рабочих мест и продаж товаров. Он чаще всего здоровее остальных, то есть не ходит по врачам, тем самым не давая им работу. Часто не имеет вредных привычек, не употребляет спиртное и сигарет, отнимая у бюджета акцизы и налоги. Иными словами, велосипедист не повышает ВВП государства.

Если обобщить, то придется признать, что нет ответа на вопрос: зачем мы государству?

Задайте самому себе вопрос этот и убедитесь, что на него нет ответа. Вернее есть, но очень простой и очень неприятный. Мы, каждый конкретно и целые социальные группы, лишь ненужные нахлебники. Никто это не скажет напрямую, но это так. Мы требуем денег из казны, не давая ничего взамен.

Если мы завтра с вами исчезнем, то государство этого вообще не заметит. Ну нет в вас нужды, ни экономической, ни социальной. Если бы была война, то мужчины были бы нужны хотя бы в качестве пушечного мяса, но сейчас мирное время. Более того, ваше исчезновение снимет с государства кучу головной боли. Именно поэтому никто особо не чешется над пытками и убийствами в отделениях, раскрываемость тяжких преступлений не намного выше нуля, наркомафия фактически безнаказанна. На любые преступления против личности смотрят сквозь пальцы. За убийство в США вряд ли дадут меньше 10 лет, а с умыслом — все 25 лет или пожизненно. Массовое убийство — 25 пожизненных. Смешно вроде, но зато знаешь, что государство ценит твою жизнь.

Мы не нужны государству и с экономической точки зрения. Ну что можно поиметь с нашим нижайшим подоходным налогом с наших же мизерных средних зарплат? Ни налог на имущество, ни транспортный, ни иные налоги на граждан не несут определяющего значения для расширенного бюджета. По сути, без разницы, сколько нас: сто пятьдесят миллионов или пятьдесят. На гнилом Западе не так. Там 2/3 бюджетных поступлений приносят налоги с граждан: подоходный, на имущество, на наследство, косвенные налоги на потребление (акцизы и с продаж). Чувствуете разницу в мотивации государства? Там чем больше народу и чем он богаче — тем лучше живет страна. Значит, если элиты хотят быть у власти — они должны обеспечить массовое благосостояние. То есть много-много умеренно состоятельных людей. Иначе в высококонкурентном мире государство не будет котироваться, поскольку просто не будет денег для поддержания внешних амбиций.

Я не про США сейчас говорю — принцип построения бюджета практически идентичный и у всех европейских государств. Даже в Норвегии, у которой одновременно море нефти и высочайшие подоходные налоги, от которых стыдно уклоняться по местным понятиям. Я бы сравнил наши отличия как фундаментальные противоречия между нашей Птолемеевой системой мира, где люди крутятся вокруг государства, и реальной Коперниковой, где государство крутится вокруг людей. Ну, а раз мы не в центре мироздания, то кому какое дело, сколько нас? Хочешь — крутись по орбите, не хочешь — сваливай.

По этому, человекоцентричному, пути идет и Китай, которому сам Бог велел не ценить население. Вы в курсе, что средняя заработная плата в Китае составляет на сегодня 75% от российской? Хотя еще 10 лет назад она была меньше в разы. Учитывая, что цены на питание и прочие потребительские товары там гораздо ниже, средний россиянин по потреблению сравнялся со средним китайцем. Как такое возможно, если за последние 20 лет цена на нефть была ниже 70 долларов считанные восемь месяцев? Как возможно за 10 лет догнать по благосостоянию 1250 миллионов китайцев наших 140 миллионов среднебедных соотечественников? Не сидя при этом на бесконечных природных ресурсах.

Наш бюджет на 70–80% наполняется ресурсными налогами, таможенными пошлинами и НДС. И в этих условиях делиться никому не хочется. Триллионодолларовые потоки в карманы нахлебников? С чего вдруг? Пусть сами выживают. Отсюда имеем нищенские пенсии, школьные стандарты для воспроизводства пушечного мяса, отсутствие стратегии в развитии высшей школы, убогую медицину по принципу «икота, икота, перейди на Федота».

Вы в курсе, что наш бюджет сравнялся по размерам с немецким? С бюджетом одной из самых социальных стран мира. И при этом богатой. Я много слышал про уехавших туда, но никогда — про приехавших сюда.

Отсюда вопрос: почему у нас бюджет — как в Германии, а заплата — как в Китае? Где немецкое качество услуг? Вы мне скажете, что размеры стран разные. Не настолько: население ФРГ составляет примерно 60% от населения РФ. Ответ простой: деньги из нашей страны утекают, именно бюджетные деньги. Причем рост денежного оттока идет по экспоненте.

Подытожим.

Теперь вы знаете ответ на свой вопрос: кто я для государства? Ответ — как в мультике про Простоквашино: «Да никто!».

Но не все так безнадежно. По зрелому размышлению я сделал вывод, что, если государство в нас просто не нуждается, то стране с ее необъятными масштабами мы нужны абсолютно точно. Главное — понять разницу.

P.S. Говорят, Цицерон в конце любой речи говорил: «Карфаген должен быть разрушен».

Тоже не удержусь, чтоб не подразнить оптимистов своими алармистскими фактами. Напоминаю, что в 2008 нефть подешевела вчетверо всего за 5 месяцев. И второе. Мало кто помнит, что в 1991 году Сбербанк был фактически банкротом. Всего 20 лет назад. Сам не проверял, но сведения из доверенного источника.

Чтобы получать лучшие материалы дня, недели, месяца, подписывайтесь на наш канал. Здесь мы добавляем смысла каждой новости.