Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

«Китайцы 50 лет учились делать сами»: как будут жить торговые центры, когда продавать станет нечего

28 апреля 2022, 08:00
«Китайцы 50 лет учились делать сами»: как будут жить торговые центры, когда продавать станет нечего
Фото: Антон Буценко, архив 66.RU
Торговые площади в Екатеринбурге продолжают пустеть. Пока западные бренды оттягивают решение по работе на российском рынке, отечественные производители и продавцы жалуются на проблемы с логистикой и валютой. И те и другие добиваются уступок по арендным платежам от торговых центров. На круглом столе «Ъ-Урал» представители отрасли попытались зафиксировать положение дел в отрасли и обсудили перспективы отечественного товарного рынка.

Небольшой запас прочности предприниматели сформировали в марте. По словам генерального директора ТЦ «Европа» Марии Крупиной, весну непродовольственные магазины встретили высокими продажами. Встревоженные внешнеполитической нестабильностью россияне штурмовали прилавки в попытках запастись вещами по «старым» ценам. Ажиотажный спрос отметили и российские, и зарубежные производители.

К середине апреля рынок успокоился. Западные бренды поочередно приостановили работу в России. Заморозить пришлось от 8% до 35% от имеющихся торговых площадей в зависимости от конкретного торгового центра. Арендные платежи, по договорам привязанные к выручке, существенно снизились. Упал и трафик.

Зиля Большакова, директор управляющей компании SILA VOLI:

— Ушли наши якорные арендаторы — Nike и Puma. У нас не такие большие площади, и для нас закрытие этих брендов стало болезненным. Поток посетителей упал существенно, и те магазины, которые «стояли на трафике», почувствовали это.

Большакова добавила, что поток покупателей сохраняется в магазинах, где в ассортименте остаются одежда и обувь зарубежных брендов. Пока такие ретейлеры выживают на складских запасах: привезти новые партии из Европы в Россию напрямую практически невозможно. Сейчас отдельные предприниматели, зависимые от поставок из стран Евросоюза, выстраивают логистические цепочки через Казахстан.

Единого мнения по возвращению на российский рынок западных марок в отрасли нет. Прогнозы не решаются делать и в самих компаниях. В российском Совете торговых центров полагают, что из сотни зарубежных брендов на российский рынок вернется чуть больше половины. Но даже такое предположение некоторым бизнесменам кажется излишне уверенным.

«Мы все потребители. Все во что-то одеты, обуты. Надо понимать, что теперь мы этого не купим. Не купим в принципе, по такой цене — тем более. Все, что касается fashion-сегмента — на 95% эти идеи, маркетинг и материалы производятся не в России. То же самое с сырьем. Вся эта отличная торговая инфраструктура, которая на сегодняшний день создана, она излишняя. Будет плохо», — уверен директор УК ТЦ «Гермес» Андрей Шефер.

Также Шефер предостерег от оптимизма по поводу параллельного импорта. Товары, неофициально ввезенные в страну окольными путями, могут оказаться контрафактными и наверняка чересчур дорогими для большинства россиян. Приемлемых альтернатив западным брендам на международном рынке пока не просматривается. Одинаковый скепсис в силу разных обстоятельств у российского бизнеса вызывают и турецкие, и индийские, и иранские бренды.

Дмитрий Сарапульцев, генеральный директор ТЦ «Гринвич» и ТЦ «Пассаж»:

— Турецкие бренды? А что им мешало в России раньше оказаться? Касательно иранских брендов: нет этих брендов. С индийскими история примерно та же самая. Там говорят: «Найдите оператора, который будет у нас покупать эти вещи». Хочет ли кто-то у индийцев вещи покупать? Я не знаю. Может, ситуация изменится осенью. Пока мне сложно привести примеры желающих оперативно зайти на большие площадки, а российским брендам их не освоить. Примеры есть, но пальцев на одной руке хватит, чтобы их посчитать

По оценкам директора ТЦ «Большой» Дениса Пьянкова, российские представители fashion-индустрии пока не достигли необходимой для размещения в торговых центрах стадии развития. Впрочем, качественный товар российский производитель способен представить уже сейчас. Проблемы связаны в первую очередь с тканями и фурнитурой — их везут из Китая и Турции в 95% случаев.

Кроме того, рынок испытывает нехватку обученных работников. «Швеи стали новыми звездами», — признается Пьянков. Зарплаты швей, выкройщиков, конструкторов и других отраслевых специалистов выросли кратно, в отдельных случаях в три-четыре раза. Так к солидным издержкам по материалам добавляются крупные траты на оплату труда.

Денис Пьянков, директор ТЦ «Большой»:

— Производителей много, но они маленькие, и сегодня они вкладывают в продукт. Их задача не площадки строить с дорогой плиткой и освещением, их задача — сделать продукт (хотя бы постараться) не хуже, чем у иностранного производителя. Сейчас им не до площадей: они еле-еле могут 100 метров занять, и это-то для них сложно, потому что у них основные вложения идут в производство, в маркетинг, в контент, в э-ком. О том, какой торговый центр выбрать, они думают в последнюю очередь. Не потому, что не хотят, а потому, что они еще не доросли. Другая стадия эволюции

Так, оказать поддержку некрупному отечественному производителю торговые центры пока не в состоянии. Возможности могут изыскать другие бизнесмены: отраслевики считают, что разместить их товары в рамках единого торгового пространства мог бы отдельный «оператор» (магазин с разными марками в ассортименте). А уже с таким предприятием наладить сотрудничество могли бы непосредственно ТЦ.

«Ну, мы идем в правильном направлении. Китайцы 50 лет тренировались, пока научились делать сами. Надеюсь, в России это будет быстрее», — отметил Пьянков.

  • По данным компании Knight Frank, 160 международных сетей заявили о приостановке своей деятельности в России. Это, в частности: fashion-ретейлеры (21%), продавцы автомобилей (13%) и товаров повседневного спроса (10%).
  • Если большая часть брендов, заявивших о заморозке своей работы в нашей стране, окончательно покинет российский рынок, ТЦ потеряют 30–70% выручки, прогнозировала в начале апреля глава департамента ретейла CBRE Марина Малахатько.