Раздел Бизнес
24 ноября 2010, 17:44

Владимир Пухов: банковская система России еще не повзрослела

В преддверии 20-летнего юбилея российской банковской системы, редакция 66.ru встретилась за бизнес-завтраком с председателем правления СКБ-банка.

Интервью с Владимиром Пуховым началось с sms лидера группы «Апрельский марш» Михаила Симакова, давнего приятеля банкира. Председатель правления СКБ-банка улыбнулся и зачитал сообщение: «Видел новую рекламу с тобой. Класс!». Беседа явно предвещала быть позитивной.

Но вопросы рекламы мы оставили на десерт. А начали с темы серьезной — особенности современного банковского рынка России.

Пухов Владимир Игнатьевич
Председатель Правления ОАО «СКБ-банк»


Родился 11 июля 1964 года в г. Серове Свердловской области.
Окончил УГТУ-УПИ по специальности «Металлургия стали» и Уральский государственный экономический университет по специальности «Финансы и кредит».

В банковской сфере с 1993 года, ранее работал в Уралвнешторгбанке.
В СКБ-банке с ноября 2004 года. С 2006 года – председатель правления.

Женат, двое детей.
Увлечения: работа и семья.
На завтрак предпочитает: американо и классический чизкейк.

— Владимир Игнатьевич, в декабре мы отметим двадцатилетие российской банковской системы. С каким итогом мы подходим к этой дате?
— Вся российская банковская система сегодня меньше одного крупного европейского банка. Но хотя мы по-прежнему находимся в периоде «детства», за 20 лет становления было сделано многое и сегодня для государства банковская система — это стратегический интерес. Надо понимать, что в России нормативы для кредитных организаций всегда были значительно жестче. С одной стороны, российским банкирам приходится работать в более сложных условиях, с другой — чем больше ограничений, тем выше уровень защиты от рисков. Это помогло нам достойно преодолеть все финансовые кризисы, в том числе
98-й год, и десять лет спустя — в 2008-й.

Вся российская банковская система меньше одного крупного европейского банка. Но за 20-летний период истории российского банковского дела сделано немало.

— СКБ-банк, как ровесник банковской системы России, прошел все те же этапы становления и развития. Расскажите, с какими результатами СКБ-банк встретил свое 20-летие.
— Я пришел работать в СКБ-банк в 2004 году и помню, что в тот период был объем бизнеса 6 млрд. Сейчас — 70 млрд рублей. За пять с лишним лет объемы бизнеса выросли в 12 раз. Это серьезная динамика. Все эти годы мы обгоняли тренд российских банков по всем показателям. И даже в 2009 году, когда вся российская банковская система выросла лишь на 4%, мы вытянули рост до 50%. В 2005 году мы были на 129 месте в стране, сейчас — на 54 месте. Это говорит о том, что мы обгоняем конкурентов. Основа для этого — поддержка со стороны акционеров. В частности, капитал банка вырос с 1 млрд рублей до 8,4, млрд. Это и вложения нашего основного акционера Группы «Синара», и вложения со стороны Европейского банка реконструкции и развития.

Сегодня у нас насчитывается свыше 1,5 млн клиентских счетов, каждую минуту отправляется 2 денежных перевода, каждые 15 минут открывается один расчетный счет. А с помощью программы ипотеки и мы ежемесячно заселяем девятиэтажный дом с четырьмя подъездами.

Расширяя географию, в этом году мы дошли до Калининграда и Иркутска, а в следующем году планируем открыть филиал во Владивостоке. Недавно я посмотрел на карту и сделал интересное открытие: подразделения СКБ-банка находятся в семи часовых поясах. Это значит, что над нашими офисами никогда не заходит солнце. Таковы результаты нашей работы за два десятка лет.

Недавно я посмотрел на карту и сделал интересное открытие: подразделения СКБ-банка находятся в семи часовых поясах. Это значит, что над нашими офисами никогда не заходит солнце.

— Каков ваш прогноз на 2011 год? Стоит ли ждать новых «сюрпризов»?
— Сейчас очень осторожно нужно относиться к результатам кризиса: то ли мы выходим из него, то ли нет. Сейчас многие эксперты опасаются — и я в их числе — делать заявления на эту тему. Но если сейчас все будет хорошо, то конечно, должна наступить фаза оживления экономики. Это означает рост потребления населением, а следовательно, должно произойти увеличение объемов кредитования, что уже наблюдается.

Мы одни из первых вышли на рынок кредитования после кризиса. И с большим удовлетворением хочу отметить, что мы весь год находились в десятке самых кредитующих банков страны. Портфель прирастал с каждым месяцем, более того, в некоторые месяцы мы даже обгоняли Сбербанк, что нас особенно грело. Если так и дальше пойдет, то 2011 год должен быть достаточно успешным. Почему я говорю «если»? Потому что кризис — общемировой, мы видим, что вокруг финансовой политики США ситуация нестабильная. Поэтому если «там» ничего не «взорвется», то и у нас будет рост.

Некоторые отрасли экономики уже поднимаются. Так, государство сосредоточило внимание на строительном секторе. Соответственно, у банков увеличились объемы ипотечного кредитования. Правильное административное регулирование должно привести к оживлению многих отраслей экономики.

Мы одни из первых вышли на рынок кредитования после кризиса. Весь год СКБ-банк находился в десятке самых кредитующих банков страны. Портфель прирастал с каждым месяцем, более того, в некоторые месяцы мы даже обгоняли Сбербанк, что нас особенно грело.

— В самом начале разговора Вы сказали, что российская банковская система находится в стадии детства. Когда же мы «повзрослеем»?
— Сейчас много говорится о проблеме «длинных» денег в экономике страны. Но пока их нет, и не будет до тех пор, пока не будет узаконен институт безотзывных вкладов. Я не сторонник того, чтобы сделать все депозиты безотзывными, но когда все они, по сути, открываются до востребования, это тоже неправильно. В таких условиях выдать кредит на год еще как-то можно, но на 15-20 лет — никоим образом! Получается, мы берем «короткие» деньги, а отдаем «длинные» — это нарушение всех канонов банковского дела. В результате, мы, банкиры, берем на себя риск временного разрыва, а бизнес тем временем задыхается в поисках денег. Экономика — вещь упрямая. Хотим жить лучше — надо чем-то пожертвовать. Я убежден, что вкладчик должен нести ответственность за то, что он дает нам деньги на определенный срок без отзыва. Сегодня он эту ответственность не несет. Не потому, что он этого не хочет, а потому что Гражданский кодекс дает право забрать деньги по первому требованию. В Екатеринбурге в 2008 году по сути обанкротилось три банка. Почему? Потому что вкладчики запаниковали и забрали деньги. Ну, сколько же еще кризисов нам нужно пройти, чтобы не было очередей вкладчиков? Чтобы понять, что форма безотзывных вкладов для экономики страны жизненно необходима? Не хотите — не проблема. Просто тогда ждите следующего кризиса!

Ну, сколько же еще кризисов нам нужно пройти, чтобы не было очередей вкладчиков? Чтобы понять, что форма безотзывных вкладов для экономики страны жизненно необходима?

— Для СКБ-банка реклама всегда была животрепещущим вопросом, ведь вы уделяете ей большое внимание. Как вы относитесь к тому, что Роспотребнадзор и ФАС намерены изменить рекламу банковских продуктов, как таковую? В частности, предлагается обязать банки сообщать в рекламе кредитов не только номинальную ставку займа, но и полную стоимость кредита. При этом, антимонопольщики намерены исключить возможность использования рекламных уловок вроде сносок и мелкого шрифта: согласно поправкам, вся информация должна быть напечатана шрифтом одинакового размера.
— Если нас обяжут, то мы будем это делать. Другой вопрос в том, насколько потребителю это нужно. В свое время законодатели внедрили так называемый показатель ПСК — полную стоимость кредита. Это было сделано для удобства потребителей, но благие намерения привели к тому, что люди просто ничего не поняли. Можно, конечно, показывать человеку огромные формулы, объяснять, что в нее зашиты страхование, комиссии, процент на процент и так далее. Но клиент, не обладающий специальными знаниями о банковском деле, вряд ли что-то поймет. Так и произошло. Для потребителей показатель ПСК оказался слишком сложным для восприятия. В итоге пришло осознание, что лишний раз лучше не связываться, чем пытаться понять сложные формулы и цифры. Поэтому думаю, что новая законодательная инициатива не приведет к желаемому результату.

Идея указывать всю информацию одним шрифтом мне тоже кажется утопичной. Посмотрите на любой рекламный плакат банка, где речь идет о кредитах: масса дополнительных условий по кредитному продукту прописаны мелким шрифтом. А как можно уместить на одной рекламной площади большое количество информации крупным шрифтом? Рекламный плакат превратится в журнальную статью, а ценовое предложение исчезнет как таковое. Я считаю, что куда важнее донести до клиента, что нужно внимательно читать все, что написано в договоре, даже мелким шрифтом. Что касается нас, то мы уже давно не практикуем никаких мелких шрифтов, все условия прописываются в кредитном договоре и озвучиваются специалистом. Мы считаем, это цивилизованный подход.

— Поскольку речь зашла о рекламе, невозможно обойти вашу эпопею с Сергеем Гармашом. Наконец-то вам удалось закопать топор войны и помириться. Как вы воспринимаете всю эту историю: с юмором или с сожалением?
— Мы всегда подходим к рекламе с юмором, и ничего нового в рекламе с Гармашом мы не делали. И сам факт того, что у нас с Сергеем Леонидовичем из-за нее возник конфликт, конечно, неприятен. В этом вопросе у меня две позиции: как у юридического лица, и как у физического. Как банкир, то есть юрлицо, я считаю претензии Сергея Леонидовича к банку необоснованными. Суд подтвердил нашу правоту дважды и формально конфликт был исчерпан. Но лично мне, как физическому лицу, была неприятна эта ситуация, поскольку я очень уважаю Сергея Леонидовича как человека и замечательного актера. В его неожиданном предложении я увидел оптимальный выход из положения. И, к счастью, не ошибся — на днях мы публично поставили точку в этом конфликте.

«Видел новую рекламу СКБ. Класс!» — Такое смс-сообщение пришло Владимиру Пухову в самом начале нашей беседы от лидера группы «Апрельский марш» Михаила Симакова. Реакция на скандальную рекламу, в которой снялся председатель правления, у многих вызвала только положительные эмоции.

— Какова была реакция окружающих?
— Перед тем, как принять окончательно решение, я в первую очередь поинтересовался мнением общественности. Не секрет, что предложение Сергея Гармаша вызвало заметный общественный резонанс. Так, на сайте газеты «Известия» было проведено он-лайн голосование, в котором приняли участие свыше 10 тысяч человек. Абсолютное большинство настаивало: «Сняться в рекламе». Мнения наших сотрудников разделились поровну — на расчерченной пополам информационной доске в главном офисе СКБ-банка каждый желающий в течение нескольких дней ставил галочку «за» или «против» съемки. Только после этого я принял окончательное решение. Пока я видел больше позитивных откликов, чем негативных. По моим наблюдениям, заслужить у участников интернет-сообщества положительный отклик куда сложнее, чем критику.

Жить с улыбкой гораздо легче и приятнее, чем без нее. Это моя жизненная позиция.

— В этой рекламе вы назвали СКБ-банк «первым национальным банком с чувством юмора». Допустим ли юмор в банковском деле?
— Юмор — это хорошо для любого жителя этой планеты. Жить с улыбкой значительно легче и приятнее, чем без нее. Это моя жизненная позиция. То, что мы вынесли эту фразу в качестве слогана на плакат, это наш позитивный многолетний опыт, фиксация нашего поведения. На профессиональном языке это называется позиционированием.

— Отлично, вы заставили потребителя рекламы улыбнуться, но стимулирует ли его это к тому, чтобы стать вашим клиентом?
— Я размышлял на эту тему и пришел к выводу, что люди охотнее пойдут к тому, кто улыбается, чем к тому, кто хмурится и надувает щеки. Своей рекламой мы говорим: приходите к нам — мы зарядим вас хорошим настроением. Но это никак не относится к деньгам: с ними мы работаем серьезно.

Благодарим за проведение интервью и фотосъемки «Венское кафе» Атриум Палас Отеля.
Фото: Виолетта В. Бронникова

Чтобы получать лучшие материалы дня, недели, месяца, подписывайтесь на наш канал. Здесь мы добавляем смысла каждой новости.